пятница, 30 августа 2019 г.

Ведадо

Как я уже отмечал, вся Гавана, действительно, очень велика и протянулась на десятки километров вдоль берега океана. В каких-то районах я бывал только проездом на автобусе, а в каких-то я не бывал вовсе. Сегодня небольшой рассказ про район Ведадо, расположенный в четырёх-пяти километрах к западу от старого города.


Топая из старого города на запад через равнину Сентро Абана, мы рано или поздно упрёмся в улицу под названием улица 10 октября. Он же Кальсе де Инфанта. Вот на ней, рядом с небольшим сквером-парком, носящим имя парке Де лос Мартирес, я и квартировал. Квартирка располагалась на мансарде дома, так что чтобы попасть туда, приходилось пыхтеть по лестнице на пятый этаж, причём потолки в доме были не меньше метров четырёх, в общем, пятый этаж, фактически, по высоте был как восьмой.

среда, 28 августа 2019 г.

Морской фасад Гаваны

Итак, выйдя из бывшего президентского дворца, мы оказываемся вновь на той же площади с памятником Марти, носящей имя площади 13 марта. Но пока мы стоим на ступеньках, вдохнём морской бриз. Сильные ветры в приморской Гаване – не столь редкостная вещь, особенно, на берегу. А море, точнее, океан – совсем рядом с точкой, где мы находимся. Вот вдоль него мы сегодня и пройдёмся.


Площадь буквально через пару сотен метров приведёт нас на мыс, носящий название «Ла Пунта», буквально, «точка». Мыс находится у основания Гаванской бухты, и подойти к нему можно, пересекая круглую развязку, с которой открывается вход в туннель на другую сторону бухты. В центре развязки стоит памятник генералу Максимо Гомесу – пожалуй, второй личности в кубинском пантеоне после Хосе Марти. Фигура примечательная. По рождению он был доминиканцем, но родившись на этом популярном у российских туристов острове, служил испанской короне. В испано-доминиканской войне испанцы потерпели поражение, после которого Гомес бежал на Кубу, где уже, напротив, примкнул к инсургентам. После смерти Марти в 1895 году он был одним из командующих повстанцев. Восстание было близко к поражению, когда в войну включились США (про повод для этого мы ещё вспомним чуть ниже), которые таки выставили испанцев с Кубы, а также с Филиппин. Куба завоевала номинальную независимость, в значительной степени ограниченную кабальной поправкой Платта. Гомес видел, что в итоге получилось не совсем то, что они с Марти хотели, и отошёл от дел, отказавшись выдвигаться на пост президента Кубы в 1901 году, хотя окружение прочило президентский пост именно ему, а ещё через четыре года он умер.

вторник, 27 августа 2019 г.

На границах Старой Гаваны

Ну что ж, раз фотоматериалы из внутрироссийских поездок исчерпаны, а время до следующего отпуска ещё есть, надо бы вернуться к уже скопившимся материалам из зарубежных вояжей. Ненадолго я призадумался, закончить мне заброшенные кубинские репортажи или начать что-то новое, но решил всё таки добить Кубу. При нынешней моей блоговой активности навряд ли мне удастся закончить эту тему. Ну хоть что успею изложу. Итак, возвращаемся в Гавану.
За всю Гавану я не скажу, ибо вся Гавана таки очень велика, так что сегодня выйдем из средневекового старого города, уютно сидевшего в своих границах почти до XX века и пройдёмся по этим самым границам, которые осваивали, в основном, в 1920-30 годы. Куба не так давно освободилась от испанского колониализма, и служила магнитом для бурно развивающегося (особенно на деньгах, утекших из Европы за Первую Мировую войну) американского капитализма. Ну а фиг ли? До полуострова Флорида от Гаваны всего 260 километров, а до Ки-Уэст и вовсе 170. Предприниматели (в особенности сомнительного толка) ломанулись в подбрюшную карибскую страну организовывать свой досуг и понятно, везли свои немалые деньги. Ром, сигары, крутобёдрые мулатки, скачки и казино – былой дух этого времени так и витает над Гаваной до сих пор.


Территория, с которой мы начинаем свою прогулку, сейчас занята оживлённым транспортным хабом возле центрального рынка. Когда-то тут была просто болотистая местность, заросшая манграми, к концу XVIII века мангры осушили и основали здесь ботанический сад. Затем тут появились военные казармы с плацами, получившими название, представьте себе, Кампо де Мартес, то есть, Марсово поле (ну, не только ж в Питере оно имеется). В 1892 году у Марсова поля был разбит общественный парк, который, впрочем, просуществовал недолго, ибо был полностью разрушен ураганом в 1902 году. А нынешний вид парк принял в 1920-е годы, и его планировка, как и планировка всего района  связана с именем французского ландшафтного архитектора Жан-Клода Форестье. Фонтан, установленный в парке, носит название «Индийского», и он старше самого парка. С 1837 года его несколько раз передвигали, пока в 1928 году не установили здесь.

среда, 21 августа 2019 г.

Рус-рус, сдавайс! форева

Много времени прошло с оформления прошлой шенгенки. Ибо она у меня была трёхлетняя. Надо сказать, я как-то даже подрасслабился, ибо в прошлый раз всё было легко и просто: заполняешь анкету на сайте консульства, лепишь к ней фотографию, делаешь ксерокопию странички с пропиской из паспорта, оформляешь медицинскую страховку (сейчас можно прямо через интернет), через интернет же бронируешь гостиницу и покупаешь билеты  на автобус в Эстонию, брал на работе справку (это была самая тяжёлая часть), ну, на этом все хлопоты и окончены. Без очереди приходишь в визовый центр, через пару недель без очереди же получаешь визу.


Перемены стали видны уже на месте. Раньше визовый центр Эстонии (и с ней ещё ряда стран) находился в каморке рядом с финским визовым центром, занимающим почти весь этаж. Теперь каморку закрыли для служебных надобностей, а весь документооборот идёт в общем зале, куда надо заходить через металлоискатель и досмотр. Фотографировать в зале нельзя, даже телефоны там должны быть выключены (что на практике, впрочем, никто не делает). В зале около тридцати окошек, на практике, правда, работают только штук шесть, одно из которых – касса, а ещё одно – кабинка для снятия отпечатков пальцев (мне отпечатки, правда, снимать было не нужно). Все нефинские дела в отдельном окошке или двух, но зал всё равно общий.

понедельник, 19 августа 2019 г.

Три дня в Москве


Время в Москве летит как-то особенно быстро, и возможно, я именно поэтому не могу жить в этом городе, хотя по-прежнему очень его люблю, и обожаю туда приезжать. Ну и конечно, хотелось попасть туда летом, хотя лето-2019 и не баловало нас солнечными днями, ни в Москве, ни в Карелии. Дела, однако, уже поднакопились. Надо было забрать почвенные пробы, привезённые с оказией моей сестрой из Крыма, купить кое-какую фурнитуру для рюкзаков взамен облетевшей, а также хотелось сходить на футбол и в Московский зоопарк, куда в этом году привезли настоящих больших панд.


Ну, с футбола никаких картинок не осталось, я фотоаппарата не брал, а у Кремнёва фоток пока не стряхивал, а вот от зоопарка кое-какие впечатления есть, хоть на отдельный пост они и не тянут. Надо сказать, что визиты в Московский зоопарк обычно богатым фотоуловом не оборачиваются, ибо ходил я туда, в основном, днём, когда большинство животных прячется по убежищам. Даже на сайте зоопарка рекомендуется приходить либо к восьми утра, либо уже вечером, часов после семи. Кремнёвы пошли рано утром, благо они ночевали в пятнадцати минутах езды от зоопарка, а мне пилить из Ясенева с утра было в лом, так что я сходил на вечернюю акцыю «Сумерки в зоопарке». Панды, понятно, главные звёзды.