среда, 28 сентября 2011 г.

Время, вперёд!

Двое суток прошли в режиме рваного фильма, склеенного из разных кусков. И как-то особенно быстро. Впрочем, если вспомнить, одни из двух суток и впрямь были короче ажно на семь часов – я ведь летел с запада на восток, отсчитывая часовые пояса в возрастающем порядке. Иногда бывают такие сумбурные и малосвязанные сны. Или это и был сон?

Утро 26 сентября. Здорово напряг Виктора, который вынужден был нянчиться со мной и моим списком покупок на оставшиеся 108 реалов. Впрочем, в город он всё равно должен был везти зятя Диму по банковским делам, а банк, как оказалось, работает с 11. Меня же уже к 13-30 надо было везти в Сан Жозе дус Кампус, откуда у меня был билет на автобус до аэропорта, ибо из Таубате автобус отходил вообще в 11. В общем, побегал сам и погонял хозяев, но в итоге купил почти всё, кроме диска с музыкой для сестры.
Аэропорт. Прибыл к трём часам дня, но регистрация уже шла. С радостью спихнул рюкзак, краем глаза отметив, что он весит уже 18,5 килограмм. Когда летел в Сан Паулу из Фос, он весил 13,5 кило.
Два часа слоняюсь по аэропорту. В магазине дьюти фри нахожу диски, в том числе и а с записями самбы с последнего карнавала в Рио. Дорого, 28 баксов, реал уже столько нет, так что плачу с карточки. Заодно купил себе недостающий магнитик с Сан Паулу.
Самолёт. Мне досталось место в хвосте, там, где ряд из четырёх кресел превращается в ряд из трёх. И как раз посередине. В итоге монитор, который должен быть на кресле передо мной, находится посередине между мной и соседом справа. Да ещё как на грех в эти три места попали три немелких мужика. Кресла, по сравнению с ночными бразильскими автобусами, неудобные. Все трое долго ворочаются, пытаясь как-то приткнуться. Ночью, открыв глаза, я обнаружил, что сосед справа уже сидит на полу, положив голову на кресло и обхватив её руками. Тем не менее, спал довольно крепко. Трансатлантические перелёты почему-то не вызывают никакого пиетета. По моим ощущениям, они вообще не отличаются от ночного поезда из Петрозаводска в Москву.
Утром перевожу часы на семь часов вперёд, на московское время. Кнопки едва нажимаются. Соображаю, что моим часам уже 11 лет.
В Цюрихе вылетаю пулей и кидаюсь в «метро» между терминалами. Спешка напрасна, самолёт на Москву задерживают на полчаса.
Впрочем, сели почти без опоздания. Паспортный контроль тоже прошёл быстро – все почему-то сгрудились в одну будку, а в остальные народу почти не было. Прошёл в итоге без очереди. Багаж дали тоже тут же. Багаж получают всего два рейса: наш и из Ханоя.
Открыл рюкзак. Из него пахнуло бормотухой. Но рюкзак сухой. Неужели пивная банка дала течь? Но разбираться некогда, надо ловить зятя, который должен подъехать на машине и быстро меня забрать, чтобы не платить за стоянку. Время – седьмой час, самое неудобное.
Тем не менее, доехали «почти без пробок». По московским меркам, конечно. На въезде в Москву пробка была та ещё, да ещё и на своротке в Ясенево с МКАДа. За полтора часа докатили.
«Ну, есть ещё час. Выбирай: помыться или поесть макарон?» Поесть макарон, конечно. Всё равно сейчас опять рюкзак на горб, да на вокзал.
Перебираю рюкзак. Увы, это не пиво. Грохнулась бутылка хорошей кашасы. Против неё сыграло то, что она была большая и не шибко прочная, а лететь надо было с пересадкой, то есть рюкзак швыряли вдвое больше. Увы, в ручную кладь её сдать было нельзя. Но я и так часто отправлял спиртное в багаже, а это первый случай, когда у меня что-то разбилось. Вещи, по счастью, не намокли, ибо она была завёрнута в махровое полотенце, впитавшее всю влагу. Придётся кое-кому обойтись без кашасы в подарок.
Вручил диск и тарелки сестре. Сестра довольна, как слон.
В девять выхожу из дома, мне катить из Ясенева на Ленинградский вокзал. Как назло, у ыасов вдруг начинает пропадать индикация. И так же внезапно появляться. Батарейка что ли садится? А у меня как раз цейтнот. На поезд успеваю буквально за десять минут до отправления.
Купейный вагон. Купе заполнено на ¾. От рюкзака по прежнему пахнет бухлом, так что соседи косо посматривают на рюкзак, меня и мой покрасневший на бразильском солнце нос.
В комплект белья входит пододеяльник. Запихнуть в него одеяло оказалось не так просто. Ложусь спать, соображая, что по бразильскому времени сейчас только пять вечера. Тем не менее, засыпаю.
Утро. Въезжаем в Карелию. За окном утренняя хмарь и пожелтевшие берёзки. В Петрозаводске +8 градусов. Сажусь на троллейбус.
Дома. Занавес. Путешествие окончено.

Комментариев нет:

Отправить комментарий