вторник, 30 июня 2020 г.

Мангры, соль и пляж

Ну а теперь чуть отвлечёмся от главного маршрута и проедем местами, менее затоптанными туристами. Хотя попал я туда именно с организованной экскурсией, но в моей экскурсионной группе были исключительно мексиканцы из разных городов, и ни одного иностранца, кроме меня, конечно. Основной изюминкой этой экскурсии были фламинго на берегах Мексиканского залива, но про фламинго я потом расскажу отдельно, а пока – всё тесто вокруг этого изюма.
Вдоль северного побережью полуострова Юкатан проходит длинная, на десятки, если не сотни километров, песчаная коса, отделяющая Мексиканский залив от столь же длинной солоноватоводной лагуны. Именно на неё, точнее на её восточную часть, в районе городка Тельчак-Пуэрто и взял направление наш экскурсионный микроавтобус.


Первым пунктом экскурсии были мангровые заросли у городка Сан-Крисанто в нескольких километрах к востоку от Тельчак-Пуэрто. Лагуна там становится совсем мелкая, подпитывается пресной водой из карстовых источников и заросла манграми. Впрочем, вероятно, вам надо объяснить, что такое мангры? Это весьма интересный биом, образующийся в приливных зонах тропических морей, где суша периодически заливается солёной водой и не может идти ни нормальное почвообразование, ни торфоотложение. Получается такая илистая няша, знакомая тем, кто бывал на Белом море. В тропиках эту самую няшу успешно осваивают деревья, в основном, из семейства Ризофоровых, образующие на мелководьях этакие плавневые леса. В Сан-Крисанто эти заросли занимают кусок лагуны длиной в тринадцать километров и на всю её ширину, варьирующую от семисот метров до полутора километров, и имеют статус охраняемой природной территории: здесь проводятся не только экскурсии, но и научные исследования, и, судя по этому транспаранту, были какие-то мероприятия, приуроченные ко дню водно-болотных угодий, отмечаемому 2 февраля.

четверг, 25 июня 2020 г.

Ушмаль

Ушмаль – памятник, оставивший одно из самых приятных впечатлений на Юкатане. Не случайно на центральный портрет традиционного послеотпускного коллажа пошло именно фото из Ушмаля. Некогда большой город, где по оценкам археологов на пике проживало до 25 тысяч человек, теперь живописный археологический памятник и объект всемирного наследия ЮНЕСКО, наряду с Чичен-Ицей и Паленке. В памятник «Доиспанский город Ушмаль», правда, вместе с археологической зоной Ушмаля входят ещё развалины Сайиля, Лабны и Каба, в которые попасть несколько труднее, если у вас не арендована машина или вы не купили специальный тур.


Туры в Ушмаль в Мериде продаются прямо в турагентствах на главной площади и соседних улицах – это один из главных аттракционов, на который из Мериды ездят туристы. Я, правда, предпочёл добираться самостоятельно. Ушмаль расположен примерно в 65 километрах к югу от Мериды, крупных городов поблизости с ним нет (ближайший – городок Муна в 8 километрах) и коллективо из Мериды в Ушмаль не ходит. Зато есть несколько ежедневных проходящих автобусов, причём туда идут четыре автобуса, между 6 утра и полуднем, а обратно – только три между тем же полуднем и 17:40. Возможно, если мне доведётся выбраться в Ушмаль ещё, я попробую выбраться из него через Муну, откуда ходят в Мериду коллективо. Ну да ладно, на сей раз всё было доверено автобусной компании. Забегая вперёд, скажу, что хотя у меня был заранее куплен и обратный билет на 15-20, назад мне пришлось ехать стоя, ибо автобус был полон. Автобус высаживает пассажиров на трассе у отворотки и идёт дальше, в Кампече (на всякий случай поясню, что не любой автобус из Мериды в Кампече, которых очень много, идёт через Ушмаль), а мы, приехавшие, идём по этой самой отворотке двести метров до входа в археологическую зону. Тут ещё неприятность, впрочем, ожидаемая после Чичен-Ицы и Эк-Балама: тут, как везде в Юкатане, резко повысили цену на входной билет, и он теперь стоит 412 песо. На этом, впрочем, неприятности заканчиваются. Входим в Ушмаль, великий и прекрасный.

воскресенье, 21 июня 2020 г.

Большой музей мира майя

Заканчиваем тему Мериды её главной достопримечательностью. Достопримечательность довольно новая – открылась она только в 2012 году. Большой музей мира майя. К моему удивлению, правда, ни в одном путеводителе не объяснено, как до него добраться – приводится только адрес и констатируется, что до него можно доехать из центра на автобусе. Можно, конечно, дойти пешком (он стоит на продолжении той самой 60-й улицы, да и по Пасео Монтехо к нему можно выйти), но это больше двенадцати километров от центра. Посему повторю (я её уже писал в путевых заметках) тут инструкцию по попаданию в музей. На Сокало ныряете вот в этот самый проезд к северу от собора Святого Ильдефонсо, на улице 58 за церковью поворачиваете налево. Там возле магазинов будут стоять люди, ожидающие автобуса. Будьте внимательны: сама остановка никак не обозначена, а городские автобусы в Мериде не имеют номеров маршрутов. На лобовом стекле есть трафарет, на котором перечислены основные пункты, мимо которых автобус проезжает. Ищите тот, на котором среди этих пунктов будет название El Siglo XXI, «Двадцать первый век» - так называется новый конгресс-центр, расположенный рядом с нужным музеем. Лучше всего попросить водилу подсказать вам, когда нужно выйти, но если знание языка не позволяет, во время поездки просто внимательно смотрите на левую сторону улицы, после очередной круговой развязки на ней можно будет увидеть вот такое здание с зелёным «гнездом» на крыше. Вы у цели.


Пересекаете улицу. Там обратная остановка (возвращаться проще, в центр довезёт всё, что там ходит) и сквер с монументов древним майя: сам майя, дующий в раковину, и плита с таинственными майяскими иероглифами.

воскресенье, 14 июня 2020 г.

Мерида, часть 2

Туристическая привлекательность Мериды отнюдь не нулевая, поэтому свою лепту в столпотворение в центре города вносят и туристы. Большей частью это, конечно, мексиканцы, приезжающие посмотреть достопримечательности Юкатана – внутренний туризм в Мексике развивается и развивается успешно, и Мерида, в качестве ворот в Юкатан вполне конкурирует с Канкуном. Аэропорт Мериды, конечно, уступает по пассажиропотоку канкунскому, но всё равно входит в восьмёрку крупнейших аэропортов страны. Имеются тут и рейсы из-за рубежа, в первую очередь, конечно, из Соединённых Штатов. Как оказалось, связи с Империей Добра у Мериды выходят просто за рамки туристических: пенсионеры из Штатов покупают тут дешёвую недвижимость и приезжают сюда на зимовку, когда в их городах становится слишком холодно и неуютно, причём этот поток начинается как раз в ноябре, когда спадает летняя жара и проходят осенние дожди. Ноябрь – пожалуй, лучшее время для посещения Мериды.
Чем ещё хороша Мерида? Тут очень хорошо закупаться сувенирами: в Канкуне, конечно, не хуже, но там надо знать места, ибо в туристической зоне тебя обдерут, как липку, а в Мериде прямо на главной площади и прилегающих улицах отличные сувенирные лавки с хорошим ассортиментом и разумными ценами.
Роль памятника Всемирного Наследия Мерида, конечно, не получила, но вот статус объекта национального культурного наследия у неё есть ещё с 1982 года. По городу проложены специальные маршруты, размеченные аудиогидами. Сегодня мы прогуляемся вдоль одного такого маршрута на север от главной площади.


Самой популярной улицей, отходящей от Сокало является 60- я улица (собор Святого Ильдефонсо стоит именно на ней). Начинается она красивыми зданиями в стиле модерн конца XIX века. Чуть не назвал их колониальными, но вспомнил, что в Мексике колониальные времена закончились существенно раньше, чем на Кубе или Филиппинах.

пятница, 12 июня 2020 г.

Мерида, часть 1

Если задать в Гугле поиск по слову «Мерида», то первым делом вам выдадут на-гора тайваньские велосипеды Merida bikes. Затем – принцессу из пиксаровской сказки «Храбрая сердцем». Ссылки о Мериде-городе будут, в лучшем случае проблескивать где-то на третьей странице результатов поиска. А ведь городов с таким именем ажно четыре: в Мексике, в Венесуэле, в Испании и на Филиппинах, и, как нетрудно догадаться, колониальные аналоги получили своё имя именно по испанскому предку, являющемуся центром региона Эстремадура. Дело в том, что некогда на месте Мериды располагался город майя Тхо, который, как и большинство городов майя, на момент прибытия испанцев лежал уже в руинах, напомнивших конкистадорам о римских руинах в столице Эстремадуры. Именно тут Франсиско Монтехо (дед того Монтехо, что завоёвывал Саки-Вальядолид) и заложил город, получивший имя Мерида. Было это в 1542 году, так что Мерида считается самым старым испанским поселением на Юкатане, впрочем, опередившим посещённые нами Исамаль и Вальядолид очень ненамного. Как водится, камни старого Тхо пошли на строительство нового города, так что от поселения майя тут ни черта не осталось. Хотя в некоторых источниках утверждается, что Мерида унаследовала от Тхо уличную сеть, планировка в ней явно носит тот же самый «попиндикулярный» характер, который можно видеть почти во всех колониальных городах Америки. Сегодняшняя Мерида – столица штата Юкатан и самый большой город полуострова, заметно отрывающийся по размеру от всех конкурентов. Его население сейчас около 900 тысяч, а с пригородами (к которым относится, например, 80-тысячный Канасин, второй по величине город штата) тут проживает более миллиона человек.
Современную Мериду характеризуют как город шумный, суетный и грязный, и в одном читанном мной отзыве он занимает второе место по неприятности после филиппинской столицы Манилы. И большей частью я с этим мнением соглашусь (Манилу, кстати, я тоже считаю образцовым неприятным городом): ни в какое сравнение с колониальными Кампече, Исамалем и Вальядолидом Мерида не идёт. Впрочем, какие-то свои плюсы у Мериды всё же имеются, и в ближайших репортажах я постараюсь их раскрыть.


Сердцем исторической Мериды является площадь с большим сквером, ныне известная, как площадь Независимости, или, как большинство центральных площадей в мексиканских городах, просто «Сóкало» (Zócalo). Тут по традиции установлен флагшток с мексиканским флагом и есть разноцветные буквы с названием города, которые, к сожалению, были запихнуты куда-то в тень деревьев, так что их мне снять так и не удалось.

понедельник, 8 июня 2020 г.

Древлянка II, лето 2020

Эпидемия COVID-19 и связанная с ней самоизоляция внесли в жизнь многих людей в мире некие пертурбации, так что весна 2020, вероятно, многим запомнится, и запомнится по разному, но мало кому в позитивном плане. На этом фоне, конечно, то, что я пропустил традиционный весенний визит на Древлянку-II останется сущим пустяком. Ну, что поделать, когда до Древлянки-II от меня около пяти километров, общественный транспорт не ходит, да и вообще на улицу лучше не выходить лишний раз. В карантинных условиях прошли два месяца. Угроза пока не ликвидирована, число заболевающих в стране упорно не убывает, но стало понятно, что дальше сидеть по домам особого смысла не имеет. Страна начинает помаленьку возвращаться к нормальной жизни. На холодную весну внимания никто, кроме, разве, дачников, обратить не успел, ибо её большая часть народа провела дома. Потихоньку наступило лето. Общественный транспорт пустили. С ограничениями типа масок-перчаток-дистанции, но по факту никто за соблюдением этих ограничений не следит, и стало быть, почти никто их не соблюдает. Зато стало возможно выбраться поснимать изменения с октября прошлого года.


Особой беды в полуторамесячной задержке не было. Работа на стройплощадках в связи с эпидемией практически не останавливалась, но сделано было и так не особо много что. В двух микрорайонах работы уже завершены, в оставшихся новостей было немного. Первым делом направился на Древлянку-9. Детский садик достроили, правда, ещё предстоит облагородить прилегающий участок.

воскресенье, 7 июня 2020 г.

Исамаль, часть 2. В жёлтом-жёлтом городе...

Исамаль, как я уже рассказывал, находится в списке кандидатов в объекты Всемирного Наследия, но пока в него не внесён. Зато у него есть весьма интересный местный статус, про который нельзя не упомянуть. Двадцать лет назад Секретариат Мексики по туризму задумался, как бы помочь рассредоточить туристические потоки, вертящиеся  в ограниченных местах, в основном, в крупных городах и популярных курортах. В то же самое время по стране есть достаточное количество небольших городков, обладающих какими-то природными, историческими или культурными достопримечательностями. Так возникла программа «Волшебных городков» или Пуэблос Махикос, по которой были отобраны 32 наиболее интересных городка по всей Мексике, и в их инфраструктуру были вложены значительные суммы денег. Честно говоря, мне эта инициатива, аналогов которой я не знаю, очень импонирует, и я даже стал призадумываться, как бы её можно было пересадить на нашу почву. Например, классическим «Волшебным городком» мог бы стать Мышкин, который я уже тут поминал. Или Олонец с его статусом «Гусиной столицы». В число 32 вошёл и Исамаль. В некоторых блогах, даже относительно недавних, зачастую пишут, что это единственный «Волшебный городок» в штате Юкатан, но это уже восемь лет как устаревшая информация, которую блогеры просто переписывают друг у друга, ибо с 2012 года «Волшебным городком» является и Вальядолид. А всего таких городков по всей стране уже 121 штука. И я совсем не удивился, когда узнал, что этот статус имеют практически все посещённые мной мексиканские города, кроме столичных Мериды и Кампече (второй ещё и памятник ЮНЕСКО), а также курортного Канкуна (хотя Исла Мухерес, виденная мной с мола в Пуэрто Канкун,таким статусом обладает).


Прогулку по улочкам города продолжим прямо от места, где мы прервались в прошлый раз – монастыря Святого Антония. В первую очередь обратим внимание на памятник, стоящий на круглой площади с южной стороны от монастыря. Это Диего де Ланда Кальдерон, фигура весьма примечательная по ряду причин. В 1545 году он прибыл на Юкатан в качестве миссионера и занял пост помощника настоятеля монастыря Святого Антония, который, если помните, на тот момент ещё строился. Служил учителем детей знатных родов майя, насильственно обращённых в христианство. В 1553 году стал аббатом монастыря и вскоре стал «хранителем» (custodio) Юкатанской миссии. Занимаясь образованием индейцев, Ланда сам выучил юкатекский язык, внедрил ему новую письменность на основе латинского алфавита вместо иероглифов майя и оставил фундаментальный труд «Сообщение о делах в Юкатане», являющийся ценным источником информации об истории, языке и традициях майя. С другой стороны, он же устроил в 1562 аутодафе, на котором было сожжено огромное количество старинных аборигенных рукописей, что вызвало негативную реакцию даже у его непосредственного руководства – первого епископа Юкатана Франсиско де Тораля. Ланда был отстранён от руководства и отправлен назад, в Испанию, где его, впрочем, довольно быстро оправдали, и в 1573 году прислали назад в качестве второго епископа Юкатана на место скончавшегося де Тораля.

среда, 3 июня 2020 г.

Исамаль, часть 1. От шаманов до францисканцев

Как мне было ни грустно, но мы покидаем Вальядолид. Впрочем, чего об этом жалеть? Не мог же я там сидеть весь месяц странствий по Юкатану. Да потом бы всё равно пришлось уезжать. Так что об этом особо страдать не стоит. А вот о том, что я меньше суток провёл в Исамале, уже таки да. Ну да изначально я Исамаль вообще не рассчитывал посещать, и внёс его в маршрут только потому, что во-первых, этот городок – кандидат на включение в список Всемирного Наследия ЮНЕСКО, а в-вторых, он довольно удобно с логистической точки зрения расположен между Вальядолидом и Меридой. Так я включил в программу одну ночёвку в Исамале. Городок оказался очень даже интересным и приятным, и, в особенности, приятным для меня. Оборотной стороной этого стало то, что за сутки я наснимал столько, что в один пост не влезает. Придётся разбивать на два. А это я ещё много чего там не посетил, и не увидел.


Название Исамаля производят от двух майя-юкатекских слов, Itz — роса, морось, и Amal — постоянный, ежедневный. Вместе – типа «место, где каждый день роса/мелкий дождь». Это объяснение можно прочитать, например, в википедии, и оно кочует из блога в блог. И хотя в день, когда я приехал в Исамаль, там действительно прошёл мелкий дождь, мне кажется, что настоящее происхождение имени немного иное. В пантеоне майя важное место занимает Ицамна, бог луны и прародитель всех богов и людей. Так вот одним из материальных олицетворений Ицамны является весенний дождь, он сам представлялся, как «небесная роса» и «влага облаков». Ну а сам Исамаль, очевидно, являлся (да и является) важным религиозным центром Юкатана, так что главная площадь Исамаля неспроста носит имя Ицамны. В своё время тут находилось не менее дюжины храмовых комплексов, до нашего времени дошло (в разной степени сохранности) шесть из них, и они все вплетены в городскую застройку в виде симпатичных парков. Самым главным является, конечно, комплекс пирамиды Кинич-Какмо, расположенный в паре кварталов к северу от площади Ицамны. Пройдя от ней по улице 28 (да, здесь уже знакомая нам по Вальядолиду номерная топонимика: чётные идут с севера на юг, нечётные – с востока на запад) мы упрёмся в улицу под номером 27, и немного справа между домами будет проход вглубь квартала, куда нам и надо занырнуть.

суббота, 30 мая 2020 г.

Эк-Балам

Вторым городом майя, в котором я побывал, стал Эк-Балам, расположенный примерно в тридцати километрах к северу от Вальядолида по дороге в ещё один крупный город северного Юкатана Тисимин. Надо сказать, визит в Эк-Балам в изначальной программе мной был не предусмотрен, но, во-первых, меня весьма впечатлило описание этого сайта в путеводителе, где он был охарактеризован, как «восхитительный», а во-вторых, это давало повод подзадержаться ещё на денёк в полюбившемся мне Вальядолиде.


«Коллективос», а точнее, такси в Эк-Балам ходят с 44 улицы между 35 и 37, примерно за квартал до Канделярии, расположенной на той же улице с другой стороны. Сколько стоил проезд – не помню, в путеводителе написано, что 50 песо в одну сторону. Но, вроде бы, было меньше. Спутников, понятно, придётся подождать и ждать придётся довольно долго. Наконец четыре пассажира собраны и загружены в машину. Едем. Высаживаемся на парковке у входа в археологическую зону. Ну, масштабность, конечно, поменьше, чем в Чичен-Ице, но вот входная цена (тут тоже два билета, в сумме стоящие 411 песо) ниже не намного.

вторник, 26 мая 2020 г.

Сеноты Дситнупа

Сегодня я немного расскажу о таком местном туристическом аттракционе, как сеноты. Что это такое, я уже упоминал в постах про Вальядолид и Чичен-Ицу. Теперь объясню немного подробнее. Как я уже говорил, полуостров Юкатан сложен древними известняками, породами, образовавшимися в результате отложения известковых раковинок микроорганизмов на мелководьях палеозойских морей. За сотни миллионов лет вода подземных рек промыла в толщах этих известняков карстовые полости, образовав разливы подземных озёр и пещерные камеры. На Юкатане наземных рек практически не осталось: почти вся пресная вода полуострова сосредоточена под землёй. И там, где своды залов пещер подходили ближе всего к поверхности, часто они обваливались, образуя открытые или полуоткрытые воронки и колодцы с доступной пресной водой. Сеноты, как форма карстового рельефа, встречаются не только на Юкатане, они есть и в Австралии, и в Канаде, и в некоторых регионах южной Африки, но вообще это местная фича. Само слово «сенот» происходит от юкатекского ts’onot, обозначающего место с доступным источником пресной воды. Сейчас на Юкатане известно около шести тысяч сенотов (не считая подземных озёр с сохранившимися сводами), и рассмотрев внимательно космические снимки полуострова, вы без особого труда начнёте вычленять в зелени лесов характерные тёмные кружочки. Для цивилизации майя сеноты были главным центром притяжения, поэтому практически любое старое поселение на Юкатане образовалось у какого-нибудь сенота, ведь сенот – это пресная вода, а пресная вода – это жизнь. В наши времена потомки майя оценили и рекреационные достоинства сенотов, поэтому к практически любому удобно расположенному сеноту подведена дорога, а сам сенот оборудован для купаний: как минимум, прорублен удобный проход и организованы заходы в воду. А иногда устроены и раздевалки с запирающимися шкафчиками, душевые и рестораны. Самый известный пример – большой сенот Ик-Киль, в который туристов завозят на обратном пути после экскурсии по Чичен-Ице.


В районе Вальядолида (не считая сенота Саки прямо в центре города) имеется несколько сенотов, оборудованных для публичного посещения. Я выбрал два сенота, расположенных в районе посёлка Дситнуп в семи километрах от города. Они достаточно популярны: если вы откроете статью «сенот» в русской Википедии, то верхняя фотография там изображает Ик-Киль, а вот вторая под ней – сенот Самула в Дситнупе. Доставку в Дситнуп осуществляют от того же места, откуда отправляются маршрутки в Чичен-Ицу, только вместо микроавтобуса используется легковушка, но даже и с ней ждать, пока наберутся пассажиры, придётся существенно дольше, ибо в сеноты народа едет куда меньше. Ну и ещё это вдвое дороже: 70 песо в одну сторону. И пока ждёте, вам будут предлагать уехать в гордом одиночестве за 200 песо, но вестись на это не стоит. Кроме того, можно довольно легко сэкономить, проехав на такси только в одну сторону – обратно не особо трудно дойти пешком чуть более, чем за час, как я и поступил. Был будний день, народу в сеноты ехало немного… В общем, дождался, пока соберут хотя бы ещё трёх пассажиров в моём направлении, да и уехал. Высаживают на автостоянке перед входом. В кассе можно взять билет за 75 песо в любой их них, а можно – за 120 в оба сразу. Я, конечно, предпочёл посмотреть оба сенота. Билет представляет собой яркий браслет из воскованной бумаги, который нельзя снимать до конца посещения.

пятница, 22 мая 2020 г.

Чичен-Ица, часть 2

Продолжаем нашу прогулку примерно в том месте, где мы прервались, то есть, примерно от северной стороны главной пирамиды. Сегодня мы пройдёмся по восточной и южной частям Чичен-Ицы.


Одно из самых примечательных сооружений тольтекского периода в Чичен-Ице – это так называемый храм Воинов, расположенный менее, чем в ста метрах на восток от пирамиды Кукулькана. В интернете можно найти немало фоток, как красиво он смотрится с вершины пирамиды, сделанных во времена, когда на неё ещё можно было забираться туристам. Сейчас и на сам храм тоже доступ воспрещён. Как и на все сооружения Чичен-Ицы с некоторого времени. Ну, отчасти правильно, ибо потока посетителей, который только усиливается, не очень прочный известняк просто не выдержит. Но из-за этого многие достопримечательности вообще можно увидеть только на фото в интернете. Например, на вершине храма Воинов установлен ещё один Чак Мооль, очень хорошо сохранившийся (его копию я потом увижу в Большом музее мира майя в Мериде). Но заметить его довольно трудно, и я вообще долго время думал, что его убрали куда-то. Потом на одной из фоток, вроде разглядел высовывающуюся из-за края ступеней часть головы.

понедельник, 18 мая 2020 г.

Чичен-Ица, часть 1

Как ни уютен столь приглянувшийся мне Вальядолид, но особой достопримечательностью он не является, и туристы используют его, в основном, в качестве точки подскока до других, более интересных мест. Среди которых номером один, конечно, является прославленная Чичен-Ица, расположенная примерно в 40 километрах от города.


Заведомо большая часть народа, конечно, приезжает сюда с экскурсиями из Канкуна или Мериды. Ну а тем, кто желает сэкономить деньги или время (понятно, что на стрижке клиентуры турагенты в Мексике тоже не скромничают), Вальядолид предлагает несколько опций. Во-первых, в Чичен-Ицу можно проехать на проходящем автобусе, отходящем с автовокзала несколько раз в день (сколько раз - не знаю, потому как автобусом я ехал только обратно). Во-вторых, чуть к востоку от автовокзала по той же стороне улицы, из двора отправляются маршрутки, которые возят туристов ко входу в музей и обратно. Пройти мимо без того, чтобы тебя не спросили не в Чичен-Ицу ли ты, просто невозможно. Проезд стоит ненамного дороже, чем на автобусе (35 песо против 33), а отъезд намного чаще – маршрутки отправляются по мере заполнение микроавтобуса. Так что я ехал именно на маршрутке: примерно минут 20 на сбор комплекта пассажиров, 40 минут дороги, и меня высаживают у входа с западной стороны от музея Чичен-Ица. Путеводитель советует приезжать как можно раньше (но, конечно, не раньше восьми утра, ибо музей открывается в восемь), пока не доехали толпы тушек из Канкуна (им катить сюда больше двух часов), дабы избежать очереди на входе. Я приехал в девять, и очереди почти не было. Единственным неприятным сюрпризом оказалось цена на билет, возросшая по сравнению с обещанным почти вдвое. Точнее, билета даже два: один от Национального института археологии, красивый с QR-кодом и фото мексиканских археологических памятников за 75 песо (на билете в Чичен-Ицу у меня почему-то был Паленке – позднее оказалось, что эти билеты одинаковы по форме на всех археологических памятниках Мексики), а второй – собственно местный, за 406 песо. Оказывается, в конце прошлого года штат Юкатан увеличил сборы за посещение археологических памятников. Та же фигня меня ожидала и в Эк-Баламе, и в Ушмале, которые тоже находятся в штате Юкатан. Обидно, но что поделаешь. Памятники тоже нуждаются в охране и реставрации.

четверг, 14 мая 2020 г.

Вальядолид after dark

Начнём с того, что after dark в Вальядолиде, да и вообще в Мексике, я выходить не собирался. Хотя и прихватил с собой компактный штатив для фотоаппарата. Честно говоря, я вообще думал, что после захода солнца буду забиваться в гостиницу, рано ложиться спать и не высовывать носа до рассвета. Ибо реально опасался Страшно Мексиканской Преступности, и такое поведение предоставлялось вполне разумной мерой предосторожности. А знакомую, которая была в Канкуне до меня кто-то (видимо, представители турбизнеса) увещевали, что в Канкуне то относительно безопасно, тут полиции полно, а за пределами Канкуна лучше и не высовываться, и полиция там – те же бандиты. . У меня, конечно, был свой опыт с той же Бразилией, и к подобным словам я относился с изрядной долей скептицизма, но ведь я же не знаю, чего там от Мексики ожидать?


Первые пару дней я и впрямь не выходил после захода солнца, и поужинав в шестом часу, отправлялся на закате в гостиницу. Однако, за эти пару дней Вальядолид, показавший себя очень добрым городом, изрядно расслабил. Кроме того, появился и повод выбраться, поскольку в 9 вечера на стенах монастыря Сан-Бернардино устраивают свето-звуковое шоу. Тогда я ещё не знал, что в Мексике это очень распространённый аттракцион. Подобные шоу устраивают на разных стенах практически везде. К сожалению, кроме Вальядолида, я видел такое шоу только ещё в Кампече. Судя по видео, интересное шоу устраивают в Чичен-Ице на пирамиде Кукулькана, но тут проблема в том, что приехать в Чичен-Ицу, а тем более, обратно, после заката на общественном транспорте не так просто. А в Исамале я на шоу, увы, просто опоздал – в зимнее время его устраивали на час раньше, о чём я узнал слишком поздно.
Ну а в Вальядолиде, насладившись зрелищем, я просто пошатался по вечернему городу. Я вообще люблю вечерние города, вечером всё какое-то более расслабленное и уютное, и старый Вальядолид исключением не является. Какие-то места на моих снимках вы узнаете с дневных картинок.

воскресенье, 10 мая 2020 г.

Героический Вальядолид

Вальядолид – город, куда я направился из Канкуна первым делом, расположен чуть больше, чем в полутора сотнях километров от побережья на территории штата Юкатан, занимающего север соответствующего полуострова. И в первую очередь это узнаёшь, потому что здесь надо перевести часы на один час назад – Канкун, как и весь Кинтана-Роо, живёт по американскому атлантическому времени, а тут время среднемексиканское. Городок, вроде бы, невелик – около пятидесяти тысяч населения, но фактически это третий по величине город штата Юкатан, а с учётом того, что второе место по числу жителей занимает пригород Мериды Канасин, по значению он уступает только столице штата Мериде.


Как правило, мы представляем себе Мексику, как страну пустынь, в которых растут редкие кактусы. Такой стереотип оправдан тем, что на равнинах северной части Мексики, известной нам по вестернам, пустынь и впрямь много. И особенно много было, учтя, что пустыни Аризоны, Невады и Нью-Мексико давно прибраны к рукам северным соседом. На деле немалая часть Мексики занята горами с горными лесами. А на юге страны, в частности, на полуострове Юкатан, пустынь нету и в равнинной части. Лесные просторы Юкатана я увидел ещё на месте, когда ехал на автобусе из Канкуна, а вернувшись домой, с удивлением узнал, что по лесистости три штата, расположенных на полуострове (собственно, Юкатан, Кинтана-Роо и Кампече) уделывают нашу Карелию, которую мы привыкли считать землёй лесов. Но в Карелии леса занимают 62% суши, а на Юкатане – 75%. Причём в Кинтана-Роо эта величина достигает 85%.
Тем удивительнее, что на карте Юкатана мы практически не увидим ни рек, ни крупных озёр. Откуда же берётся вода, подпитывающая этот лесной край? Ответ очень интересен. Дело в том, что Юкатан слагают в основном рыхлые известняки, которые за миллионы лет превратились в эдакую ноздреватую губку из пещер. Там, под землёй, и содержится юкатанская вода. Особенно важным источником влаги являются сеноты – широкие (в несколько десятков и даже сотен метров) карстовые колодцы с частично или даже полностью обвалившимися сводами. У таких колодцев и основывали свои города древние майя. Собственно, не был исключением и нынешний Вальядолид, на месте которого было крупное поселение майя, носившее имя расположенного тут сенота Саки (ударение на «И»). Сенот вполне жив и сейчас, он расположен прямо в городском квартале, и является популярным местом отдыха и купаний. Правда, хотя я и жил в нескольких сотнях метров от него, но в сам сенот Саки так и не сходил, предпочтя познакомиться с сенотами на другом объекте, паче, когда я был в городе, погода была не самая удобная. Возможно, и зря. Сенот, хоть и более затоптанный, но довольно красивый, как я увидел по фото в интернете.

четверг, 7 мая 2020 г.

Ленты путешествий


Постоянные читатели, если бы они у моего блога были, вероятно бы заметили новинку в интерфейсе: в левой колонке появилось новое меню под названием «Ленты путешествий».


На самом деле, идея систематизировать это дело у меня была уже давно, когда столкнулся с проблемой того, как неудобно давать ссылки на свои путешествия сторонним людям, но вот добрался, благодаря самоизоляции, только сейчас. В правой колонке есть два способа навигации по постам: хронологический и по ключевым словам, и оба неудобны, чтобы давать на них ссылки. Хронологический порядок неудобен изначально:  часто между самим путешествием и репортажами о нём проходит изрядное время, да и сами репортажи бывают растянуты и растащены по блогу на годы. Не очень помогают и ключевые слова. Во первых, очень часто путешествие затрагивает не одну страну, так что записки получаются разорванными по разделам, а во-вторых, отфильтровав записи по ключевому слову, мы получим выборку в нисходящей хронологической последовательности: сверху будет самый конец путешествия, а первый пост – где-то там, в глубине, и где его искать, непонятно. Да ещё и некоторые посты, имеющие отношение к стране, не имеют отношения к определённому путешествию…

среда, 6 мая 2020 г.

Канкун, Zona Hotelera

Я уже не раз поминал, что, как и в Варадеро, Канкун состоит из городской и курортной части. Впрочем, на этом сходство заканчивается. Городская часть в Канкуне намного больше, чем в Варадеро, и расположена не на косе, а на прилежащем участке материка. Самая коса не строго линейна, а фактически состоит из трёх фрагментов, примыкающих друг к другу под прямым углом, крайних покороче и среднего длинного, примерно в 12 километров. В результате в плане получается что-то вроде дверной ручки, которая северным концом крепится к городу Канкун, а южным – примерно к месту расположения Канкунского аэропорта. Благодаря этому в курортную зону, или, как она здесь называется, Zona Hotelera можно проехать в аэропорт, не въезжая в город, поэтому о существовании города многие отдыхающие в Канкуне даже и не догадываются. С другой стороны, перемещения тут намного проще, чем в Варадеро: из города в Zona Hotelera ходят весьма частые и недорогие городские автобусы, в частности от автовокзала по авениде Тулум идёт автобус R1, а из района рынка Mercado 28 – R2. Проезд стоил 12 песо (то есть, меньше 40 рублей).


Дорога, ведущая из центра Канкун Пуэбло к курортной зоне названа Кукулькан Булевард. Никакого бульвара, впрочем, там нету. Хотя дорога довольно зелёная и на её тротуарах и прилегающих извилистых дрожках можно встретить немало любителей активного отдыха, на роликах, велосипедах или просто бегающих трусцой.

суббота, 2 мая 2020 г.

Канкун Пуэбло

Путешествия продолжаются. Так и не дойдя до части скопившихся материалов, сегодня я перехожу к последнему на данный момент странствию по земле майя, полуострову Юкатан, пока впечатления ещё свежие.
Сегодняшний материал, может и не самый любопытный, но, как ни крути, именно это было моим первым столкновением с Мексикой, которую я с трудом мог себе представлять, и которую несколько опасался. Про мексиканскую нищету и преступность мы все наслышаны, а про Канкун несколько опрошенных говорили, что это место спокойное, но за его пределы нос высовывать ни-ни. Я уже эмпирически проверял несколько подобных слухов ранее (в Бразилии, например), но чего ожидать от Мексики, абсолютно не знал.


В историческом плане Канкун абсолютно неинтересен. Находится он на севере восточного побережья Юкатана, в местах, которые были довольно глухими ещё полвека назад. Сам Канкун представлял собой небольшую рыбацкую деревушку в малонаселённом тогда штате Кинтана-Роо на Карибском море. Интенсивный рост начался только в шестидесятые годы, когда про дешёвый, но сердитый курорт на Карибах прослышали американские туристы, которые ломанулись сюда и повезли свои деньги, а за ними поехали и туристы из прочих стран мира. Таким образом, Канкун стал одной из самых важных точек въезда в Мексику. По пассажиропотоку аэропорт Канкуна в Мексике уступает только столичному: в прошлом году через него прошло 25 миллионов пассажиров. В России больше только у московских аэропортов Шереметьево и Домодедово, у Внуково, из которого я вылетал, было чуток меньше.
Рассматривая карту и бронируя гостиницу, я с трудом представлял, как выглядит сие поселение. Во-первых (это я знал заранее), известно, что Канкун делится на две функциональные части: курортная зона, расположенная на песчаной косе между собственно морем и лагуной Ничупте (на косе мы побываем в следующий раз), и Пуэбло, то бишь, город Канкун, расположенный на материке чуть в стороне от косы. План города довольно бесхитростен: есть даже не треугольник, а просто угол двух дорог, авениды Тулум, уходящей с севера на юг, к аэропорту, и дальше, к Тулуму, и авениды Лопес Портильо, идущая от порта на юго-запад, к Вальядолиду и штату Юкатан. Этот угол и образует скелет планировки Канкуна. Сейчас Канкун несколько разросся от, собственно, исторического ядра, и уже есть кварталы и к северу от Лопес Портильо, и к востоку от авениды Тулум. Но основная жизнь протекает в секторе между этими улицами. Ну, планировка, правда, ясна, а вот какой тут жизни ожидать, небоскрёбов или лачуг, я совсем не знал. В Канкун я прибыл из аэропорта на рейсовом автобусе, и дальше минут за двадцать дошёл до забронированной гостиницы. Потом выяснилось, что по проулкам можно дойти минут за семь, но в первый день я щемиться по проулкам побаивался. Хотя сама гостиница стоит как раз в тихом проулке. Вот как она выглядит. Никаких опознавательных знаков снаружи, заборы и решётки тоже оптимизма не добавляли.

вторник, 28 апреля 2020 г.

В Истамбуле, в Константинополе

Ну вот, вроде Филиппины закончены, стало быть, с 2017 годом всё. Но нет, пока не всё. Я совершенно забыл, что кроме Кубы и Филиппин, а также Абу-Даби на пересадке, в 2017 году я побывал в ещё одной стране. Возвращаясь назад с Кубы авиакомпанией Turkish Airlines, я полдня провёл в Стамбуле, так что смог опять прогуляться по центру города. Пересадки в Стамбуле я делал пять раз (десять, если считать туда и обратно по-отдельности). Три раза из них я выходил в город, два раза в нём ночевал. Это была вторая прогулка по центру города, и, хотя я посетил практически те же самые места, решил сделать пост и по ней. Уж больно хорошая стояла погода. По фоткам можно подумать, что это весна, но нет, это 8 декабря. Вот оно, преимущество Средиземноморья: у нас на Севере в это время мало, что световой день короток, как гулькина пипка, так ещё солнца не видно за постоянными тучами, и начинает появляться оно по зиме только после нового года. В Стамбуле же было солнечно и довольно тепло, я гулял в одной флисовой куртке. Впрочем, всего за день до этого я вообще ходил по Гаване в шортах и рубашке с коротким рукавом.


Большая часть исторических достопримечательностей Стамбула находится районе Фатих в европейской части города, на мысу между Мраморным морем и бухтой Золотой Рог. Из аэропорта тогда попасть туда было довольно легко: прямая линия метро до станции Аксарай, откуда просто надо идти на восток вдоль трамвайной линии. Вот и я, поблуждав по улицам Еникапы (ничего интересного, честно говоря), и перекусив в местной кафешке (вкусно, хотя не так уж и дёшево), двинулся тем самым маршрутом. Колонна Константина Багрянородного, в прошлый раз напомнившая мне фабричную трубу, хотя по возрасту и превышает любую трубу мира.

пятница, 24 апреля 2020 г.

Пагудпуд, часть 2

Надеюсь, по предыдущему посту можно было проникнуться очарованием тропического лусонского захолустья. Увы, у медали две стороны. Здесь замечательные пляжи и добрые неиспорченные люди, но, в общем, никаких сколь-либо значимых достопримечательностей в Пагудпуде нет, как нет и инфраструктуры, рассчитанной на изнеженного гламурного туриста. Если вы не занимаетесь сёрфингом или можете просто проводить время на пляже, делать вам, в общем, тут будет почти совсем нечего. Какую-то экскурсионную программу тут пытаются организовать, но это довольно смешно. Показывают, к примеру, как достопримечательность, маяк под Бургосом из предыдущего поста. Или поля ветряков (точно таких же, как в Пагудпуде, но в большем числе) под тем же Бургосом. На окончании мыса Майрайра, в уединённом месте стоит мемориал американской подводной лодке «Стингрей». Эта подлодка во Вторую Мировую доставляла припасы на север Лусона. Нет, её тут не подбили, никаких морских баталий в Пагудпуде не было, она просто дослужила свой век и после войны её разрезали на металл. А мемориал поставили американские военные, которые паслись на Филиппинах ещё больше сорока лет. Не сказать, что это очень интересно, да и добираться туда довольно трудно, если только на взятом напрокат велосипеде.


Ну а я поехал в восточную часть Майрайры, возле Голубой Лагуны, где есть ещё пара достопримечательностей, самая известная из которых – водопад Кабиган. Водопад расположен примерно в 13 километрах от Пагудпуда по извилистой дороге AH26, служащей здесь продолжением трассы N2, хотя вообще эта странная дорога пересекает весь Лусон, в основном, по восточному берегу, от крайнего юга до крайнего севера. Для поездки нанял за небольшой прайc (сколько – не зафиксировал, но меньше 700 песо, прописанных в путеводителе) трициклиста из знакомых Нилен. Отворотка на водопад видна уже минут через пятнадцать поездки в каком-то хуторе. И прямо за отвороткой – стоянка. Проехать на водопад нельзя, дальше полтора километра пешком.

понедельник, 20 апреля 2020 г.

Пагудпуд, часть 1

Шаг за шагом мы добрались до конечной точки моего лусонского вояжа. Правда, фоток получилось многовато, так что пост про неё я решил разбить на две части. Сегодня будет пляжных красот в стиле «Баунти» псто. Заключительный аккорд путешествия, когда ты энное количество дней лазил по горам и старым городам, хорошо провести где-нибудь на пляже у тёплого моря. Хотя пляжный отдых вообще я не очень люблю. Я довольно равнодушен к купаниям, плаваю плохо, а уж просто валяться на песке часами меня заставить невозможно. Но, повторюсь, речь идёт о конце маршрута, так что пур куа бы и не па на пару дней? Так после Анд я заезжал в сонный Парати, маршрут по Кубе закончил в Варадеро, а на Филиппинах для такого заключительного аккорда было выбрано местечко Пагудпуд в Северном Илокосе.


На карте Пагудпуд найти очень легко, даже если он не подписан. Если поглядеть на северо-западный угол острова Лусон (а там берег действительно делает поворот под почти прямым углом), тот там можно увидеть два выдающихся к северо-западу толстеньких мыса: Негра (левый) и Майрайра (правый). Вот в основании мыса Майрайра Пагудпуд и находится. Добираться туда проще всего через уже вам известный Лаоаг, в котором из квартала к северу от капитолия отправляются местные, напоминающие ПАЗики, автобусы. Сейчас, правда, смотрю, там какую-то хрень железобетонную, типа торгового центра, втемяшили, а тогда была просто подворотня, куда я и прибежал первым делом, приехав из Вигана в Лаоаг. Автобусы ходят каждый час, и идут до Пагудпуда около двух часов, там примерно 75 километров по бетонке. Купил билет, еду. Через километров двадцать пейзажи за окном стали явно морскими – трасса вышла на самый берег моря.

четверг, 16 апреля 2020 г.

Паоай

Как я уже отмечал ранее, Северный Илокос значительно уступает по привлекательности Южному. Тем не менее, собственный памятник ЮНЕСКО здесь тоже есть. Церковь Святого Августина в городке Паоай, входящая в один памятник вместе с тёзкой из манильского Интрамуроса и церковью Святой Марии, про которую был один из недавних репортажей.


Паоай расположен примерно в двадцати километрах южнее Лаоага, в нескольких километрах к западу от знакомой нам трассы N2. Джипни в Паоай ходят с утра до позднего вечера раз минут в пятнадцать со стоянки, расположенной у западной стены капитолия через дорогу от «Ла Табакалеры». Ежели рискнёте туда отправиться, при поиске нужного джипни не забывайте уточнить, что вам нужно к церкви, то есть, Паоай чёрч, а то некоторые джипни идут к лагуне Паоай, где тоже есть поселёнка, и откуда до церкви километров пять-шесть.

воскресенье, 12 апреля 2020 г.

Лаоаг

Ну что ж, покидаем Южный Илокос и перемещаемся к северу, в места менее затоптанные европейскими туристами. Провинция Илокос Норте, последняя из посещённых мной в 2017 году провинций Филиппин. Хронологически следующим пунктом, где я останавливался после Вигана является Пагудпуд. Однако, подумав, я решил оставить Пагудпуд на сладкое, а пока уделить внимание местам, по которым у меня меньше материала. Сегодняшний рассказ – о столице Северного Илокоса, городке Лаоаге.


Лаоаг расположен чуть более, чем в семидесяти километрах к северу от Вигана. Лаоаг – последний крупный город (ну, как крупный: около ста тысяч населения) при продвижении на север Лусона вдоль побережья Южно-Китайского моря, так что именно здесь заканчивается та самая трасса N2. Следуя по ней, мы пересекаем по длинному мосту широкую реку со смешным названием Падсан, и там то, на террасе над рекой и вытянулся вдоль неё Лаоаг.

среда, 8 апреля 2020 г.

Санта-Мария

Предыдущий рассказ я закончил на том, что по Вигану гулять приятнее всего по вечерам. Ну а дневное время можно использовать для вылазок по иным достопримечательностям. Что я в один день и сделал, хотя изначально не планировал. В качестве достопримечательности для вылазки вне конкуренции была барочная церковь в городке Санта-Мария примерно в сорока километрах к югу от Вигана, входящая в состав памятника Всемирного Наследия номер 677 «Барочные церкви Филиппин» вместе с уже поминавшейся мной церковью Святого Августина в Маниле. Санта-Мария стоит на трассе N2, связывающей агломерацию Манилы со столицей Северного Илокоса Лаоагом, так что через неё идут все проходящие автобусы, да и я проезжал её за пару дней до того, когда ехал в Виган из Багио. Церкви, правда, тогда не видел – она чуть в стороне от трассы, хотя в Санта Марии мы останавливались.


Соответственно, попасть в Санта-Марию из Вигана не так трудно. Можно прийти на автовокзал и купить билет на любой проходящий автобус до Багио или Манилы. Но ещё дешевле и быстрее будет с Пласы Сальседо в Вигане направится не на юг, в исторический город, а на север, перейти по мосту речку Говантес, и через метров шестьсот выйти на саму трассу N2 в соседнем городке Бантае, и там, на перекрёстке застопить маршрутку, ходящую в Тагудин на южной границе Илокоса Сур. Я не знаю, как часто они ходят, но явно чаще мягких автобусов с автовокзала. И на пути в Санта Марию, и на обратном пути в Виган я не ждал их больше пяти минут. Ну а ещё одно удобство состоит в том, что, если ты скажешь, едешь в церковь Санта-Марии, то маршруточник подвезёт вас прямо к церкви. И вот через полчаса я у неё.

суббота, 4 апреля 2020 г.

Колониальный Виган

Путешествие по Филиппинам продолжается. Теперь из гор мы перемещаемся к морю, конкретно, в новый регион, носящий название Илокос, который включает четыре провинции, зажатые в узкой полосе между Южно-Китайским морем и регионом Кордильер. Своё название Илокос получил из-за илоков (или илоканцев) – местного народа со своим местным языком. Илоки живут и в Кордильерах, и в Центральном Лусоне (в основном, в городах), есть они на Палаване, и даже на южном Минданао, но основной  ареал их обитания – северо-западный Лусон, а конкретно, две провинции, Илокос Сур (Южный Илокос) и Илокос Норте (Северный Илокос). В их пределах мы и проведём все остатки филиппинских репортажей. А начнём с места, где я остановился первым хронологически, столицы Илокоса Сур городка Вигана.


Виган – один из самых старых городов Филиппин. Ещё до колонизации островов испанцами тут, возле устья реки Говантес, был китайский торговый пост, где китайцы обменивали у аборигенов шёлк и фарфор на воск, ценную древесину и золото. Предметы с той торговли до сих пор можно видеть в музеях, например, в Лаоаге, где мы побываем позже. В 1751 одним из последних конкистадоров, Хуаном де Сальседо (кстати, родной внук Мигеля де Легаспи, основавшего Манилу) здесь был основан городок, названный Вилла-Фернандина в честь первенца Филиппа II принца Фердинанда, затем получивший название Фернандина де Виган, от коего к нашему времени осталось только окончание. Предположительно, топоним Виган имеет южно-китайское происхождение, на диалекте Южный Мин «вей гань» обозначает «прекрасный берег». Ну, не знаю, как берег, а городок вырос и впрямь очень симпатичный, удивительным образом сочетающий шарм торгового Хойана во Вьетнаме и мексиканских колониальных городков типа Вальядолида, Исамаля или Кампече. Как это часто и водится с подобными городками, процветание на торговле XVI-XVII веков тут сменилось захолустьем нового времени, что позволило сохранить город в его историческом облике. Ну и плюс Вигану очень повезло, что в 1945 году японцы вовремя вывели свой гарнизон, и город счастливо избежал американской ковровой бомбардировки, для коей уже грузили бомбы на Гуаме, иначе повторить бы ему судьбу Манилы. Но, слава КПСС, не повторил. И в 1999 году старинный Виган получил статус Памятника Всемирного Наследия ЮНЕСКО номер 502, из-за чего я и наметил его в качестве одного из главных пунктов своих филиппинских каникул. Я с удовольствием провёл в Вигане три дня, которые упаковываю в один репортаж. Правда, большой.

понедельник, 30 марта 2020 г.

Малигконг

Вы ещё не устали от горных поселений с названием, начинающимся с «Б»? Не переживайте, осталось всего одно (столицу региона Кордильер Багио я решил пропустить, ибо фоток по нему совсем мало, и большая их часть в своё время уже была), и начинается оно с «М».
Есть к северу от Бонтока две деревушки, Малигконг и Майнит. Деревни стоят совсем недалеко друг от друга, разделённые горой Копáпей (на некоторых картах – Кофафей). Малигконг славится живописными рисовыми террасами (посему он популярен у художников, особенно, осенью), Майнит – горячими источниками. Это я знал заранее из путеводителя. За прочей информацией я пришёл в тот самый информационный туристический центр в Бонтоке. Проку с меня было немного, на индивидуальные экскурсии с гидом у меня денег не было, так что самое ценное, что мне выдали – карту-схему Бонтока, на которой было напечатано также расписание местного транспорта, а также показали, действительно, живописную картинку с Малигконгом, которая висела в офисе на стенке.


Не скрою, изначально мне, пожалуй, был интересней Майнит. Но вот беда, деревни то рядом, но дороги туда из городка идут разные. И в Майнит джипни ходит по тому же, что и в случае с Батадом расписанию, туда – после обеда, обратно – утром. Стало быть, чтобы что-то увидеть, надо минимум две ночёвки. А вот в Малигконг джипни ходят несколько раз в день. К тому же, до Малигконга из Бонтока меньше семи километров по дороге. Туда, в гору, конечно, топать не здорово, а вот обратно очень даже можно спуститься. До Майнита уже пятнадцать километров. Ну что ж, посмотрим, что художники в этом Малигконге находят…

пятница, 27 марта 2020 г.

Бонток

Дальнейший маршрут по Кордильерам вызывал у меня на этапе планирования определённые колебания. Изначально из Банауэ я планировал податься в пункт под названием Сагада, известный своими пещерами и висячими гробами. Да-да, вы всё правильно прочли. Вернее, совсем изначально я планировал посетить только Сагаду, причём на обратном пути. Позднее маршрут развернулся на 180 градусов, и в Кордильеры я поехал по пути на север, а в посещении Сагады возникли сомнения, поскольку я узнал, что пещеры там неважно оборудованы и для их посещения требуется гид. Гробы меня интересовали существенно меньше. Ну а последней каплей послужило то, что Сагада лежит в стороне от трассы, и выбираться оттуда несколько труднее, тем более, в направлении Илокоса, куда собирался дальше я. В итоге вместо Сагады я избрал для остановки городишко под названием Бонток. О чём и не пожалел.


Бонток расположен в провинции, которая граничит с Ифугао с севера, и так и называется, Горная провинция. До Банауэ отсюда по прямой всего с двадцать километров, но по дороге уже все сорок шесть, и ехал я уже довольно долго, поднимаясь по пути на высотe до двух километров на перевале. Желающие могут найти запись за тот день в путевых заметках. Там, где дорога из Банауэ доходит до трассы, связывающей горную столицу Лусона Багио с провинцией Калинга, Бонток и находится.

вторник, 24 марта 2020 г.

Батад

Хорошо, когда объект Всемирного Наследия ЮНЕСКО – это действительно, один объект.  К примеру, Церковь Вознесения в Коломенском. Но беда в том, что многие памятники ВН являются составными, и объединяют множество объектов, расположенных в разных местах. К примеру, объект ВН номер 540 «Исторический центр Санкт-Петербурга и связанные с ним комплексы памятников» включает, кроме самого исторического центра (что само по себе понятие уже расплывчатое) ещё 35 локаций (можете оценить список). Не сомневаюсь, что всех их не видели не только гости Питера, но и подавляющее большинство аборигенов. В случае с Рисовыми террасами в Филиппинских Кордильерах всё несколько попроще, но не настолько, чтобы можно было расслабиться. В данный памятник сейчас входит пять комплексов рисовых полей. Все они находятся в радиусе двадцати километров от Банауэ. Сайты Нагакадан и Унгдуан находятся к югу, недалеко от столицы провинции Ифугао города Лагаве, сайт Майояо находится к востоку от Банауэ в одноимённом муниципалитете, наконец, сайты Бангаан и Батад расположены в муниципалитете Банауэ, в семи-восьми километрах на восток от поселения. Цифры расстояний, вроде бы, не впечатляют, но надо помнить, что это горы. И хотя от Банауэ до Майояо по прямой всего двадцать километров, автобус по местным серпантинам и ущельям допылит только за четыре часа. А поскольку это места довольно глухие, ходит этот автобус не так часто. Хорошо если раз в день. И иногда вообще непонятно, как там из точки Б в точку М добираться. Стало быть, посещение всех пяти точек выльется либо в большие затраты времени, либо в большие затраты денег, либо и того, и другого. Скрепя сердце приходится выбирать что-то одно из пяти. Покопавшись в разных источниках информации (путеводитель Lonely Planet, сайт Wikitravel, авторские блоги в интернете), я решил взять самый близкий к Банауэ сайт – горную деревушку Батад. О чём потом пожалел, но вовсе не потому, что Батад мне не понравился. Ну да всё по порядку.


Дальнейшие сложности будут хорошей иллюстрацией проблем, с которыми сталкивается путешественник в процессе планирования маршрута. Первая прелесть Батада в том, что там нет дороги. Если ехать из Банауэ на восток, по направлению к Майояо и дальше, на город Сан Матео, то отворотка в направлении Батада будет уже через семь километров. Дорога с этой отворотки идёт примерно три километра в гору, пока не переваливает через хребет в месте, которое так и называется, Сэддл, ака Седловина. Ещё недавно она там и заканчивалась, и все приезжающие в Батад туристы должны были слезать и дальше топать ещё пару километров вниз по склону по лесной тропе в горных джунглях. Сейчас, впрочем, дорога проходит несколько дальше, и идти пешком остаётся чуть более километра. Ну, вроде несложно. Проблемы начинаются с тем, как проехать то, что можно проехать. В принципе, из Банауэ сюда ходят джипни, но вот беда в том, что в Банауэ я приехал со знанием (и в местном информационном туристическом центре его подтвердили), что джипни из Банауэ идёт один раз в день, после обеда. А обратно – утром. Ну, с точки зрения села, это оправдано: в первую очередь, такое расписание нужно, чтобы деревенские утром могли уехать в город, на базар или в контору, а после обеда вернуться назад. Беда в том, что для туриста это категорически неудобно: ну, приедешь ты в пятом часу, а через полтора часа солнце уже сядет. А назад уже утром. То есть, либо две ночёвки, либо надо искать другие пути. Другие пути, понятно, есть. Те, кто побогаче, или помногочисленнее, скидываются и нанимают себе джипни или минивэн. Я, понятно, был в единственном числе, так что мне в информационном центре после того, как я уже отказался от услуг гида, предложили снять на следующее утро трайсикл за 700 песо. Ну или за 500 песо в одну сторону. Дороговато, конечно, ну ладно, взял за 500. И уже через пару часов мне на улице предложили трайсикл до Батада за 200 песо. Оставалось только развести руками. На сотрудниц информационного центра я не сержусь – у них такая работа. Им надо обеспечивать заработки местным гражданам и следить, чтобы в Банауэ осталось как можно больше денег. Просто ещё раз осознал, что ухо в поездках надо держать востро.
А это расписание я снял уже в Батаде, когда уезжал назад. Согласно ему, из Банауэ есть и утренний джипни, но мне ведь про него ничего не сказали. Ну что ж, план такой: заезжаю в Батад утром, день гуляю по окрестностям, ночую в Батаде, а следующим утром возвращаюсь в Банауэ.

воскресенье, 22 марта 2020 г.

Банауэ

Ночными автобусами мне приходилось ездить неоднократно, и по разным странам. Об их неудобствах можно говорить по разному, паче и сами ночные автобусы отличаются в зависимости от класса/страны. В Южной Америке (прежде всего, в Бразилии), сиденье раскладывается в довольно удобный, но всё таки тесный ложемент, во Вьетнаме это что-то похожее на наш плацкарт с верхней и нижней полкой, в большинстве стран – это просто автобусное сиденье с откидывающейся спинкой, как в России. Кстати, именно в России автобусы, пожалуй, самые неудобные – ну, у нас большинство перевозок осуществляется поездом, и железнодорожный транспорт развит куда лучше. А вот удобства организационные везде более-менее универсальны. Ночной переезд, может, и не очень позволяет выспаться, но экономит кучу, как времени, так и денег. Не надо платить за гостиницу, просто сел вечером в шумной грязной Маниле в компании разноязыких туристов на автобус, а утром проснулся уже в сотнях километрах к северу, в сердце Лусонских Кордильер.


Лусонские Кордильеры – горы не самые хилые. Самая высокая точка – гора Пулаг, имеет высот 2934 метра над уровнем моря, хотя так высоко я, конечно, не забирался. Городок Банауэ (на Гугле он называется «Банью» на американский манер), в который привёз меня автобус компании «Охаями» расположен на высоте около километра в провинции Ифугао. В приниципе, «Ифугао» - это название одного из горных аборигенных племён, тех самых людоедов, которые жили в горах, пока испанцы прогоняли малайцев с побережий.

воскресенье, 15 марта 2020 г.

Манильские закаты

Ну и прежде, чем мы покинем Манилу и пустимся в свободный полёт по острову Лусон, дабы закончить нашу встречу с ней на не совсем на минорной ноте, упомянем ещё один аттракцион, который одинаково нравится и жителям столицы Филиппин, и приезжим. Тем более, что он абсолютно бесплатен и его можно наблюдать в любой день с хорошей погодой. Все предпосылки для него у города есть, поскольку Манила стоит на восточном берегу Манильской бухты, так что солнце садится в море каждый день.


Если поглядеть на карту Манилы, то видно, что особо удобным местом для наблюдения закатов является её южная часть, там, где кончаются портовые сооружения, и уходящий от центра на юг бульвар Рохас выходит непосредственно на берег моря, образуя нечто вроде знакомых на по Кубе Малеконов. Здесь по вечерам, так же, как и в Гаване, собирается публика, ожидая, когда же золотой шар солнца лениво сползёт в морские глубины. Впрочем, не удивлюсь, если во времена испанской колонии это место тоже называлось Малекон, и его так же использовали для вечерних променадов. Во всяком случае, судя по Гончарову, в его времена они весьма даже практиковались в районе Интрамуроса:
“А на кальсадо хотите ехать?” — спросил он. “Что это такое кальсадо?” — “Это гулянье около крепости и по взморью: туда по вечерам собираются все кататься”.
© И.А. Гончаров «Фрегат «Паллада»

суббота, 14 марта 2020 г.

Манильский океанариум

Как-то я сомневался, делать ли вообще пост про Манильский океанариум, точнее, Manila Ocean Park. Я туда ходил, и даже фотографировал, но всё самое интересное – в помещениях, где свет слишком слабый. Приходится снимать на высоких ISO, а это значит, фотки все в ряби. Да и не так их много. Но в конце концов решил сделать.  Пост про Москвариум был, чего бы не сделать и про Манилу?


Найти его в Маниле довольно легко. Для этого нужно прийти в парк Рисаль к одноименному монументу и посмотреть в сторону моря. Там, за большим огороженным пустырём видна большая крытая трибуна под названием Кирино Грэнд-стенд. Ибо пустырь на самом деле – церемониальное поле, на нём проходят парады, например, на день независимости, а на трибуне в это время находятся почётные гости. Так вот если эту самую трибуну обойти и пойти к морю, то ровно за ней будет вход в Манила Оушен Парк. Сам парк состоит из нескольких зон. Кроме аквариума, там есть ещё небольшой террариум, выставка хищных птиц, выставка медуз, экспозиция, посвящённая технике такого сложного сооружения, как океанариум, бассейн с акулами и скатами, выставка, посвящённая Антарктике и водный комплекс для разных шоу. Может, есть и ещё чего. Билеты различаются по цене и дают разный набор экспозиций, которые можно посетить. Я брал базовый, который даёт право на посещение аквариума, выставки медуз, бассейна со скатами, шоу морских львов и водно-лазерное шоу, которое устраивается после заката, и стоило это что-то около 600 песо (песо тогда равнялся 1,2 рубля). Есть билеты подороже, которые дают другой набор развлечений, ну, это обычная практика в подобных парках. Тем более, типы билетов регулярно меняются. Сам билет представляет из себя воскованный бумажный браслет, надеваемый на руку. По нему можно весь день выходить и входить в парк.

четверг, 12 марта 2020 г.

Манила. Экстрамурос


“Ужели это Манила? — говорил один из наших
спутников, помоложе, привыкший с именем
Манилы соединять что-то цветущее,
— да где же роскошь, поэзия?..
Ах, как нехорошо пахнет!” — вдруг прибавил он.
 Пахло в самом деле нехорошо.
© И.А. Гончаров «Фрегат «Паллада»

Никакого района под названием «Экстрамурос» в Маниле, конечно, нет. Пост я назвал так чисто по аналогии с Интрамуросом, поскольку сегодня рассказа будет о Маниле за пределами исторического города. Вообще надо сказать, что столичный мегаполис Манилы – по факту не один, а целых шестнадцать городов. Кроме собственно Манилы это и Кесон-Сити, который больше этой самой Манилы (и вообще самый большой город на Филиппинах), да ещё и был столицей с 1946 по 1976 годы, и Пасай, где находится аэропорт, и где я даже жил перед отъездом, и финансово-небоскрёбный Макати, и ещё целая куча городов поменьше, но всё таки довольно крупных, более 12 миллионов человек в сумме. Сама Манила имеет население меньше двух миллионов, и размеры её примерно шесть на восемь километров. Приходилось читать даже, что тут самая высокая плотность населения не только на Филиппинах, но и вообще в мире, но верится с трудом. Уж неужто условный Гонконг или Токио уступят?



О Маниле многие высказываются не лучшим образом. К примеру, я первую такую характеристику, которую как-то уже приводил, прочёл на сайте Сергей Жарова:
Город из кинофильмов о последствиях ядерной войны, Манила может нехорошо впечатлить после прибытия что с китайской, что с южно-азиатской стороны. Редкостной помойкой ее не назвать, потому что помойка ярко грязна, Манила же замызгана ровно. Огромное селение, образовавшееся слиянием десятка городов, загазованные улицы, апокалипсические джипни, увешанная оружием охрана у каждого общественного здания — гнетущая картина.
Ну, про увешанную оружием охрану - это преувеличение. Такую я видел только на входе в Молл Робинсон. Уж с Гватемалой не сравнить. Но за вычетом художественных преувеличений, Жаров прав в главном. Манила – действительно, не самое уютное место. Из всех мегаполисов Юго-Восточной Азии, которые я посещал, именно Манила – самый неухоженный и неприятный. Впрочем, из моих фото это будет не очевидно. Ибо уж совсем какой-то треш я не снимал. Однако деталей, портящих картину, в этом посте будет достаточно. Я вообще не собирался останавливаться в Маниле долго, во-первых, так как времени было немного, во-вторых, так как знал, что долго тут сидеть нечего, ну и в-третьих, так как Манила просто неоправданно дорогое место. Первые сутки я квартировал на границе районов под названиями Малате и Эрмита, вытянувшихся вдоль берега к югу от Интрамуроса. Выглядит это место как-то так: ветхие малоэтажные дома, прямо из которых торчать металлобетонные многоэтажные коробки, раздолбанный асфальт, очень плотное дорожное движение, не самые приятные запахи и путаница электрических проводов над головами. Не стандарт уюта.

понедельник, 9 марта 2020 г.

Манила. Интрамурос

На левом берегу крепость. “Вот Манила и есть!
 — сказал, указывая на крепость, барон Крюднер,
 который уж был у губернатора, — это испанский 
город; тут все власти”.
© И.А. Гончаров «Фрегат «Паллада»

Прямо даже и не помню, как именно мне в голову пришло ехать в тот раз на Филиппины. Осенью 2016 я никуда не ездил (до этого в июне я был опять в Бразилии), а деньги имелись, вот и решил устроить небольшой отпуск на полмесяца весной. Дальнюю вылазку на Кубу отодвинул традиционно на конец год, а тут что-то поближе. Вариантов было несколько: Марокко, Шри-Ланка, Индонезия… Но Филиппины как-то быстро захватили лидерство, туда я в итоге отправился, и туда, дабы закрыть тему 2017 года, отправляется и мой блог.

Пожалуй, это самая необычная страна Юго-Восточной Азии. Вообще, говоря о Юго-Восточной Азии, про Филиппины часто забывают. Расположены они на самом отшибе, на островах где-то на восточном краю Южно-Китайского моря, и бурная история туда не добиралась вплоть до XX века. Несмотря на то, что Филиппины были заселены десятки тысяч лет назад (и чернокожие потомки первобытных австрало-веддских племён живут там до сих пор), а совсем рядом расположен Китай и не менее древняя Индия, ни одна из цивилизаций сюда так и не дошла. Индуисты имели форпосты на территории Вьетнама и Индонезии, китайский Тайвань расположен вовсе в 360 километрах от Филиппин, а поди ж ты. Первое государство на территории Филиппин возникло ещё в IX веке (то есть, тут они сопоставимы с Русью), но острова веками продолжали дремать на своём краю света, как будто никакая история их не касается. По Бирме и Вьетнаму прокатываются средневековые войны, индуизм из Малайи вытесняется исламом, про Китай уже и говорить нечего, а тут только возникали отдельные китайские торговые посты по побережью. Веке в XV здесь, наконец, высадились арабы, но это мало что поменяло, вплоть до прихода малайских раджей. Впрочем, и тогда вся жизнь продолжала тесниться по берегам, пока в горных лесах спокойно жили племена первобытных людоедов. Вероятно, никак интересных для соседей богатств Филиппины предоставить не могли, а ехать туда уж очень далеко, вот и оставались острова таким «Неуловимым Джо».


Положение сменилось с прибытием испанцев, а первым испанцем на Филиппинах был португалец Фернандо Магальяэнс, известный нам, как Магеллан. Собственно, на Филиппинах он и погиб, ввязавшись в местные феодальные дрязги. Экспедиция Магеллана приплыла и уплыла, но в Испании про острова помнили. В 1565 году сюда из Мексики прибывает конкистадор Мигель Лопес де Легаспи. Хотя прибыл он не в Манилу, а на остров Себу, памятный знак об этом стоит именно в Маниле, на берегу речки Пасиг. 250 лет, вплоть до 1815 года торговая линия между Акапулько и Филиппинами оставалась самым длинным в мире морским торговым маршрутом.

суббота, 29 февраля 2020 г.

Прогулка по Абу-Даби


Путешествие продолжается. Сегодня в порядке интермедии рассказ будет о моём кратком визите в столицу Объединённых Арабских Эмиратов город Абу-Даби.


Визит получился совсем коротким: в аэропорт Абу-Даби я прилетел поздно вечером, и хотя вылет в следующий рейс у меня был только к обеду следующего дня, ночёвкой в городе призрел, а капсульного отеля (тогда он в аэропорту Абу-Даби был) мне не дали. Я просто сэкономил деньги, прикемарив в кресле где-то на краю терминала. Хуже было, что и с талонами на питание меня тоже опрокинули, сославшись на то, что я вылетаю из Абу-Даби не первым доступным рейсом. Ну что ж, утром встал, вышел из аэропорта, отстояв короткую очередь. Тогда Эмираты как раз ввели безвизовый режим для российских граждан, хотя официально это называлось «Бесплатная виза по прибытию». Но никаких документов у меня не спрашивали, никакой визы не вклеивали, просто шлёпнули штамп в паспорт, и иди, гуляй, бумбарашка. Забегая вперёд, расскажу, что на входе в аэропорт мне и штамп не поставили. Просто надо было паспорт отсканировать на неком гибриде кассы самообслуживания с турникетом. Таких я ни до, ни после не видел, а жаль – имхо, самая прогрессивная система паспортного контроля. Затем обменял десять баксов на эмиратские дирхамы (хотя в первом обменнике мне отказались это делать за малостью суммы). И вот я снаружи, на автобусной остановке.

понедельник, 24 февраля 2020 г.

Берег золотой Варадеро, часть 2

Посёлок Варадеро протянулся по косе примерно на четыре километра. Однако, курорт Варадеро им отнюдь не ограничивается. Как я уже рассказывал, коса Икакос протянулась на двадцать километров, и три четверти косы занимает отельная зона. А для удобства сообщения гостей по косе ходит двухэтажный автобус hop-on hop-off, какие крейсируют во всех крупных туристических центрах мира. Принцип тот же самый – проезд довольно дорогой (во время моего визита было 5 кук), но на купленный билет можно ездить целый день, выходя и садясь на любой остановке, вплоть до окончания движения автобусов.


Именно поэтому билет целесообразно купить с утра, что я и сделал, потом несколько раз прокатившись с ветерком по полуострову до самого конца.

воскресенье, 23 февраля 2020 г.

Берег золотой Варадеро, часть 1


Небо надо мной, небо надо мной, как сомбреро, как сомбреро…

Ах, какие воспоминания будоражит эта песня. Она была написана к фестивалю молодёжи и студентов 1978 года, так что в пятилетнем возрасте я её слышал неоднократно. Ну и мелодия, понятно, была забойная и запоминающаяся. А вот со вкраплёнными в текст экзотическими словами было хуже. Что они там поют? Небо надо мной – касамреро? Берег золотой – парамперо?
Про главный кубинский курорт Варадеро я прочитал только в девятом классе в учебнике экономической географии зарубежных стран, и отлично помню, как меня почти обожгло осознание: вот они чего поют то! Вот где берег золотой! Ведь Куба для советского подростка была, хоть и рядом, но всё равно очень далека. До момента, когда объеду всю Кубу на автобусе, оставалось почти тридцать лет.


Варадеро в своей поездке я оставил «на десерт». Там нет ни культурных, ни исторических, ни природных достопримечательностей, зато, как я знал, имеются хорошие пляжи. Где, как не тут, откиснуть в тёплой морской воде после четырёхнедельного марафона по Острову Свободы?

Из Санта Клары в Тринидад я ехал на такси. Точнее на машине с тремя попутчиками ещё, ибо с билетами на проходящий автобус было не вполне всё ясно, вот и сняли эту самую тачку в компании канадца и двух французских пенсионерок. Канадец (калач тёртый – на Кубе, если я правильно помню, сорок какой-то раз), как узнал, что тётки из Франции, перешёл на французский язык, так что я в дорожном общении никакого участия не принимал, и понимал мало что. Хотя фразу, произнесённую про Варадеро, понял без проблем.
«ВарадерО? ВарадерО се па КубА!» Варадеро – это не Куба. Это я уже слышал, и слышал неоднократно.

воскресенье, 16 февраля 2020 г.

Гиперборея 2020

Ну что ж, традиционный пост о конкурсе снежных и ледовых скульптур на зимнем фестивале «Гиперборея» в Петрозаводске. К сожалению, летопись «Гипербореи» у меня в блоге является летописью метеорологических неурядиц. То снега нет, то оттепель ударит, то ветер сильный, то вообще дождь… Редко когда всё удаётся скульптуры снять при хорошей солнечной погоде.


В этом году вообще было непонятно, как состоится конкурс. Конец января, а Онежское озеро не замёрзло. Стояли плюсовые температуры и в городе совсем не было снега. Как-то помню, снег для материала наскребали по газонам в городе, в итоге в скульптурах было полно включений в виде опавших листьев, палочек и прочего мусора. Как уж тут выкрутились – не знаю. Ну, правда, в неделю, когда мастера приступили к ваянию, чуток похолодало, насыпало немного снега и даже выглядывало солнце. Увы, в субботу, когда проводился сам конкурс, небо опять затянули тучи, а это значит, серый фон, плоский свет, общая депрессивность. По фотографиям можно подумать, что они сделаны где-то в сумерках, но нет, это одиннадцатый час утра, самое светлое время суток.

вторник, 4 февраля 2020 г.

Сьенфуэгос. Пунта Горда

В последней нашей прогулке по Сьенфуэгосу мы пройдём дальше по всё той же 37-й улице, туда, где примерно в двух километрах к югу, на мысу, выдающемся в бухту Сьенфуэгос расположен примечательный район города под названием Пунта Горда. Дословно название переводится, как «Толстый мыс», но почему толстый, я не знаю. На ум сразу приходит то, что Пунта Горда, как и Виста Алегре в Сантьяго, играла роль выселков, где в стороне от городского шума селилась местное буржуинство. По иронии судьбы, впрочем, в XIX веке это были как раз наоборот бедняцкие выселки, где жили в основном рыбаки, а берега утопали в зарослях карибских мангров. Положение изменилось с начала XX века, когда мангры извели, а земельные участки стали предлагать под застройку зажиточным горожанам.


Первая же достопримечательность, которая нас встречает по пути в Пунта Горда, как только заканчивается бульвар Прадо и мы оказываемся на берегу моря – местный Малекон. Его строительство началось в 1930 году, когда была построена первая набережная и установлены 25 светильников с ртутными лампами. Ещё через пять лет вдоль набережной насадили пальмы, а в 1947 году устроили твёрдое покрытие на дороге. Нынешний вид Малекон принял уже после революции. Сейчас это излюбленное место прогулок как горожан, так и приезжих, особенно в часы заката.

пятница, 31 января 2020 г.

Сьенфуэгос. Прадо

Продолжаем прогулку по Сьенфуэгосу. Сегодня (да и в следующий раз) мы пройдёмся по его главной улице. Среди десятков улочек, расчерчивающих Сьенфуэгос на аккуратные клеточки, выделается одна. Как и её товарки она аккуратно идёт с севера на юг, отсекая полуостров, на котором находится Пуэбло Нуэво. Улица эта надписана на карте как улица 37, но больше она известна под своим старым названием – Пасео дель Прадо


Пасео дель Прадо – самая длинная и самая широкая улица города. Она соединяет самый север города с районом вилл Пунта Горда на южном мысу. На значительной части её длины разбит бульвар, и это самый длинный бульвар на Кубе. Застройка Прадо не выдержана в едином стиле и несёт на себе следы как XIX, так и XX веков, но, тем не менее выглядит вполне гармонично. А ещё часть Прадо идёт по берегу моря, и это делает её излюбленным местом отдыха горожан. На бульваре устраиваются концерты, тут расположено несколько культовых заведений (например, местное кабаре «Тропикана»), тут просто приятно находится. Пройдёмся по Прадо и мы.

понедельник, 27 января 2020 г.

Сьенфуэгос. Пуэбло Нуэво

Продолжаем наше путешествие по прекрасной Кубе. И сегодня мы совершаем очередной переезд, на 80 километров к западу от Тринидада, в город под названием Сьенфуэгос, центр одноимённой провинции. Сьенфуэгос, может, и не самый большой город (хотя в десятку кубинских городов по населению и входит), но один из самых молодых (ему только исполнилось двести лет), и точно один из самых красивых (на Кубе Сьенфуэгос зовут La Perla del Sur, «Жемчужина юга»). Дополнительные бонусы ему даёт то, что при своей красоте город весьма ухожен, и пресловутую «кубинскую разруху» тут придётся поискать, чем он выгодно поразил меня после Тринидада. Город находится на побережье бухты Хагуа (сейчас бухта тоже называется Сьенфуэгос), отделённой от Карибского моря узким проливом. И вот что интересно, бухта очень удобна для устройства порта, нашёл её, якобы, сам Колумб во время экспедиции 1494 года. Прямо-таки напрашивается основать тут защищённый от штормов и пиратов порт с большим городом. Но в районе нынешнего Сьенфуэгоса не было никаких исторических колоний вплоть до начала XIX века, когда капитан-генералу Кубы не изложил план основания поселения француз из Луизианы Луи Д’Клуэ. Испанские власти план одобрили, и в апреле 1819 года сюда прибыла первая партия французских переселенцев. Город имеет французские корни, и с Парижем его сравнивают неспроста.


Знакомым с кубинской историей сразу напрашивается версия о происхождении названия города от имени знаменитого сподвижника Фиделя Кастро Камило Сьенфуэгоса, но это не так. Город изначально назывался Фернандина де Хагуа, но то первое поселение простояло всего два года, после чего было разрушено ураганом. Колонисты отстроили свои дома заново, а город в 1929 году переименовали в честь пригласившего их капитан-генерала Дона Хосе Сьенфуэгоса Ховейяно, чьим однофамильцем и являлся Камило. В последующие годы город начал расти и процветать. Как я уже поминал в посте про Тринидад, это он вытеснил старого соседа с рынка, законсервировав его в состоянии XVIII века. Аккуратный и прилизанный, расчерченный квадратиками по линеечке, застроенный чудесными колониальными домами Сьенфуэгос стал важнейшим портом, промышленным и культурным центром, собственно, оставаясь таковым до сих пор. Тут находится крупнейший на Кубе нефтеперерабатывающий завод, большие судоверфи, а в окрестностях Сьенфуэгоса должна была быть построена первая на Кубе атомная электростанция Хурагуа. Увы, этого не произошло из-за краха советского блока в конце 1980-х. Немудрено, что в 2005 году Сьенфуэгос был признан памятником Всемирного Наследия ЮНЕСКО, кое звание гордо и несёт.