среда, 11 ноября 2020 г.

Древлянка II, осень 2020

Разбавляю позднеосенне-зимнюю паузу в блоге репортажем со строек Древлянки-II. Обычно я делал такие репортажи с разницей в полгода, в апреле и в октябре, перед тем как уехать в отпуск, но в этом году КОВИД сдвинул весенний репортаж ажно на июнь. Отпуск в этом году из-за того же КОВИДа пропал, но слишком затягивать с репортажем я не стал, ибо день становится всё короче, и снять стройки становится всё труднее. Вот и сейчас значительную часть пришлось снимать при низком солнце, почти скользящем над горизонтом, так что значительная часть объектов уже находилась в тени.


По счастью, хотя бы дни солнечные наметились. Снимал в два приёма, 8 и 10 числа. Начал с Древлянки-9, конкретно с детского садика, который в сентябре, наконец, приняли в эксплуатацию. Раньше я его снимал исключительно со стороны улицы, а вот теперь снял «со двора».

вторник, 20 октября 2020 г.

Почему в России нет прозападных партий?

Вообще этого поста не должно было быть. Во-первых, вся политота у меня давно убрана в микроблог, где её вообще никто не читает. Во-вторых, чего уж гордиться, написал несколько страниц каких-то банальностей. Но как-то этот текст родился сам собой после того, как я в очередной раз начитался своих зарубежных френдов в Фейсбуке. Просто сел и написал. А я люблю тексты, которые рождаются сами собой – хочется верить, что это что-то идущее от вселенной. Так что выкладываю тут.


-Если человек прозападный, то он дебил?
-Ну, честно говоря, да…

©Татьяна Монтян

Мой дорогой друг. Возможно, ты родился уже в XXI веке, и тебе только недавно исполнилось восемнадцать или даже шестнадцать. Школа закончилась, и из мира, где всё решали папа и мама, от трансформеров и Микки-Мауса тебя бросило в нашу российскую действительность, где ты обнаружил, что чиновники воруют, а полицейские избивают. А может ты всю сознательную жизнь провёл в сытой спокойной стране, с налаженным снабжением, в том числе и снабжением политическими инструкциями, о которых должен думать не ты, а посольство США, и где самая страшная проблема – сжигание полиэтилена. Ты напуган Россией и озадачен почему же в Этой Стране всё не так? По телевизору и в интернете хорошо одетые дяди объясняют, что всему виной субъективные факторы в лице злого Путина, подменяющего бюллетени, и как только он исчезнет, всё в России станет так же хорошо, как в Польше? Я попробую тебе объяснить, как оно на самом деле.


Конечно, в действительности, такие партии в России есть, а у них есть свои цветные журналы, радио, и даже телевидение, не считая огромного количества площадок в интернете, от твиттеров до новостных порталов. И ещё у них есть лидеры, которые периодически появляются в политической скандальной хронике. По тому, сколько внимания им уделяется средствами массовой информации, особенно зарубежными, можно подумать, что они чрезвычайно влиятельны, и что Путин их боится. Однако, на самом деле это не так, и политический вес прозападных (то есть, в истоке – проамериканских) партий близок к нулю.

А ведь всего тридцать лет назад у нас было всё так же, как и в других восточноевропейских странах. Страна только что избавилась от диктатуры коммунистической партии и от плановой экономики. У нас не только существовали проамериканские партии, но даже премьер-министры от проамериканских партий. Конечно, идейных сторонников Запада было не так много, но идейные – это всегда меньшинство. Важнее, насколько привлекательны оные партии будут для широких масс народа.

пятница, 16 октября 2020 г.

Мюзикл «Садко»

Ну а теперь гвоздь программы. Так сказать, аттракцион номер один. Как только мне в башку стукнуло использовать выходные на поездку в Новгород, я, естественно, полез на туристический портал города, посмотреть, что там за мероприятия на эти выходные ожидаются. И тут же нахожу здоровый баннер, «Фолк-рок мюзикл «Садко». Ну, не сказать, что я большой знаток и любитель мюзиклов – в основном моё знакомство с ними ограничивалось эпизодами в сериалах, где кто-то кого-то на мюзиклы водил. Да и не очень это распространённый у нас жанр. Но пометку для себя сделал. Слазил посмотреть, почем билеты. 1200 рублей. Терпимо. На месте узнал, что 200 рублей можно сэкономить, ибо по центру Новгорода, в частности, у Горбатого моста ходят молодые люди в национальных костюмах, которые раздают флаеры, по коим в кассе самого мюзикла положена скидка в 200 рублей. На беду, правда, когда я их встретил, у меня билет уже был. Его я купил в «Красной избе», ну а можно купить и вовсе в интернете.


«Садко» позиционирует себя как «уличный театр». На мой дилетантский взгляд это немного не так. «Уличный театр» - это нечто вроде французского шоу «Ремю менаж», на котором мне прошлой весной доводилось побывать в Красноярске во время универсиады. Но «Ремю менаж» — это, действительно, шоу, происходящее где-то на городской улице, без определённого сюжета, скрепленное только каким-то эстетически-визуальным решением. «Садко», хоть и происходит под открытым небом, но на специально оборудованной площадке, имеет строгий сюжет и либретто, и идёт оно ажно два часа. Впрочем, определённое сродство даже с «Ремю менаж» вполне можно углядеть. Площадку театра «Садко», расположенную на берегу Волхова у южной стороны Ярославова дворища, рядом с гостиницей «Россия», я уже показывал в соответствующем посте снаружи со стороны реки. А вот так оно выглядит изнутри. Зайдя вовнутрь, оказываешься в огороженном дворе со сценой и бутафорскими городскими укреплениями. За спиной – зрительные места примерно на триста человек в амфитеатре под навесами. Площадка, кстати, используется не только для шоу, в дневное время тут работает так называемая «Ремесленная слобода», где можно поучиться плести кольчуги, печатать на старинном типографском прессе или ковать ножи. На слободу я, правда, не ходил, так что тут ничего рассказать не могу.

понедельник, 12 октября 2020 г.

Вечерний Новгород

Ну а теперь отдельное романтическое удовольствие – прогулка по вечернему Новгороду при свете фонарей. В предыдущие посещения я этого был лишён, поскольку гостил в Новгороде в мае-июне, когда над Севером распускаются белые ночи. Другое дело – начало сентября. Ещё тепло, но тихо, и уже можно видеть звёзды на небе. Ну как же без Новгорода в подсветке?! Подумал я и взял с собой штатив.

Прогулка начинается с самого центра города. Памятник «Тысячелетие России». Небо ещё не совсем стемнело.

пятница, 9 октября 2020 г.

Людин конец

Сойдя с теплохода, я направился обследовать участки к югу от Детинца, где расположены несколько ещё не виданных мной объектов, в том числе, внесённые в список Всемирного Наследия ЮНЕСКО. Исторически данное место называется «Людин конец», и это название известно ещё с XII века, во всяком случае, именно к нему относится берестяная грамота №954, от неких Жирочка и Тешка к некому Вдовину с обвинениями в «пошибании» свиней,  на которой содержится фраза «А еси посоромилъ коньць въхъ Людинь» («А ты опозорил весь Людин конец»). Конечно, ни к какой Людмиле, ни к концу её жизни или чего там ещё, тут отношения нету. Слово «конец» в средневековом Новгороде обозначало городской район, и таких районов в городе выделялось пять, три на Софийской стороне и два – на Торговой. Ну а слово «Людин», хотя и напоминает нам Лизин пруд, является притяжательным от старорусского «людИнъ», обозначающее незнатного городского жителя, мещанина. Производным от сего термина является сохранившееся до нашего времени слово «простолюдин». Ну, в общем, к югу от Детинца селилось простое городское мещанство, что и сохранилось в имени района.

По пути проходим южный конец Новгородского кремля с двумя башнями. Некогда на юго-восточной стороне была ещё третья башня, Борисоглебская, но она рухнула ещё в XVIII веке вместе с частью стены. В XIX веке стену восстановили, но башню восстанавливать не стали, хотя потом, в советские годы такие проекты и были. Сохранившаяся башня на южном окончании крепости называется Дворцовой. Никакого дворца, правда, там не было, а название ввели только в 1913 году. Устоялось, что поделать.

воскресенье, 4 октября 2020 г.

По Волхову

Прикидывая программу пребывания в Новгороде на выходных, я держал в уме несколько возможностей. Например, я не был ещё в Антониевом монастыре, внесённом в список ЮНЕСКО, и не ездил в Хутынь. Но подумав, решил оставить эти опционы на будущее, а пока для начала прокатиться по Волхову на теплоходе, а то раньше я как-то на них всё не попадал.
Волхов – легендарная река новгородских былин. Я его много раз переезжал на поезде, но поскольку было это исключительно ночью, то долгое время не видел. Ну а прошёлся по берегу только в позапрошлом году. Волхов не столь длинен (чуть более 220 километров), но это самая длинная река, впадающая в Ладогу [хотя нет, река Сясь оказалась длиннее - 260 километров]. Впрочем, по объёму воды он всё-таки уступает Свири, соединяющей Ладогу с Онегом. Протекая по равнине, он имеет перепад высот всего около 13 метров (я, идя на работу, опускаюсь за пару километров пути на большую величину), так что у него есть одна легендарная способность: в годы низкого уровня Ильменя и высокой воды в Ладоге он, якобы, течёт вспять, с севера на юг.


Посадка на экскурсионные теплоходики осуществляется прямо у стен Кремля, к северу от Горбатого моста. К югу, как нетрудно заметить, расположен пляж.

вторник, 29 сентября 2020 г.

Вечерний Петрозаводск

Снимать вечерние города я начал относительно недавно, когда стал осваивать съёмку со штативами. Конечно, свой город я снимать к этому времени уже закончил, ожидая подходящего повода. И вот повод есть, даже два. Во-первых, у нас в этом году столетие Республики Карелия, точнее Карельской Трудовой Коммуны. С празднованием юбилея, правда, не вышло из-за коронавирусной чехарды: сперва перенесли на сентябрь, потом вовсе отменили, но, по крайней мере, город несколько подрихтовали и подштукатурили. В частности, особо выдающиеся здания в центре покрасили, сменили вывески на более аккуратные, а иногда сделали и подсветку. И тут, правда, не без ляпсусов. Сентябрь проходит, а ремонт всё продолжается. Ну а во-вторых, в конце сентября, наконец, в Петрозаводск заглянуло бабье лето. Стало быть, несколько тёплых погожих, но, что важно, тёмных вечерков, ведь большая часть тёплого сезона в Карелии приходится на белые ночи, так что ни о каких вечерних снимках тут говорить нельзя. В общем, схватил я фотоаппарат, штатив, да пару вечеров погулял по городу, снимая вечерние виды. Поставьте на проигрыватель Песню фонарщиков, наслаждайтесь тихим осеннем вечером в тихом северном городе.


Первое, с чего я начал – здание вокзала. Его капитально отштукатурили и покрасили, и даже сменили шпиль с потускневшей звездой, которая теперь блестит, как выступление Путина. А вот с красными буквами на фасаде ИМХО они не очень угадали. Тут ещё ладно, а вот со стороны перрона есть длиннющая надпись «город воинской славы». На хрена?

вторник, 22 сентября 2020 г.

Коба

Не, сегодня речь пойдёт не об Иосифе Виссарионыче, и не о Концепции Общественной Безопасности. Мой рассказа об ещё одном заброшенном городе майя, последнем из девяти, посещённых мной, да и вообще последнем из посещённых мной на Юкатане объектов. Кобá (ударение на последний слог) – место не столь знаменитое, хотя и довольно популярное, поскольку расположено не так далеко от запруженной туристами Ривьеры Майя, примерно в 44 километрах к северо-западу от Тулума. А ведь когда-то это был довольно славный город, чьё население в период расцвета, приходящегося на VII-IX века нашей эры, оценивается примерно в 50 тысяч, а может, даже и больше. Это, конечно, меньше, чем население Тикаля или Караколя, но больше, чем у Чичен-Ицы. Кстати, именно с расцветом расположенной в девяноста километрах отсюда Чичен-Ицы связывают упадок Кобы. Тем не менее, Коба, в отличие от Чичен-Ицы до прихода испанцев дожила, и покинута была только где-то в середине XVI века. Ну а дальше долгое время про неё ничего известно не было. Расположена Коба в довольно глухом углу, первая информация о ней достигла ушей мексиканских властей где-то в1840 годах. Однако, тут как раз грянула война каст, в результате чего посетить развалины, находящиеся в глухом лесу стало окончательно проблематично. Тем не менее, в 1882 году тут побывал директор Музея Юкатана Пеон Контрерас, а в 1893 году исследователь майя Теоберто Малер, который даже делал какие-то фотоснимки. Первая научная публикация, описывающая руины Кобы, сделана археологом-любителем ирландского происхождения Томасом Ганном только в 1926 году. В джунглях открыли сеть сакбе, «белых дорог», затем открыли заброшенные алтари, стелы и даже большие пирамиды, которые эти сакбе связывали. В начале 1970-х раскопки резко активизировались, поскольку к Кобе проложили асфальтированную дорогу. В общем, к 1990-м годам, когда произошёл бум развития туризма в Кинтана-Роо, всё было готово, чтобы запилить тут ещё один туристический объект. В наше время Кобу посещают десятки тысяч человек в год.


В некоторых русскоязычных источниках указано, что в Кобу можно только в сопровождении гида. Это враньё, очевидная цель которого – продажа туров с сопровождением. Единственная сложность, которая имеется для гостя Тулума – автобус из Тулума в Кобу ходит всего один раз в день, туда – утром (в прошлом году это было около 7 утра, но расписание меняется), обратно – в районе трёх часов дня. Автобус проходящий, начинает он движение то ли от Четумаля, а то ли от Бакалара и идёт в уже нам знакомый Вальядолид, так что у меня даже возникала мысль ломануть после Тулума опять в Вальядолид на денёк. Собственно, посёлок Коба находится в стороне от трассы, связывающей Тулум с пригородом Вальядолида Чемаш. Тут-то мне вспомнилось, что в самом начале, когда я ехал по бесплатной дороге из Канкуна в Вальядолид, указатели на Тулум меня сопровождали почти всю дорогу.
Посёлок Коба стоит на берегу небольшого одноимённого озера, что согревало мой карельское сердце. Если помните, водоёмов на Юкатане вообще мало – все водотоки и водосборы тут находятся под землёй. Но вот в районе Кобы имеется сразу несколько озёр. Озеро Коба продолговатое, примерно 500 на 800 метров, с берегами, заросшими камышами (что там растёт на самом деле – не знаю, но не тростник, который обычно называют «камышами» у нас). Чтобы попасть из посёлка, где останавливается автобус, как раз надо пройти берегом озера, вдоль которого выстроены мостки.

четверг, 17 сентября 2020 г.

Тулум древний

Осень. В Карелии сегодня пасмурный дождливый день. На сегодня метеорологи обещали 20 миллиметров осадков, ну, вот с ночи и поливает. Температура воздуха где-то 10-12 градусов. Сидя, и перебирая фото из прошлогоднего вояжа, с трудом веришь, что где-то есть солнце, пальмы и лазурная вода Карибского моря. И не далее, как вчера вездесущий портал Lonely Planet принёс новость, что в Мексике после карантинного перерыва для посетителей открывается ряд местных археологических памятников. Одним из открытых памятников стала археологическая зона Тулум, про которую я как раз собирался нынче рассказать.


Развалины майя под названием Тулум – вроде бы, не шибко примечательные. Они не поражают масштабностью, не очень древние и не имеют статуса памятника ЮНЕСКО, довольствуясь статусом национального памятника культурного наследия. Тем не менее, сказать, что этот объект ничем не отличается, нельзя. Как раз наоборот, у него столько отличительных черт, что никакого сомнения в уникальности Тулума уже не возникает, так что про эти черты мы будем воспоминать в ходе нашей прогулки неоднократно.
Одной из важных отличительных черт является то, что Тулум, в отличие от других городов майя был обитаем практически вплоть до прибытия на Юкатан испанцев. Первыми европейцами в Тулуме оказались пленники с разбившегося недалеко отсюда в 1511 году испанского корабля, парадоксальным образом, это был первый майяский город, который увидел белый человек, но который самими испанцами так завоёван и не был. В 1518 году Тулум увидели с моря другие испанцы, что было отмечено в записках духовника Хуана Диаса, отметившего, что «перед закатом солнца корабль проплыл мимо столь обширного города, что в сравнении с ним даже Севилья показалась бы не особенно достопримечательной и красивой». Ну. не знаю, какова была Севилья XVI века, но тут надо учитывать, что в славном индейском городе гишпанские моряки отчего-то бросать якорь убоялись, так что рассмотреть его как следует могли навряд ли. Странным образом о том, что было с Тулумом дальше, неизвестно ажно до середины XIX века. Уже отгремели наполеоновские войны, Мексика получила независимость от испанской короны, уже Пушкина убили на дуэли, а только в 1840 году некий Хуан Гальвес прошёл малонаселённое побережье нынешнего Кинтана-Роо, где, в частности, обнаружил заброшенный (да, уже заброшенный) индейский город под названием Тулум. Тут бы уже и начаться истории его обследований заради интеграции в мировую историю, и они даже и начались, но, как назло, уже через несколько лет грянула война каст, поводом к которой было помянутое мной ранее чудо: в деревушке Чан заговорил деревянный католический крест, призвавший выгнать захватчиков с земли майя. Так деревня Чан стала столицей фактически независимого индейского государства Чан-Санта-Круз. И держалось оно довольно долго, чему способствовали поставки из Британского Гондураса денег и оружия, а взамен индейцы позволяли англичанам рубить всё то же кампешевое дерево, которое стало причиной возникновения Белиза (и чего это везде, где начинаются беспорядки и сепаратизм, торчат английские уши?). Впрочем, в 1870 году повстанцы атаковали и своих британских спонсоров, захватив знакомый нам Коросаль, а также городок Ориндж-Уолк. В 1893 году Великобритания подписывает с Мексикой договор, по которому признает за последней суверенитет над всем Юкатаном, кроме Белиза. Причина этому — британские инвестиции в экономику Мексики и заинтересованность в хороших отношениях с ней. Граница Белиза со страной Чан-Санта-Крус была закрыта. Это было большим ударом для индейцев, так как торговля с англичанами являлась единственным источником боеприпасов. Однако, разгромить Чан-Санта-Крус, взяв их столицу, которая ныне называется Фелипе-Карильо-Пуэрто (можете найти её на карте) мексиканским властям удалось только в 1901 году. Индейцы не сдались и тут. Священные реликвии в виде трёх говорящих крестов были перенесены в глухое место на северо-востоке. Да, вы угадали. В Тулум. В те самые руины, поскольку нынешний Пуэбло де Тулум (о коем я рассказывал в прошлый раз) возник только в  конце ХХ века. Восстание говорящих крестов фактически закончилось только в 1935 году, когда вожди майя подписали в Мехико перемирие с властями страны. Ну а кресты так и остались в Тулуме вплоть до 1952 года, когда их увезли в деревню Чумпон, где они и находятся до сих пор. Но раз в год их на неделю в Тулум всё-таки привозят. В какое время года, я правда, так и не нашёл. Ну да ни к чему зевакам прикасаться к чудесам национальной борьбы. Говорят ли кресты по прежнему? Ну, ребят, чудеса на то и чудеса, чтоб их видели немногие. Слышать, как кресты говорят, могли только несколько жрецов, которые уже давно померли.

суббота, 12 сентября 2020 г.

Тулум новый

Сегодня мы двигаемся на север от Белизa и возвращаемся в мексиканский штат Кинтана-Роо, где когда-то в Канкуне и начиналась наша юкатанская кругосветка. Как я двигался во время самого путешествия – можете прочитать в путевых заметках. Ну а тут мы уже начинаем непосредственно с Кинтана-Роо. Если посмотреть на карту, то сам Кинтана-Роо является как бы продолжением Белиза на север. Его западная граница со штатом Кампече продолжает границу Белиза и Гватемалы. Ну а восточной границей обоих территорий является карибское побережье. Самым большим городом Кинтана-Роо сейчас является уже посещённый нами курортный Канкун, но столица штата вовсе не Канкун, а небольшой Четумаль, расположенный на другом конце штата, на самой белизской границе. Да и вообще крупных городов тут нет. Я уже поминал тот факт, что Кинтана-Роо имеет очень большую лесную площадь, намного превышающую облесённость Карелии. Это связано с тем, что населённость в исторический период тут была весьма низкая, так что статус штата Кинтана-Роо получил только в 1974 году. Это, в свою очередь, связано с рядом причин, в том числе и малярией, распространённой в манграх и болотах побережья. Но в ХХ веке ситуация изменилась. На побережье стали расти города, в пляжи начали привлекать туристов. Часть берега, например, национальный парк Сиан Ка’ан (межлду прочим, тоже памятник Всемирного Наследия) до сих пор занято природными комплексами. А вот древних поселений тут не так много. Хотя исключения есть, и о паре из них и будет речь в оставшихся постах юкатанского цикла.


Одно из таких мест – городок Тулум примерно в 120 километрах на юг от Канкуна. Ещё лет тридцать назад это была небольшая деревушка на трассе 307, соединяющей Канкун с Четумалем. Отсюда совсем недалеко до уже знакомого нам Вальядолида, ну и Канкун, как видите, в пределах ближней досягаемости. Расцвет туризма на восточном берегу Юкатана, принесший эти местам имя «Ривьеры Майя», всё изменил. Тулум как раз был удобной точкой: кроме пляжей на побережье тут были руины старинного порта (редкий случай – обычно все города майя были в глубине материка) майя, остававшегося обитаемым вплоть до XVI века (ещё более редкий случай). К нашему времени Тулум уже представляет собой городок с населением около 18 тысяч человек. Как ни мало, но это шестой по величине город в Кинтана-Роо. Как и в Канкуне, тут есть курортная зона с отелями подороже непосредственно на побережье, и собственно, само «пуэбло», где цены несколько попроще. Между прочим, тоже имеющее статус «Pueblo Magico».

понедельник, 7 сентября 2020 г.

Новгородские выходные 2020

В географическом смысле, жителям Петрозаводска повезло. Тем, кто не любит сидеть на одном месте, есть хороший выбор, куда податься на выходные. Недалеко Соловки и Кижи, на расстоянии ночной поездки – Москва и Питер, да и временно недоступные Хельсинки не столь далеко. Однако ж по соотношение качество/цена, по-моему, вне конкуренции одно, пока ещё не самое популярное направление: Великий Новгород. Для меня Новгород стал последним крупным открытием и сейчас он прочно внедрился в список моих любимых городов, потеснив забытую Прагу и труднодоступный Куско. Тёплая ламповая атмосфера, живая история, выраженная в куче памятников и отличная инфраструктура - что ещё надо для интересного объекта путешествий? Обычно в Новгород я выбираюсь на выходные где-то в начале лета, когда сезон тепла только начинается. В этом году, увы, из-за карантина всё пошло кувырком. И когда перспектива просидеть весь год в Петрозаводске стала обретать конкретную реальность, я обнаружил, что в Новгороде в этом году я не был. Ну а тут как раз на первые выходные сентября прогноз пообещал тёплую, почти летнюю погоду, и я понял, пора действовать.


Садко, недолго думая, собрал свой чемодан. В смысле, за день до выезда я купил билеты и забронировал гостиницу. Чудесная электричка из Петрозаводска в Псков через Новгород всё ещё бегает, и билеты на неё купить всё так же просто. Больше того, сейчас при покупке билета туда и обратно дают неплохую скидку, так что проезд в оба конца мне обошёлся всего в 1310 рублей.

среда, 2 сентября 2020 г.

Коросаль, город у границы

Я совсем не говорю, что в Белизе вообще ничего интересного нет. По сути, тут есть весь тот же набор, что в соседних странах: экзотическая тропическая природа, Карибское море и руины цивилизации Майя. Есть даже уникальный объект, являющийся единственным памятником Всемирного Наследия в стране: Белизский Барьерный риф, второй по величине барьерный риф в мире после всем известного австралийского Большого Барьерного рифа. В составе этого памятника входит и всемирно известная Большая Голубая Дыра, по сути, огромный затопленный морскими водами сенот, типа тех, что я видел в Мексике. Дайверы, правда, довольно часто пишут, что привлекательность Большой Голубой Дыры весьма преувеличена, но в целом системам Барьерного рифа должное отдают. Увы, если вы не занимаетесь дайвингом (а я, например, им не занимаюсь), это автоматически снижает привлекательность Белиза на порядок. Ибо тут, как я и сказал, всё то же самое, что у соседей, но дороже, опаснее и хуже развита инфраструктура. Изначально, собираясь проехать за три дня через Белиз, я планировал три остановки: Сан-Игнасио, Белиз-Сити и уже на выезде, Коросаль. Доводка плана начала приносить неприятные известия. Я легко и быстро нашёл гостиницу в Сан-Игнасио за 13 американских долларов, а вот в крупнейшем городе Белиза, увы, ничего вообще дешевле 35 баксов не было, и большая часть предложений вообще начиналась уже после 50 долларов. Обычно я в таких случаях плюю и ищу вариант на месте, но тут меня уже припугнули описания местной переступности, кочующие из путеводителя в путеводитель. Де, по даунтауну ещё ходить можно (в светлое время суток), но вот за его пределы, и в частности, с автовокзала – перемещаться строго на такси. В итоге решил, что не так уж интересна эта бывшая столица, и я, переночевав в Сан-Игнасио дважды, ломанул прямо в Коросаль.


Коросаль – городишко на морском побережье в нескольких километрах от мексиканской границы. Собственно, он и был основан в середине XIX века беженцами из Мексики, спасавшихся под британской короной от Войны Каст. Если в Сан-Игнасио население чуть более 20 тысяч, то тут нет и 10 тысяч. В общем-то, это дыра, и отнюдь не Большая Голубая, славящаяся негостеприимным населением. Дело в том, что Коросаль является основным местом притяжения визаранеров со всего Кинтана-Роо. Для тех, кто не знает, что такое визаран, поясняю. Имеется публика, которая может приехать на пожить в какую-то безвизовую тёплую страну, например, в Мексику. Беда в том, что такое безвизовое пребывание ограничено по времени, для дальнейшего пребывания требуется виза, и не везде её можно получить на месте. В итоге гражданам приходится выезжать через границу в соседний город, где есть консульство, оформлять визу и ехать назад. Видать, среди этой публики было многовато граждан неблагонадёжных, так что белизские власти стали с этим делом бороться. В последнее время с въезжающих на территорию Белиза из Мексики требуют бронь гостиницы, не менее, чем на три ночи. Да, гостиницы в Коросале тоже низостью цен не поражали. Тут уже пришлось забронировать отель за 45 долларов США, а после распечатки брони, её тут же аннулировать. В назначенный день я двинулся через весь Белиз с пересадкой в Коросаль. По пути проехал семь из десяти крупнейших городов Белиза, посмотрел типа страну.  В Коросаль прибыл после обеда. Вот такой коросальский автовокзал. Видите знакомые бывшие школьные автобусы, которые ходят, в основном стандартным маршрутом, в Белиз-Сити. Некоторые продолжают идти до мексиканского Четумаля. А некоторые идут до столицы страны Бельмопана, перейдя с северного на западный маршрут.

воскресенье, 30 августа 2020 г.

Город Каменной Девы

Ну а теперь о майя. Естественно, майя жили и на территории нынешнего Белиза. Точнее, и сейчас живут, хотя почему-то автохтонными местных майя в Белизе не считают – типа это потомки мексиканских и гватемальских эмигрантов. Но вот остатки древних городов в Белизе тоже есть. Чего бы им не быть? Грандиозный Тикаль расположен в полусотне километров от Белизской границы. Самые известные из них – Алтун-Ха, Ламанай и, в особенности, Караколь. К сожалению, добраться до них не шибко просто. Все стоят в стороне от наезженных дорог, и общественный транспорт к ним не ходит. Караколь расположен в уже знакомом нам округе Кайо, не так далеко от Сан-Игнасио. Информация о том, насколько именно недалеко, расходится: одни пишут 40 километров, другие – 52, третьи – 80. Но, видимо, это неважно. Дорога просёлочная, ехать по ней не менее двух (а если прошли дожди, то и трёх) часов, в общем, даже если у вас арендована машина, не факт, что проедете. Информация, сколько сейчас стоит экскурсия в Караколь из Сан-Игнасио, в сети полностью отсутствует. Зато где-то читал, что кроме полноприводного джипа, для экскурсии в Караколь требуется ещё и вооружённая охрана. В общем, жаль, Караколь действительно был крупным городом, и одна из его пирамид до сих пор является самым высоким строением в Белизе, и это место заслуживает внимания, но как-то проблематично в него попадать. Задержись я в Сан-Игнасио ещё на пару дней, может и поинтересовался бы, но, увы, идеей застревать в Белизе я не шибко заразился.


В отличие от вышеперечисленных археологических объектов, с Шунантуничем всё просто. В него легко попасть с рейсового автобуса до Бенке-Вьехо. Пожалуй, именно из-за этого он остаётся самым популярным городом майя в Белизе. Ну а на рейсовый автобус, в свою очередь, легко сесть в Сан-Игнасио.

среда, 26 августа 2020 г.

Сан-Игнасио, белизская глубинка

В следующей главе моих репортажей мы переносимся в страну весьма экзотическую, в том плане, что мало кто из россиян тут побывал. Отчасти из-за того, что попасть туда довольно сложно, безвизового въезда они нашему брату до сих пор не дают, визу оформлять геморно и дорого (у них на весь мир 13 посольств, и ближайшее к России – в Брюсселе), а отчасти из-за того, что делать тут особенно нечего. Я бы и сам фиг туда намеренно приехал, но взяло верх любопытство. К тому же, именно через Белиз лежит кратчайший путь из северной Гватемалы на Ривьеру Майя, откуда я должен был вернуться домой. Кабы не этот факт, фиг бы я там когда побывал. И сейчас думаю, очень навряд ли я туда ещё попаду. Когда я выезжал из Белиза, чиновник на паспортном контроле спросил меня, не собираюсь ли я возвращаться назад. Он, вероятно, имел в виду, пустят ли меня в Мексику, но я твёрдо сказал «нет», имея в виду любое будущее время. Ну, зарекаться не буду, но пока никаких предпосылок для возвращения в Белиз у меня нету.
Про само существование Белиза я узнал где-то в начальных классах. Я уже тогда обожал разглядывать атлас мира, коих у нас дома было два, один старый, шестидесятых годов, где ещё половина Африки была колониями, окрашенными в цвета метрополий. Там в Центральной Америке было два Гондураса, один побольше, второй поменьше, но оба недалеко друг от друга. Почему-то меня это не удивляло. А вот в маленьком, но более новом, от начала восьмидесятых, на месте того Гондураса, который поменьше, была страна под названием «Белиз». Вот оно меня прикалывало какой-то нелепостью. Я понимаю, когда рядом страны с красивыми таинственными именами типа Гватемала или Никарагуа… А Белиз – это чо? От названия стирального порошка последние буквы отрубили? К тому же, про Белиз не писали в газетах и не говорили по телевизору. Про Никарагуа я знал, что там Сомоса (не наш) и Сандинисты (наши), про Гватемалу – что там гражданская война и партизаны в джунглях. Про Белиз – ничего.


Так до старших классов, когда мой интерес к Латинской Америке начал оформляться предметно, я про Белиз ничего и не узнал. Знал только, что это бывшая английская колония среди бывших колоний испанских, но как тут оказались англичане, я понятия не имел. Корреспондентов наших газет там не было, и вообще про него можно было прочитать только разве выжимку в справочнике «Страны мира».
Лирическое отступление. Уже побывав на Юкатане, я по возвращению стал развешивать на холодильник новые магнитики, купленные за морем. Гватемалу представляло два магнитика, один из которых представлял собой карту страны в цветах национального флага. И, вешая его, поймал себя на том, что что-то с этой картой не так. Вот когда покупал, внимания не обратил, а тут в глаза бросилось. Почему-то на северо-востоке не было того самого прямого угла, который формирует департамент Петен. Я хвать на гугловскую карту! Ну да, действительно, к Гватемале с северо-востока на магнитике был прирезан весь Белиз. Более того, тут-то я обратил внимание, что граница между Белизом и Гватемалой на гугл-картах показана пунктиром, как демаркационная линия между Индией и Пакистаном в Кашмире, например. От оно чо, Михалыч...

воскресенье, 23 августа 2020 г.

Тикаль

Ну а теперь главная достопримечательность, ради которой я и заехал на несколько дней в Гватемалу. Тикаль. Один из самых колоритных древних городов майя и главная достопримечательность всей страны вообще. Название столь же мистическое, сколь и само место: в переводе с майя «тикаль» — это «место, где слышен шёпот духов». Впрочем, очевидно, связанное с духами название уже позднее, а так город назывался Яш-Мутуль, то есть «зелёная связка». Некогда столица Мутульского царства, один из крупнейших городов майя, чьё население в период расцвета, пришедшийся на первое тысячелетие нашей эры, оценивается в 100-200 тысяч человек (в Константинополе, бывшем крупнейшим городом Европы в те времена, проживало около полумиллиона). Однако, к Х веку это поселение также было заброшено индейцами и превратилось из «зелёной связки» в «место, где можно слышать духов». В XVI веке мимо города прошёл Эрнан Кортес, однако никаких упоминаний о нём не оставил. Руины Тикаля были открыты для большого мира только в 1848 году местными чиновниками: губернатором Петена Амбросио Тутом и комиссионером Модесто Мендесом. Ещё век спустя, в сороковые годы  XX века, сюда можно было добраться только по пешком или на муле по тропе, идущей через джунгли, как сейчас ходят, например, в Эль Мирадор, ещё один примечательные руины джунглей Петена. В 1951 году построили аэродром, способный принимать небольшие самолёты, что уже повысили посещаемость Тикаля. Ещё через пять лет экспедиция Пеннсильванского университета начала раскопки и картирование Тикаля, продолжавшееся полтора десятка лет, после чего городом занялись местные, гватемальские археологи. Территория вокруг Тикаля была провозглашена национальным парком, и сюда проложили дорогу.


Идти несколько дней по тропе в джунглях уже нужды нет. Из Санта-Элены несколько раз в день в национальный парк бегают маршрутки, ну а кроме того, прямо с острова Флорес турагентства возят народ автобусами по ценам, несущественно отличающимся (если вообще отличающимся) от автовокзальных – 60 кетцалей за дорогу туда и обратно. Бардака, как и положено бедным странам, в этих перевозках, конечно, хватает (в путевых заметках я это описывал), но в целом использовать можно. Если хотите, можете сразу и тур с гидом купить. Я не стал. Просто купил билет на 8-часовой утренний автобус и поехал. Через час – первая остановка. Въезд в национальный парк. Некое западло парка Тикаль состоит в том, что билеты на вход в археологический комплекс продают тут, на въезде в парк, хотя проверят их только у входа в сами руины, которые будут только через 15-20 километров. У руин кассы почему-то нет, и билеты купить нельзя. Остановка получается довольно долгая, поскольку очередь немаленькая. Билеты именные и продаются с предъявлением паспорта. Стоят 150 кетцалей (около 1500 рублей), довольно дорого, хотя с посещением Чичен-Ицы с недавних пор сопоставимо.

суббота, 15 августа 2020 г.

Флорес

 Ну что ж, после перерыва, вызванного командировкой в Костомукшу, возвращаемся к блогу. Правда, поста про Костомукшу не будет, ибо я почти ничего не снимал, а с чужими фотками делать неохота. Так что возвращаемся в Месоамерику. Только теперь не в Мексику, а в Гватемалу. Как я туда из Мексики попал? Ну, про это был подробный пост в путевых заметках. Кто не читал – почитайте.


Если посмотреть на карту Гватемалы, то сразу бросается в глаза большой выступ, уходящий от основной части этой центральноамериканской страны на север. С трёх сторон это выступ отделён прямыми линиями, граница проводилась по безлюдным джунглям посредством линейки. И только на западе имеет топографическую искривлённость – тут граница проходит по реке Усумасинта, той самой, через которую я переправлялся за 50 песо. Этот выступ – Петен, самый большой департамент Гватемалы. Назван он не в честь главы вишистской Франции, а в честь одноименного плато, занимающего междуречье Усумасинты и Мопана. Долгое время этот край был эдакой гватемальской Сибирью, где почти не было населения, и где по лесам бродили ягуары. Собственно, лесов тут хватает до сих пор, и пересекая плато с запада на восток я последовательно видел смену картины от джунглей с подсечно-огневым сельским хозяйством (да, вот кое-где оно ещё встречается в мире) до современных, на гватемальский лад конечно, городов. Главным городом Петена является городок с романтичным названием Флорес, что можно перевести, как «Цветы». А точнее – даже не городок, а агломерация, ибо в силу географических причин, о которых ниже, Флорес ограничен в своём росте, так что его экономический центр переместился в соседний городок Санта-Элена. Именно туда нас и привезёт автобус, неважно, откуда мы едем: с мексиканской границы, как я, с белизской границы или из столицы страны Сьюдад Гватемала.

суббота, 1 августа 2020 г.

Древний Паленке, часть 2

Ну а теперь отправимся, наконец, за ручей, осмотреть храмы, которые мы видели со дворца. Спустившись с южного края дворца в Паленке, или пройдя между дворцом и Храмом надписей, мы окажемся на небольшой полянке, сплошь оккупированной торговцами сувениров. Старый Лакам-Ха умер, а с ним в историю ушла местная знать, изображённая на гипсовых рельефах, так же, как и мастера, эти рельефы создававшие. А вот простой народ, потомки возделывателей кукурузы, ещё как живут. Для них бледнолицые туристы – отличный источник дохода. Батики, воспроизводящие рельефные панели Паленке, тарелки, засушенные насекомые, наконечники стрел, магнитики… Ещё один элемент, который вы наверняка запомните, носит звуковой характер: индейцы продают такие… не знаю, как назвать. Вообще, свистульки, пожалуй, но они не свистят. Когда в них дуешь, они издают клокочущий звук, который должен символизировать рык ягуара. Этот звук можно услышать на любом сувенирном шалмане майя, но тут он особенно навязчив, особенно с учётом того, что это горы, и в горах любой звук резче и чётче. Ассортимент сувениров тут большой, но я бы покупать ничего не советовал – в городе всё то же самое, и в разы дешевле.


Вот он, ручей Отолун, из-за которого древний Паленке назывался Лакам-Ха, то есть, Большая Вода. Явно спрямлён – некогда он использовался для водоснабжения дворца.

вторник, 28 июля 2020 г.

Древний Паленке, часть 1

Итак, мы походим, пожалуй, к самому мистическому из древних городов майя. Не могу точно сказать, старейший ли этот город вообще, но точно старейший из тех, что я посетил. Баакульское царство, центром которого он являлся – одно из старейших государств майя, происходящее откуда-то из V века нашей эры. Впрочем, ничего столь старого в нынешнем Паленке нет, и практически всё мной виденное датируется VII-VIII веком. Ну а к веку X древний город странным образом угас и далее представлял собой руины в лесу на склонах низкогорий. Чоль, которые жили здесь и живут до сих пор, называли это место Отиоттиун, что переводится буквально как «Каменный город». Цельтальское название Паленке (правда, не уверен, что именно руин) – Гхо-Гхан (в иной транскрипции На-Чан), что обозначает «Змеиный город». Ну а самым известным индейским названием руин Паленке (вы ведь помните, что «Паленке» – это не сами руины, а городок в семи километрах от них?) является Лакам-Ха, что можно перевести, как «Большая вода». Ну, в какой-то мере это справедливо. Тут нету подземных сенотов, но зато прямо через археологический сайт протекает горный ручей, подписанный на карте, как Отулум (истинное название, насколько я знаю, опять-таки Отиоттиун). Сам он не производит особого впечатления «большой воды», но свойство горных ручьёв во время дождей превращаться в ревущие потоки, мне известно хорошо.
Первым, кто открыл Паленке для европейцев был иезуитский монах Рамон Ордоньес-и-Агиляр в 1773 году, хотя широко известны они стали веком позднее, благодаря французскому (по иным данным, австрийскому, но вообще о его происхождении мало что известно) авантюристу Фредерику де Вальдеку. К моменту прибытия в Мексику за плечами Вальдека уже были Южная Африка, наполеоновские экспедиции в Египет, Мадагаскар, Индия, Чили и Гватемала, а также слава рисовальщика эротических, да фиг ли там, откровенно порнографических рисунков. Слухи о затерянном городе майя в лесах Чьяпаса тогда как раз достигли Мехико, где правил президент Анастасио Бустаманте. Именно Бустаманте и выступил в роли спонсора и работодателя, пославшего Вальдека изучить и зарисовать (а рисовал Вальдек неплохо, и не только древние руины) затерянный город. Вальдек, которому, между прочим, на тот момент было около 70 лет , провёл в Паленке два года, обитая прямо среди руин и перерисовав множество рельефов и фресок из индейских храмов. Правда, как уверяют знатоки, с местным искусством он обошёлся весьма вольно, дорисовав, например, на некоторые рельефы фигуры слонов. Ну и перерисованные им иероглифы майя так и не были расшифрованы, покуда уже в конце XIX века их не скопировал английский археолог Моудсли. Что поделать, чувство прекрасного в Вальдеке победило научную добросовестность. Паче предъявлять работу оказалось некому - Бустаманте к моменту её окончания уже был свергнут и убит. Ну ничего, Вальдек зато написал книгу, которую издал в Париже со своими рисунками, и благодаря ему Паленке узнал весь свет.


Попасть из городка в археологический памятник довольно совсем нетрудно. Расстояние до него из города около семи километров, к тому же по этому маршруту ходят регулярные коллективо, отправляющиеся от угла улиц Мигель Идальго и Альенде и останавливающиеся, в частности, у автовокзала, чтобы подобрать грингос, живущих в туристической резервации. Впрочем, у самих руин тоже есть немалая резервация с отелями и бунгало. Кто хочет – живёт там, в городок вообще не заезжая. Маршрутка стоит 22 песо. За вход в археологическую зону придётся заплатить дважды: один раз 36 песо на въезде в национальный парк (да, тут ещё и национальный парк), и ещё раз 75 песо на входе в саму археологическую зону. Что всё равно в несколько раз дешевле посещения Чичен-Ицы или Ушмаля. Кстати, входа у археологической зоны Паленке два: нижний (он же ближний) и верхний. Заведомо большая часть народу едет до верхнего. Хотя многие выходят через нижний, ну да про это в следующем посте. Пока доезжаем доверху. Шлагбаум, остановка машруток, кассы (taquillas) археологической зоны (36 песо на бумажный браслетик нам обменяли ещё на въезде в национальный парк) и импровизированный рынок. Здесь, конечно, не Чичен-Ица, но торговцев тоже хватает, в том числе и на территории самого памятника.

среда, 22 июля 2020 г.

Паленке Пуэбло

Давненько у меня не было коротеньких постов на дюжину фоток ) Ну, что поделать, тема майяских руин Паленке и так обширна, а этот кусочек ни туда, ни сюда. А написать про него хочется.
Иронией судьбы из самого богатого штат Мексики мы перемещаемся в самый бедный – штат Чьяпас имеет наиболее низкий ВРП на душу населения в стране. Чьяпас занимает горную территорию, заросшую сельвой, и населён, в основном, индейцами, причём вместо юкатеков здесь живут несколько не самых крупных народов майя – чоль, цоциль и цельталь, не говоря уже об ещё более мелких племенах. Чьяпас вошёл в состав Мексики в нынешних границах позже всех остальных территорий, ещё в XIX веке местная знать колебалась, войти в состав Мексики, Гватемалы или провозгласить независимое государство. Связи с Центральной Америкой сохраняются до сих пор – тут живут сотни тысяч гватемальских и сальвадорских беженцев и гастарбайтеров. К сожалению, негативная сторона этих связей в экспорте нелегальных мигрантов и наркотиков из Южной Америки тоже имеет место быть. Однако, даже больше угрозой спокойствию этих мест является политическая бунташность местного населения. Именно Чьяпас являлся основной базой вызванного вопросом приватизации земли восстания сапатистов, которое я поминал в рассказе о Музее мира Майя. Сейчас ситуация по сравнению с рубежом веков несколько улеглась, но Сапатистская Армия Национального Освобождения (EZLN) по-прежнему весьма влиятельна. Вооружённых столкновений уже нет, но некоторые муниципии в глухих местах центральному правительству так и не подчиняются, а живых сапатистов можно увидеть (и купить их символику) в таком популярном туристическом центре, как Сан-Кристобаль-де-лас-Касас. Идеология сапатизма – причудливая смесь из традиционной философии майя и марксизма, и, хотя включает в себя немало леволиберальной шелухи, всё-таки изначально базируется на вопросе об обобществлении земли. Примечательно, что, несмотря на риторику защиты прав индейцев, сапатизм не несёт никакого сепаратизма – они не хотят отделения от Мексики, а хотят защищать её угнетаемые народы.
Путеводители, в том числе прошлогодний Lonely Planet, категорически не рекомендуют ездить из Паленке в Сан-Кристобаль, расположенный в двухстах километрах, горными дорогами через Окосинго. Автобусы по маршруту, действительно идут огромным крюком через Вильяэрмоса на севере. Правда, дело тут даже не в партизанах – местные индейские дамы с детишками иногда практикуют перекрытия горных дорог, взимая с проезжающих по пятьдесят песо, а с гринго – по двести. Автобусники, которым это может сломать расписание предпочитают таких задержек избегать. А так пиплы ездят. Маршрутки из Паленке в Окосинго ходят, и выглядят вполне цивильно. Я сперва даже задумывался над тем, чтобы заехать в Сан-Кристобаль, но это бы здорово удлинило поездку. Иногда жалею, что не стал в Чьяпас углубляться. Ну, авось, ещё шанс представится – регион и впрямь интересный.


Впрочем, Паленке, стоящий на отшибе Чьяпаса, хоть и служит базой для посещений партизанских джунглей Лакандона, место вполне спокойное. Сам городок – в чём-то мой ровесник, статус города он получил в 1972 году, хотя поселение индейцев чоль тут было уже давно. На момент прихода испанцев оно называлось Отолун, что обозначало «огороженный участок земли рядом с домом». Испанцы перевели название почти дословно словом Palizada. Любопытно, что в штате Кампече имеется до сих пор колониальный городок (имеющий статус Pueblo magico), который так и называется, Палисада. Ну а местную Палисаду индейцы исковеркали в «Паленке». И, в общем, мало бы кто про неё вообще знал, если бы в 1740 году в нескольких километрах от посёлка не открыли грандиозные руины древних майя, которые тоже назвали «Паленке». Впрочем, у них нашлось и своё, майяское имя. Ну, руины оставим лучше на следующий раз, а сегодня бросим взгляд на городок, в который надо ехать, чтобы руины увидеть. Ничем особо не примечательный, но тоже имеющий статус Pueblo magico. Первое, что нас встречает, когда мы выходим из автовокзала, расположенного на трассе чуть в стороне от центра города – вот эта голова индейца с гордым профилем. Обратите внимание на нос, начинающийся выше бровей.

вторник, 21 июля 2020 г.

Вечерний Кампече

После того, как мы проводили солнечный диск за горизонты Мексиканского залива можно, наконец, сходить поужинать. Хоть съесть жаркое из акулы (cazón) в одной из рестораций вокруг Сокало, а хоть перекусить тако в дешёвой закусочной. И то, и другое вкусно и по своему колоритно. Ну а насытившись в прямом смысле, пойти полюбоваться наконец городом, на который как раз опустился вечер. Зажглись фонари. Можете сравнить вечерние виды с дневными, паче я наснимал немало знакомых по ранним постам объектов. Вот сквер на Сокало. Зажгли фонари, включили цветную подсветку на деревьях…


Аккуратно подсвеченный собор Непорочного Зачатия.

пятница, 17 июля 2020 г.

Три заката в Кампече

Закаты из Кампече, на самом деле, довольно однообразны. Здесь нет никаких милых деталей типа пальмовых листьев или гор на горизонте. Просто равнина Мексиканского залива, солнце, и иногда облака. Тем не менее, закат – есть закат, так что я с удовольствием пронаблюдал все три заката, которые встретил в Сан-Франсиско-де-Кампече. Благо, это весьма удобно делать с Малекона, особенно с искусственного мыска вокруг «Ангела майя», где можно сесть на скамеечку, или просто на парапет, свесить ножки к морю и наслаждаться вечерним зрелищем. Кампече оказался единственным местом в Мексике, где мне удалось полюбоваться закатами. Правда, были ещё потом закаты на озере Петен-Ица, но это уже в Гватемале.
Кстати, вас когда-нибудь интересовало, к какому морю относится Мексиканский залив? Оказывается, он сам по себе внутреннее море. Хотя и называется «заливом».


Закат 21 ноября 2019 года. Я приехал в Кампече после обеда, нашёл гостиницу и успел пошататься по центру города, чтобы составить первое впечатление. А уже в шесть с копейками пошёл смотреть закат.

вторник, 14 июля 2020 г.

¡Vamos a Campeche! часть 3

Сегодня в порядке довеска к историческому Сан-Франциско-де-Кампече выйдем за пределы его старого города, внесённого в список ЮНЕСКО. Выходил я из него несколько раз. От прогулки до автовокзала, а я всё время ходил на его пешком, и когда приехал, в старый город тоже шёл пешком, ничего не снимал. Да там ничего особо интересного и не было. Несколько интереснее была прогулка к форту Сан-Мигель в четырёх километрах вдоль побережья. Вот по этому маршруту приглашаю и вас.


Морские ворота, как ясно из названия, обращены к морю. От ворот до самого берега примерно метров триста. Перейдя через площадь перед воротами и пройдя по аллейке с лавочками и кафешками между большими бетонными домами (видимо, гостиницами), мы попадаем на широкую улицу, идущую вдоль побережья, и называющуюся Авенида Костера дель Гольфо или для простоты… йеп, Малекон. Это второй (и пока последний) Малекон Мексики, который я увидел.

пятница, 10 июля 2020 г.

¡Vamos a Campeche! часть 2

В заголовок моих репортажей из Кампече вынесена популярная песня, которую я впервые услышал от Тио Рафы, когда я ему сказал, что из Мериды собираюсь в Кампече. Потом я услышал её уже в светомузыкальном шоу на стенах библиотеки в самом Кампече. Должен признать, песенка забойная – вполне годится на неофициальный гимн городка.  Судя по всему, она относится где-то к середине прошлого века – годам сороковым или пятидесятым. Только вот полностью я её найти никак не могу: в ютубе единственное, что есть – фрагмент, который играет оркестр в знакомом мне скверике на Сокало. В остальном под этим заголовком идёт другая мелодия. Хотя тоже забойная.


Ну, значит, поехали в Кампече, погулять по его живым разноцветным улочкам. Фото сверху – улица, соединяющая «Морские» и «Сухопутные» ворота старого Кампече. Собственно, первая улица, на которую я в старом городе попал, как раз недалеко от Ворот Земли. Здесь действует тот же знакомый нам принцип нумерации уличной сети: нечётные – с севера на юг (а точнее, с северо-северо-запада на юго-юго-восток), чётные – с востока на запад. При этом у улиц центра, по крайней мере, имеются и исторические имена, которые тут указали на табличках. Вот улица, о которой я говорю сейчас называется улица 59, а раньше была улицей Америки.

четверг, 9 июля 2020 г.

¡Vamos a Campeche! часть 1

Попрощавшись со штатом Юкатан, двигаемся на юг. Следующим пунктом моей юкатанской программы был замечательный старинный город на берегу Мексиканского залива, памятник Всемирного Наследия ЮНЕСКО, Сан-Франсиско-де-Кампече или просто Кампече, столица одноимённого штата Мексики. Этот город даже старше Мериды, он основан всё тем же Франсиско Монтехо в 1540 году, ну а фактически это было одно из первых мест на Юкатане, где в 1517 году высадились испанцы – очевидно, только тут они нашли удобную бухту. В отличие от Мериды, Исамаля и Вальядолида, крупных городов майя тут не было: территория находилась в зоне влияния полиса Эдсны, руины которой сохранились в 60 километрах от Сан-Франсиско. Ну а здесь была деревня под названием Кин-Печ, что переводится не то, как «змеиный клещ», не то, как «клещ-змей», из коего нетрудно вывести современное название города. Ещё в отличие от других старых колониальных городов полуострова Юкатан, Кампече стоит на море. Отсюда его понятная специфика: город в XVI-XVIII веках многократно захватывался и разорялся пиратами, которые в наше время являются местной фичей номер 1. Они фигурируют на местных сувенирах (в частности, магнитик, который я привёз из Кампече, именно с изображением пирата), и их следы мы будем обнаруживать регулярно. В общем, здесь отметился весь цвет Карибского пиратства от Генри Моргана и Френсиса Дрейка до Франсуа Олоне, коих я поминал в кубинских репортажах.


В наше время Кампече – уютный приятный городок, центр туризма. Свою прогулку мы начнём с главной площади города, опять-таки носящей название «Площадь Независимости» или просто «Сокало». Здешнее «Сокало» - это уютный квадратный сквер с круглым киоском в центре, дорожками и скамеечками. На этих скамеечках я любил завтракать, купленными в соседних лавочках слойками с сыром, ветчиной и грибами, запивая их соком или горячим какао. Справа видно экскурсионные «трамвайчики», отправляющиеся по достопримечательностям Сан-Франсиско-де-Кампече отсюда.

суббота, 4 июля 2020 г.

Фламинго лагуны Росада

Эти странные птицы с необычным и романтическим названием, конечно, очень интересны и красивы. Особенно к месту их способность образовывать огромные стаи, на которые, конечно же, хочется взглянуть. Причём именно как требовал один из посетителей одного туристического форума, «чтоб всё розовое от птиц было!». О чём-то таком мечталось и мне. Вроде как, своими скоплениями фламинго и вообще птиц известен резерват под Селестуном на западном побережье Юкатана. Покупая тур «на фламинго» я и думал, что повезут в Селестун. Оказалось, не совсем туда. Место, куда нас привезли смотреть на фламинго, располагалось в нескольких километрах к западу от Тельчак-Пуэрто, на одной из дамб, пересекающих лагуну Росада. Называется ли так вся длинная лагуна между Прогресо и Сан-Крисанто, или только эта её часть, я не знаю. Но дамб там несколько, эта проходит в относительном глухом месте между помянутым мной в прошлом посте Штампу и небольшой археологической зоной на южном берегу под названием Штамбо.


Ну, не знаю, намного ли лучше было бы в Селестуне, похоже, на фламинго надо нападать пораньше утром. Когда солнце поднимается выше, значительная часть птиц прячется по манграм. Вот как выглядит местность, куда мы приехали. Мелкость лагуны заметна даже на общем плане, да и по фламинго потом было понятно, покуда им вода. Видите фламинго? А они есть.

вторник, 30 июня 2020 г.

Мангры, соль и пляж

Ну а теперь чуть отвлечёмся от главного маршрута и проедем местами, менее затоптанными туристами. Хотя попал я туда именно с организованной экскурсией, но в моей экскурсионной группе были исключительно мексиканцы из разных городов, и ни одного иностранца, кроме меня, конечно. Основной изюминкой этой экскурсии были фламинго на берегах Мексиканского залива, но про фламинго я потом расскажу отдельно, а пока – всё тесто вокруг этого изюма.
Вдоль северного побережью полуострова Юкатан проходит длинная, на десятки, если не сотни километров, песчаная коса, отделяющая Мексиканский залив от столь же длинной солоноватоводной лагуны. Именно на неё, точнее на её восточную часть, в районе городка Тельчак-Пуэрто и взял направление наш экскурсионный микроавтобус.


Первым пунктом экскурсии были мангровые заросли у городка Сан-Крисанто в нескольких километрах к востоку от Тельчак-Пуэрто. Лагуна там становится совсем мелкая, подпитывается пресной водой из карстовых источников и заросла манграми. Впрочем, вероятно, вам надо объяснить, что такое мангры? Это весьма интересный биом, образующийся в приливных зонах тропических морей, где суша периодически заливается солёной водой и не может идти ни нормальное почвообразование, ни торфоотложение. Получается такая илистая няша, знакомая тем, кто бывал на Белом море. В тропиках эту самую няшу успешно осваивают деревья, в основном, из семейства Ризофоровых, образующие на мелководьях этакие плавневые леса. В Сан-Крисанто эти заросли занимают кусок лагуны длиной в тринадцать километров и на всю её ширину, варьирующую от семисот метров до полутора километров, и имеют статус охраняемой природной территории: здесь проводятся не только экскурсии, но и научные исследования, и, судя по этому транспаранту, были какие-то мероприятия, приуроченные ко дню водно-болотных угодий, отмечаемому 2 февраля.

четверг, 25 июня 2020 г.

Ушмаль

Ушмаль – памятник, оставивший одно из самых приятных впечатлений на Юкатане. Не случайно на центральный портрет традиционного послеотпускного коллажа пошло именно фото из Ушмаля. Некогда большой город, где по оценкам археологов на пике проживало до 25 тысяч человек, теперь живописный археологический памятник и объект всемирного наследия ЮНЕСКО, наряду с Чичен-Ицей и Паленке. В памятник «Доиспанский город Ушмаль», правда, вместе с археологической зоной Ушмаля входят ещё развалины Сайиля, Лабны и Каба, в которые попасть несколько труднее, если у вас не арендована машина или вы не купили специальный тур.


Туры в Ушмаль в Мериде продаются прямо в турагентствах на главной площади и соседних улицах – это один из главных аттракционов, на который из Мериды ездят туристы. Я, правда, предпочёл добираться самостоятельно. Ушмаль расположен примерно в 65 километрах к югу от Мериды, крупных городов поблизости с ним нет (ближайший – городок Муна в 8 километрах) и коллективо из Мериды в Ушмаль не ходит. Зато есть несколько ежедневных проходящих автобусов, причём туда идут четыре автобуса, между 6 утра и полуднем, а обратно – только три между тем же полуднем и 17:40. Возможно, если мне доведётся выбраться в Ушмаль ещё, я попробую выбраться из него через Муну, откуда ходят в Мериду коллективо. Ну да ладно, на сей раз всё было доверено автобусной компании. Забегая вперёд, скажу, что хотя у меня был заранее куплен и обратный билет на 15-20, назад мне пришлось ехать стоя, ибо автобус был полон. Автобус высаживает пассажиров на трассе у отворотки и идёт дальше, в Кампече (на всякий случай поясню, что не любой автобус из Мериды в Кампече, которых очень много, идёт через Ушмаль), а мы, приехавшие, идём по этой самой отворотке двести метров до входа в археологическую зону. Тут ещё неприятность, впрочем, ожидаемая после Чичен-Ицы и Эк-Балама: тут, как везде в Юкатане, резко повысили цену на входной билет, и он теперь стоит 412 песо. На этом, впрочем, неприятности заканчиваются. Входим в Ушмаль, великий и прекрасный.

воскресенье, 21 июня 2020 г.

Большой музей мира майя

Заканчиваем тему Мериды её главной достопримечательностью. Достопримечательность довольно новая – открылась она только в 2012 году. Большой музей мира майя. К моему удивлению, правда, ни в одном путеводителе не объяснено, как до него добраться – приводится только адрес и констатируется, что до него можно доехать из центра на автобусе. Можно, конечно, дойти пешком (он стоит на продолжении той самой 60-й улицы, да и по Пасео Монтехо к нему можно выйти), но это больше двенадцати километров от центра. Посему повторю (я её уже писал в путевых заметках) тут инструкцию по попаданию в музей. На Сокало ныряете вот в этот самый проезд к северу от собора Святого Ильдефонсо, на улице 58 за церковью поворачиваете налево. Там возле магазинов будут стоять люди, ожидающие автобуса. Будьте внимательны: сама остановка никак не обозначена, а городские автобусы в Мериде не имеют номеров маршрутов. На лобовом стекле есть трафарет, на котором перечислены основные пункты, мимо которых автобус проезжает. Ищите тот, на котором среди этих пунктов будет название El Siglo XXI, «Двадцать первый век» - так называется новый конгресс-центр, расположенный рядом с нужным музеем. Лучше всего попросить водилу подсказать вам, когда нужно выйти, но если знание языка не позволяет, во время поездки просто внимательно смотрите на левую сторону улицы, после очередной круговой развязки на ней можно будет увидеть вот такое здание с зелёным «гнездом» на крыше. Вы у цели.


Пересекаете улицу. Там обратная остановка (возвращаться проще, в центр довезёт всё, что там ходит) и сквер с монументов древним майя: сам майя, дующий в раковину, и плита с таинственными майяскими иероглифами.

воскресенье, 14 июня 2020 г.

Мерида, часть 2

Туристическая привлекательность Мериды отнюдь не нулевая, поэтому свою лепту в столпотворение в центре города вносят и туристы. Большей частью это, конечно, мексиканцы, приезжающие посмотреть достопримечательности Юкатана – внутренний туризм в Мексике развивается и развивается успешно, и Мерида, в качестве ворот в Юкатан вполне конкурирует с Канкуном. Аэропорт Мериды, конечно, уступает по пассажиропотоку канкунскому, но всё равно входит в восьмёрку крупнейших аэропортов страны. Имеются тут и рейсы из-за рубежа, в первую очередь, конечно, из Соединённых Штатов. Как оказалось, связи с Империей Добра у Мериды выходят просто за рамки туристических: пенсионеры из Штатов покупают тут дешёвую недвижимость и приезжают сюда на зимовку, когда в их городах становится слишком холодно и неуютно, причём этот поток начинается как раз в ноябре, когда спадает летняя жара и проходят осенние дожди. Ноябрь – пожалуй, лучшее время для посещения Мериды.
Чем ещё хороша Мерида? Тут очень хорошо закупаться сувенирами: в Канкуне, конечно, не хуже, но там надо знать места, ибо в туристической зоне тебя обдерут, как липку, а в Мериде прямо на главной площади и прилегающих улицах отличные сувенирные лавки с хорошим ассортиментом и разумными ценами.
Роль памятника Всемирного Наследия Мерида, конечно, не получила, но вот статус объекта национального культурного наследия у неё есть ещё с 1982 года. По городу проложены специальные маршруты, размеченные аудиогидами. Сегодня мы прогуляемся вдоль одного такого маршрута на север от главной площади.


Самой популярной улицей, отходящей от Сокало является 60- я улица (собор Святого Ильдефонсо стоит именно на ней). Начинается она красивыми зданиями в стиле модерн конца XIX века. Чуть не назвал их колониальными, но вспомнил, что в Мексике колониальные времена закончились существенно раньше, чем на Кубе или Филиппинах.

пятница, 12 июня 2020 г.

Мерида, часть 1

Если задать в Гугле поиск по слову «Мерида», то первым делом вам выдадут на-гора тайваньские велосипеды Merida bikes. Затем – принцессу из пиксаровской сказки «Храбрая сердцем». Ссылки о Мериде-городе будут, в лучшем случае проблескивать где-то на третьей странице результатов поиска. А ведь городов с таким именем ажно четыре: в Мексике, в Венесуэле, в Испании и на Филиппинах, и, как нетрудно догадаться, колониальные аналоги получили своё имя именно по испанскому предку, являющемуся центром региона Эстремадура. Дело в том, что некогда на месте Мериды располагался город майя Тхо, который, как и большинство городов майя, на момент прибытия испанцев лежал уже в руинах, напомнивших конкистадорам о римских руинах в столице Эстремадуры. Именно тут Франсиско Монтехо (дед того Монтехо, что завоёвывал Саки-Вальядолид) и заложил город, получивший имя Мерида. Было это в 1542 году, так что Мерида считается самым старым испанским поселением на Юкатане, впрочем, опередившим посещённые нами Исамаль и Вальядолид очень ненамного. Как водится, камни старого Тхо пошли на строительство нового города, так что от поселения майя тут ни черта не осталось. Хотя в некоторых источниках утверждается, что Мерида унаследовала от Тхо уличную сеть, планировка в ней явно носит тот же самый «попиндикулярный» характер, который можно видеть почти во всех колониальных городах Америки. Сегодняшняя Мерида – столица штата Юкатан и самый большой город полуострова, заметно отрывающийся по размеру от всех конкурентов. Его население сейчас около 900 тысяч, а с пригородами (к которым относится, например, 80-тысячный Канасин, второй по величине город штата) тут проживает более миллиона человек.
Современную Мериду характеризуют как город шумный, суетный и грязный, и в одном читанном мной отзыве он занимает второе место по неприятности после филиппинской столицы Манилы. И большей частью я с этим мнением соглашусь (Манилу, кстати, я тоже считаю образцовым неприятным городом): ни в какое сравнение с колониальными Кампече, Исамалем и Вальядолидом Мерида не идёт. Впрочем, какие-то свои плюсы у Мериды всё же имеются, и в ближайших репортажах я постараюсь их раскрыть.


Сердцем исторической Мериды является площадь с большим сквером, ныне известная, как площадь Независимости, или, как большинство центральных площадей в мексиканских городах, просто «Сóкало» (Zócalo). Тут по традиции установлен флагшток с мексиканским флагом и есть разноцветные буквы с названием города, которые, к сожалению, были запихнуты куда-то в тень деревьев, так что их мне снять так и не удалось.

понедельник, 8 июня 2020 г.

Древлянка II, лето 2020

Эпидемия COVID-19 и связанная с ней самоизоляция внесли в жизнь многих людей в мире некие пертурбации, так что весна 2020, вероятно, многим запомнится, и запомнится по разному, но мало кому в позитивном плане. На этом фоне, конечно, то, что я пропустил традиционный весенний визит на Древлянку-II останется сущим пустяком. Ну, что поделать, когда до Древлянки-II от меня около пяти километров, общественный транспорт не ходит, да и вообще на улицу лучше не выходить лишний раз. В карантинных условиях прошли два месяца. Угроза пока не ликвидирована, число заболевающих в стране упорно не убывает, но стало понятно, что дальше сидеть по домам особого смысла не имеет. Страна начинает помаленьку возвращаться к нормальной жизни. На холодную весну внимания никто, кроме, разве, дачников, обратить не успел, ибо её большая часть народа провела дома. Потихоньку наступило лето. Общественный транспорт пустили. С ограничениями типа масок-перчаток-дистанции, но по факту никто за соблюдением этих ограничений не следит, и стало быть, почти никто их не соблюдает. Зато стало возможно выбраться поснимать изменения с октября прошлого года.


Особой беды в полуторамесячной задержке не было. Работа на стройплощадках в связи с эпидемией практически не останавливалась, но сделано было и так не особо много что. В двух микрорайонах работы уже завершены, в оставшихся новостей было немного. Первым делом направился на Древлянку-9. Детский садик достроили, правда, ещё предстоит облагородить прилегающий участок.

воскресенье, 7 июня 2020 г.

Исамаль, часть 2. В жёлтом-жёлтом городе...

Исамаль, как я уже рассказывал, находится в списке кандидатов в объекты Всемирного Наследия, но пока в него не внесён. Зато у него есть весьма интересный местный статус, про который нельзя не упомянуть. Двадцать лет назад Секретариат Мексики по туризму задумался, как бы помочь рассредоточить туристические потоки, вертящиеся  в ограниченных местах, в основном, в крупных городах и популярных курортах. В то же самое время по стране есть достаточное количество небольших городков, обладающих какими-то природными, историческими или культурными достопримечательностями. Так возникла программа «Волшебных городков» или Пуэблос Махикос, по которой были отобраны 32 наиболее интересных городка по всей Мексике, и в их инфраструктуру были вложены значительные суммы денег. Честно говоря, мне эта инициатива, аналогов которой я не знаю, очень импонирует, и я даже стал призадумываться, как бы её можно было пересадить на нашу почву. Например, классическим «Волшебным городком» мог бы стать Мышкин, который я уже тут поминал. Или Олонец с его статусом «Гусиной столицы». В число 32 вошёл и Исамаль. В некоторых блогах, даже относительно недавних, зачастую пишут, что это единственный «Волшебный городок» в штате Юкатан, но это уже восемь лет как устаревшая информация, которую блогеры просто переписывают друг у друга, ибо с 2012 года «Волшебным городком» является и Вальядолид. А всего таких городков по всей стране уже 121 штука. И я совсем не удивился, когда узнал, что этот статус имеют практически все посещённые мной мексиканские города, кроме столичных Мериды и Кампече (второй ещё и памятник ЮНЕСКО), а также курортного Канкуна (хотя Исла Мухерес, виденная мной с мола в Пуэрто Канкун,таким статусом обладает).


Прогулку по улочкам города продолжим прямо от места, где мы прервались в прошлый раз – монастыря Святого Антония. В первую очередь обратим внимание на памятник, стоящий на круглой площади с южной стороны от монастыря. Это Диего де Ланда Кальдерон, фигура весьма примечательная по ряду причин. В 1545 году он прибыл на Юкатан в качестве миссионера и занял пост помощника настоятеля монастыря Святого Антония, который, если помните, на тот момент ещё строился. Служил учителем детей знатных родов майя, насильственно обращённых в христианство. В 1553 году стал аббатом монастыря и вскоре стал «хранителем» (custodio) Юкатанской миссии. Занимаясь образованием индейцев, Ланда сам выучил юкатекский язык, внедрил ему новую письменность на основе латинского алфавита вместо иероглифов майя и оставил фундаментальный труд «Сообщение о делах в Юкатане», являющийся ценным источником информации об истории, языке и традициях майя. С другой стороны, он же устроил в 1562 аутодафе, на котором было сожжено огромное количество старинных аборигенных рукописей, что вызвало негативную реакцию даже у его непосредственного руководства – первого епископа Юкатана Франсиско де Тораля. Ланда был отстранён от руководства и отправлен назад, в Испанию, где его, впрочем, довольно быстро оправдали, и в 1573 году прислали назад в качестве второго епископа Юкатана на место скончавшегося де Тораля.

среда, 3 июня 2020 г.

Исамаль, часть 1. От шаманов до францисканцев

Как мне было ни грустно, но мы покидаем Вальядолид. Впрочем, чего об этом жалеть? Не мог же я там сидеть весь месяц странствий по Юкатану. Да потом бы всё равно пришлось уезжать. Так что об этом особо страдать не стоит. А вот о том, что я меньше суток провёл в Исамале, уже таки да. Ну да изначально я Исамаль вообще не рассчитывал посещать, и внёс его в маршрут только потому, что во-первых, этот городок – кандидат на включение в список Всемирного Наследия ЮНЕСКО, а в-вторых, он довольно удобно с логистической точки зрения расположен между Вальядолидом и Меридой. Так я включил в программу одну ночёвку в Исамале. Городок оказался очень даже интересным и приятным, и, в особенности, приятным для меня. Оборотной стороной этого стало то, что за сутки я наснимал столько, что в один пост не влезает. Придётся разбивать на два. А это я ещё много чего там не посетил, и не увидел.


Название Исамаля производят от двух майя-юкатекских слов, Itz — роса, морось, и Amal — постоянный, ежедневный. Вместе – типа «место, где каждый день роса/мелкий дождь». Это объяснение можно прочитать, например, в википедии, и оно кочует из блога в блог. И хотя в день, когда я приехал в Исамаль, там действительно прошёл мелкий дождь, мне кажется, что настоящее происхождение имени немного иное. В пантеоне майя важное место занимает Ицамна, бог луны и прародитель всех богов и людей. Так вот одним из материальных олицетворений Ицамны является весенний дождь, он сам представлялся, как «небесная роса» и «влага облаков». Ну а сам Исамаль, очевидно, являлся (да и является) важным религиозным центром Юкатана, так что главная площадь Исамаля неспроста носит имя Ицамны. В своё время тут находилось не менее дюжины храмовых комплексов, до нашего времени дошло (в разной степени сохранности) шесть из них, и они все вплетены в городскую застройку в виде симпатичных парков. Самым главным является, конечно, комплекс пирамиды Кинич-Какмо, расположенный в паре кварталов к северу от площади Ицамны. Пройдя от ней по улице 28 (да, здесь уже знакомая нам по Вальядолиду номерная топонимика: чётные идут с севера на юг, нечётные – с востока на запад) мы упрёмся в улицу под номером 27, и немного справа между домами будет проход вглубь квартала, куда нам и надо занырнуть.

суббота, 30 мая 2020 г.

Эк-Балам

Вторым городом майя, в котором я побывал, стал Эк-Балам, расположенный примерно в тридцати километрах к северу от Вальядолида по дороге в ещё один крупный город северного Юкатана Тисимин. Надо сказать, визит в Эк-Балам в изначальной программе мной был не предусмотрен, но, во-первых, меня весьма впечатлило описание этого сайта в путеводителе, где он был охарактеризован, как «восхитительный», а во-вторых, это давало повод подзадержаться ещё на денёк в полюбившемся мне Вальядолиде.


«Коллективос», а точнее, такси в Эк-Балам ходят с 44 улицы между 35 и 37, примерно за квартал до Канделярии, расположенной на той же улице с другой стороны. Сколько стоил проезд – не помню, в путеводителе написано, что 50 песо в одну сторону. Но, вроде бы, было меньше. Спутников, понятно, придётся подождать и ждать придётся довольно долго. Наконец четыре пассажира собраны и загружены в машину. Едем. Высаживаемся на парковке у входа в археологическую зону. Ну, масштабность, конечно, поменьше, чем в Чичен-Ице, но вот входная цена (тут тоже два билета, в сумме стоящие 411 песо) ниже не намного.

вторник, 26 мая 2020 г.

Сеноты Дситнупа

Сегодня я немного расскажу о таком местном туристическом аттракционе, как сеноты. Что это такое, я уже упоминал в постах про Вальядолид и Чичен-Ицу. Теперь объясню немного подробнее. Как я уже говорил, полуостров Юкатан сложен древними известняками, породами, образовавшимися в результате отложения известковых раковинок микроорганизмов на мелководьях палеозойских морей. За сотни миллионов лет вода подземных рек промыла в толщах этих известняков карстовые полости, образовав разливы подземных озёр и пещерные камеры. На Юкатане наземных рек практически не осталось: почти вся пресная вода полуострова сосредоточена под землёй. И там, где своды залов пещер подходили ближе всего к поверхности, часто они обваливались, образуя открытые или полуоткрытые воронки и колодцы с доступной пресной водой. Сеноты, как форма карстового рельефа, встречаются не только на Юкатане, они есть и в Австралии, и в Канаде, и в некоторых регионах южной Африки, но вообще это местная фича. Само слово «сенот» происходит от юкатекского ts’onot, обозначающего место с доступным источником пресной воды. Сейчас на Юкатане известно около шести тысяч сенотов (не считая подземных озёр с сохранившимися сводами), и рассмотрев внимательно космические снимки полуострова, вы без особого труда начнёте вычленять в зелени лесов характерные тёмные кружочки. Для цивилизации майя сеноты были главным центром притяжения, поэтому практически любое старое поселение на Юкатане образовалось у какого-нибудь сенота, ведь сенот – это пресная вода, а пресная вода – это жизнь. В наши времена потомки майя оценили и рекреационные достоинства сенотов, поэтому к практически любому удобно расположенному сеноту подведена дорога, а сам сенот оборудован для купаний: как минимум, прорублен удобный проход и организованы заходы в воду. А иногда устроены и раздевалки с запирающимися шкафчиками, душевые и рестораны. Самый известный пример – большой сенот Ик-Киль, в который туристов завозят на обратном пути после экскурсии по Чичен-Ице.


В районе Вальядолида (не считая сенота Саки прямо в центре города) имеется несколько сенотов, оборудованных для публичного посещения. Я выбрал два сенота, расположенных в районе посёлка Дситнуп в семи километрах от города. Они достаточно популярны: если вы откроете статью «сенот» в русской Википедии, то верхняя фотография там изображает Ик-Киль, а вот вторая под ней – сенот Самула в Дситнупе. Доставку в Дситнуп осуществляют от того же места, откуда отправляются маршрутки в Чичен-Ицу, только вместо микроавтобуса используется легковушка, но даже и с ней ждать, пока наберутся пассажиры, придётся существенно дольше, ибо в сеноты народа едет куда меньше. Ну и ещё это вдвое дороже: 70 песо в одну сторону. И пока ждёте, вам будут предлагать уехать в гордом одиночестве за 200 песо, но вестись на это не стоит. Кроме того, можно довольно легко сэкономить, проехав на такси только в одну сторону – обратно не особо трудно дойти пешком чуть более, чем за час, как я и поступил. Был будний день, народу в сеноты ехало немного… В общем, дождался, пока соберут хотя бы ещё трёх пассажиров в моём направлении, да и уехал. Высаживают на автостоянке перед входом. В кассе можно взять билет за 75 песо в любой их них, а можно – за 120 в оба сразу. Я, конечно, предпочёл посмотреть оба сенота. Билет представляет собой яркий браслет из воскованной бумаги, который нельзя снимать до конца посещения.

пятница, 22 мая 2020 г.

Чичен-Ица, часть 2

Продолжаем нашу прогулку примерно в том месте, где мы прервались, то есть, примерно от северной стороны главной пирамиды. Сегодня мы пройдёмся по восточной и южной частям Чичен-Ицы.


Одно из самых примечательных сооружений тольтекского периода в Чичен-Ице – это так называемый храм Воинов, расположенный менее, чем в ста метрах на восток от пирамиды Кукулькана. В интернете можно найти немало фоток, как красиво он смотрится с вершины пирамиды, сделанных во времена, когда на неё ещё можно было забираться туристам. Сейчас и на сам храм тоже доступ воспрещён. Как и на все сооружения Чичен-Ицы с некоторого времени. Ну, отчасти правильно, ибо потока посетителей, который только усиливается, не очень прочный известняк просто не выдержит. Но из-за этого многие достопримечательности вообще можно увидеть только на фото в интернете. Например, на вершине храма Воинов установлен ещё один Чак Мооль, очень хорошо сохранившийся (его копию я потом увижу в Большом музее мира майя в Мериде). Но заметить его довольно трудно, и я вообще долго время думал, что его убрали куда-то. Потом на одной из фоток, вроде разглядел высовывающуюся из-за края ступеней часть головы.

понедельник, 18 мая 2020 г.

Чичен-Ица, часть 1

Как ни уютен столь приглянувшийся мне Вальядолид, но особой достопримечательностью он не является, и туристы используют его, в основном, в качестве точки подскока до других, более интересных мест. Среди которых номером один, конечно, является прославленная Чичен-Ица, расположенная примерно в 40 километрах от города.


Заведомо большая часть народа, конечно, приезжает сюда с экскурсиями из Канкуна или Мериды. Ну а тем, кто желает сэкономить деньги или время (понятно, что на стрижке клиентуры турагенты в Мексике тоже не скромничают), Вальядолид предлагает несколько опций. Во-первых, в Чичен-Ицу можно проехать на проходящем автобусе, отходящем с автовокзала несколько раз в день (сколько раз - не знаю, потому как автобусом я ехал только обратно). Во-вторых, чуть к востоку от автовокзала по той же стороне улицы, из двора отправляются маршрутки, которые возят туристов ко входу в музей и обратно. Пройти мимо без того, чтобы тебя не спросили не в Чичен-Ицу ли ты, просто невозможно. Проезд стоит ненамного дороже, чем на автобусе (35 песо против 33), а отъезд намного чаще – маршрутки отправляются по мере заполнение микроавтобуса. Так что я ехал именно на маршрутке: примерно минут 20 на сбор комплекта пассажиров, 40 минут дороги, и меня высаживают у входа с западной стороны от музея Чичен-Ица. Путеводитель советует приезжать как можно раньше (но, конечно, не раньше восьми утра, ибо музей открывается в восемь), пока не доехали толпы тушек из Канкуна (им катить сюда больше двух часов), дабы избежать очереди на входе. Я приехал в девять, и очереди почти не было. Единственным неприятным сюрпризом оказалось цена на билет, возросшая по сравнению с обещанным почти вдвое. Точнее, билета даже два: один от Национального института археологии, красивый с QR-кодом и фото мексиканских археологических памятников за 75 песо (на билете в Чичен-Ицу у меня почему-то был Паленке – позднее оказалось, что эти билеты одинаковы по форме на всех археологических памятниках Мексики), а второй – собственно местный, за 406 песо. Оказывается, в конце прошлого года штат Юкатан увеличил сборы за посещение археологических памятников. Та же фигня меня ожидала и в Эк-Баламе, и в Ушмале, которые тоже находятся в штате Юкатан. Обидно, но что поделаешь. Памятники тоже нуждаются в охране и реставрации.