четверг, 19 сентября 2019 г.

Тартуские розы

Как-то, в одном из своих отчётов про тартуский ботсад, я упоминал небольшой розарий в уголке, рядом с институтским зданием. Окно из комнаты, в которой я сидел, как раз на этот розарий открывалось. А в начале сентября розы как раз были в полном цвету. В общем, я ходил снимать их несколько раз.


Надо сказать, я вообще люблю розы. Замечательная коллекция в своё время была в ГАБСе в Москве, но я не был в этом розарии уже больше тридцати лет. Надо бы как-нибудь, это упущение исправить. Коллекция в Тарту, конечно, поскромнее, но, тем не менее, смотрится отлично. К сожалению, я и не пытался запомнить названия соротов эти роз, так что текста не будет. Только картинки… Ну да, в конце концов, посетители блога охотнее рассматривают фотографии, чем читают текст.

вторник, 17 сентября 2019 г.

Закоулки Тарту

Ну что ж, прерываемся с Кубой, дабы выложить свежий эстонский материал. Небывалые проблемы с организацией поездки вылились в то, что я жил в непривычном для себя месте. А это, в свою очередь, вылилось в то, что мой ежедневный маршрут до института и обратно проходил по непривычным для меня дорогам. На сей раз он не включал ни Рижского шоссе, ни буржуазные коттеджики Таммелинна, но проходил также по интересным улицам к западу и северу от Домского холма. Пофотографировать было что.


Хостел, где я на сей раз останавливался, находился прямо рядом с железнодорожным вокзалом. Собственно, единственным плюсом, который у этого места был (даже если не вспоминать того, что они обошлись мне в лишние 23 евро и потраченные при оформлении визы нервы) остался новый и более короткий маршрут. Как до института, так и до автовокзала отсюда было километра полтора. В остальном можно было ностальгически вспоминать домик Эхи Суйи с её завтраками и баней, но, увы. И самое обидное, что бедняга из вокзального хостела старался сделать всё, чтобы мне помочь, просто не всё было в его власти. Из за этого написать плохой отзыв на букингкоме у меня просто рука не поднимается.

суббота, 14 сентября 2019 г.

Сентро и ужас-ужас

Абсолютное большинство заметок и репортажей с Кубы, будь то мейнстримовые СМИ или их потребители, ведущие свои блоги, обязательно затрагивает тему «коммунистической разрухи». По чести, я бы не сказал, что Куба выглядит хуже той же Албании, где коммунистов свергли тридцать лет как, но место, куда составители пасквилей о разрухе в Гаване приходят за вдохновением, тут определённо имеется. Увидели в кадре облезлые дома, раздолбанные дороги и мусор на тротуарах? Будьте покойны, это здесь, в районе Сентро Абана. 


Этот довольно большой кусок города лежит в низине между Старой Гаваной и Ведадо, ну а поскольку я жил на краю Ведадо, то именно на него открывался вид с террасы моего жилища. Вон, видите, вдалеке купол Капитолия (и здание «Этексы»)? А высотка слева – это не гостиница, как я бы подумал. Это здание больницы. Да, больницы на Кубе выглядят, как у нас банки.

пятница, 30 августа 2019 г.

Ведадо

Как я уже отмечал, вся Гавана, действительно, очень велика и протянулась на десятки километров вдоль берега океана. В каких-то районах я бывал только проездом на автобусе, а в каких-то я не бывал вовсе. Сегодня небольшой рассказ про район Ведадо, расположенный в четырёх-пяти километрах к западу от старого города.


Топая из старого города на запад через равнину Сентро Абана, мы рано или поздно упрёмся в улицу под названием улица 10 октября. Он же Кальсе де Инфанта. Вот на ней, рядом с небольшим сквером-парком, носящим имя парке Де лос Мартирес, я и квартировал. Квартирка располагалась на мансарде дома, так что чтобы попасть туда, приходилось пыхтеть по лестнице на пятый этаж, причём потолки в доме были не меньше метров четырёх, так что пятый этаж, фактически, по высоте был как восьмой.

среда, 28 августа 2019 г.

Морской фасад Гаваны

Итак, выйдя из бывшего президентского дворца, мы оказываемся вновь на той же площади с памятником Марти, носящей имя площади 13 марта. Но пока мы стоим на ступеньках, вдохнём морской бриз. Сильные ветры в приморской Гаване – не столь редкостная вещь, особенно, на берегу. А море, точнее, океан – совсем рядом с точкой, где мы находимся. Вот вдоль него мы сегодня и пройдёмся.


Площадь буквально через пару сотен метров приведёт нас на мыс, носящий название «Ла Пунта», буквально, «точка». Мыс находится у основания Гаванской бухты, и подойти к нему можно, пересекая круглую развязку, с которой открывается вход в туннель на другую сторону бухты. В центре развязки стоит памятник генералу Максимо Гомесу – пожалуй, второй личности в кубинском пантеоне после Хосе Марти. Фигура примечательная. По рождению он был доминиканцем, но родившись на этом популярном у российских туристов острове, служил испанской короне. В испано-доминиканской войне испанцы потерпели поражение, после которого Гомес бежал на Кубу, где уже, напротив, примкнул к инсургентам. После смерти Марти в 1895 году он был одним из командующих повстанцев. Восстание было близко к поражению, когда в войну включились США (про повод для этого мы ещё вспомним чуть ниже), которые таки выставили испанцев с Кубы, а также с Филиппин. Куба завоевала номинальную независимость, в значительной степени ограниченную кабальной поправкой Платта. Гомес видел, что в итоге получилось не совсем то, что они с Марти хотели, и отошёл от дел, отказавшись выдвигаться на пост президента Кубы в 1901 году, хотя окружение прочило президентский пост именно ему, а ещё через четыре года он умер.

вторник, 27 августа 2019 г.

На границах Старой Гаваны

Ну что ж, раз фотоматериалы из внутрироссийских поездок исчерпаны, а время до следующего отпуска ещё есть, надо бы вернуться к уже скопившимся материалам из зарубежных вояжей. Ненадолго я призадумался, закончить мне заброшенные кубинские репортажи или начать что-то новое, но решил всё таки добить Кубу. При нынешней моей блоговой активности навряд ли мне удастся закончить эту тему. Ну хоть что успею изложу. Итак, возвращаемся в Гавану.
За всю Гавану я не скажу, ибо вся Гавана таки очень велика, так что сегодня выйдем из средневекового старого города, уютно сидевшего в своих границах почти до XX века и пройдёмся по этим самым границам, которые осваивали, в основном, в 1920-30 годы. Куба не так давно освободилась от испанского колониализма, и служила магнитом для бурно развивающегося (особенно на деньгах, утекших из Европы за Первую Мировую войну) американского капитализма. Ну а фиг ли? До полуострова Флорида от Гаваны всего 260 километров, а до Ки-Уэст и вовсе 170. Предприниматели (в особенности сомнительного толка) ломанулись в подбрюшную карибскую страну организовывать свой досуг и понятно, везли свои немалые деньги. Ром, сигары, крутобёдрые мулатки, скачки и казино – былой дух этого времени так и витает над Гаваной до сих пор.


Территория, с которой мы начинаем свою прогулку, сейчас занята оживлённым транспортным хабом возле центрального рынка. Когда-то тут была просто болотистая местность, заросшая манграми, к концу XVIII века мангры осушили и основали здесь ботанический сад. Затем тут появились военные казармы с плацами, получившими название, представьте себе, Кампо де Мартес, то есть, Марсово поле (ну, не только ж в Питере оно имеется). В 1892 году у Марсова поля был разбит общественный парк, который, впрочем, просуществовал недолго, ибо был полностью разрушен ураганом в 1902 году. А нынешний вид парк принял в 1920-е годы, и его планировка, как и планировка всего района  связана с именем французского ландшафтного архитектора Жан-Клода Форестье. Фонтан, установленный в парке, носит название «Индийского», и он старше самого парка. С 1837 года его несколько раз передвигали, пока в 1928 году не установили здесь.

среда, 21 августа 2019 г.

Рус-рус, сдавайс! форева

Много времени прошло с оформления прошлой шенгенки. Ибо она у меня была трёхлетняя. Надо сказать, я как-то даже подрасслабился, ибо в прошлый раз всё было легко и просто: заполняешь анкету на сайте консульства, лепишь к ней фотографию, делаешь ксерокопию странички с пропиской из паспорта, оформляешь медицинскую страховку (сейчас можно прямо через интернет), через интернет же бронируешь гостиницу и покупаешь билеты  на автобус в Эстонию, брал на работе справку (это была самая тяжёлая часть), ну, на этом все хлопоты и окончены. Без очереди приходишь в визовый центр, через пару недель без очереди же получаешь визу.


Перемены стали видны уже на месте. Раньше визовый центр Эстонии (и с ней ещё ряда стран) находился в каморке рядом с финским визовым центром, занимающим почти весь этаж. Теперь каморку закрыли для служебных надобностей, а весь документооборот идёт в общем зале, куда надо заходить через металлоискатель и досмотр. Фотографировать в зале нельзя, даже телефоны там должны быть выключены (что на практике, впрочем, никто не делает). В зале около тридцати окошек, на практике, правда, работают только штук шесть, одно из которых – касса, а ещё одно – кабинка для снятия отпечатков пальцев (мне отпечатки, правда, снимать было не нужно). Все нефинские дела в отдельном окошке или двух, но зал всё равно общий.