пятница, 31 июля 2009 г.

Винни-Пух едет в экспедицию

В Российских научных учреждениях, кроме научного и научно-технического штата (который часто отличается от научного только отсутствием степени) имеются и более пролетарского свойства сотрудники. Самая многочисленная диаспора – это, пожалуй, водители. На западе такой профессии, как водитель научного института, нет вообще. Там на лабораторию покупают машину и просто оформляют сотрудникам доверенности на управление ею. Или вообще сотрудники пользуются своей машиной, покупая за средства проекта только ГСМ. А вот у нас так упорно и остаётся старая, более дорогая и неудобная схема. При получении гранта выезжать в поля на своей машине нельзя – нецелевое использование средств. Приходится скакать в древних казённых гробах и тащить с собой шофёра, которому основную массу времени экспедиции делать откровенно нечего, но оплачивать труд которого надо. Так было и на сей раз.

Водил в Карельском научном центре было немало. Сейчас ещё и текучка несильная. Тем не менее есть, совершенно легендарные личности. К Одним из них относится Алексей Романов, известный как просто Леша или Винни-Пух. Так я его и буду дальше называть.

Мои пути с Романовым как-то упорно не пересекались, хотя я работаю в институте уже больше десяти лет. Я уже слышал довольно много анекдотов про него, знал, что его зовут «Винни-Пухом», но самого Винни-Пуха не видел. И вот, наконец, в Янисъярвской экспедиции совпало. Винни-Пух оказался маленьким, толстеньким человечком лет пятидесяти с гаком (в филиале он работает уже больше 30 лет) с невнятной дикцией, чему способствовало почти полное отсутствие у него зубов, а также шлёпанье пухлыми губами. Такой уморительный губошлёп. Жалко, фотографии не сделал. Пытался его снять исподтишка длиннофокусником, но он всё какм-то мрачным выходил. Босс, давая нам ЦУ перед выездом, сказал примерно так: «Съездите с Лёшей Романовым… Ничего, недельку потерпите». Я тогда не придал этому никакого значения. Осознал уже на месте. Лёша был лицом своершенно очаровательным, но тем очарованием, которое приятно издалека и в малых дозах. Анекдоты про него были просто класс. Воспроизведу парочку, чтобы можно было оценить.

Как-то в банный день на стационаре в Киндасово, ещё молодой, неженатый Лёша, который в топлении бани участия не принимал, начал пристраиваться ближе к моменту, когда баня уже была готова. Главным по смене, тогда, по иронии судьбы, был Максимов, возглавлявший и Янсъярвскую экспедицию.
«А что, Толя,» - вопрошал Винни-Пух: «Мужики то когда в баню пойдут? Вот ты когда собираешься».
Это был вброс. Пухленькая блондиночка Света посмотрела на Лёшу своими васильковыми глазками и радостно сказала: «Ой, Лёша, а ты что, не знаешь? Мы же все вместе пойдём!»
Эффект был, к восторгу публики, потрясающий. Лёша покраснел, как рак, и уткнувшись в пол, прошлёпал губами: «Да я, вообще то, просто помыться хотел...»


Собственно, тридцать лет спустя, он всё такой же трогательный и неприспособленный. В первый же полевой день (я описывал, как проходила работа в поле) мы оставили машину с водителем на вырубке, а сами ушли работать за два-три километра. Дорога там была непроезжая, вот и пришлось идти. У нас то работа, а у водителя - безделье. Это время (а оно составляет заведомое большинство рабочего дня) шофёры используют кто как. Кто-то ловит рыбу, кто-то читает. В позапрошлом году с нами ездил студент-заочник, который использовал свободное время для конспектирования учебников. Лёша же откровенно мучался. Мало что бездельем, так он ещё и сидел всё время в закрытой буханке. Вы представляете, как накаляется воздух в железном УАЗике в районе полдня? Там же реально продохнуть нельзя. Приоткрытие окна не помогает, к тому же, на температуру и углекислый газ начинают лететь орды голодных слепней, которых в машину может набиться очень много. Когда я вернулся, майка Романова была мокрая, будто он обливался водой. Я даже опешил: «А чего ты на улицу не вышел?!» Ответ был стоический: «Там слепни».

Ладно, я молчу, что мы весь день с теми же слепнями на улице, да нам при этом работать надо. Но, ёлы-палы. В десяти метрах от тебя полог леса. Отгони машину под него, чтобы хотя бы солнцем не жарило. Но нет, Лёша продолжал стоически терпеть. И так повторялось из раза в раз. При этом, маясь откровенным бездельем, Винни-Пух даже не пытался сделать сам хоть что-нибудь. Казалось, во сколько мы обедать придём, известно. Сварить макароны с тушёнкой – одно из самых нехитрых дел в мире. Но всё равно Романов сидел и ждал, пока придут научники, вскипятят воду и сварят злосчастные макаронные изделия. Сам он, в лучшем случае, разжигал примус. И то только после того, как попросят. Дома он, соответственно, тоже в приготовлении пищи участия не принимал. Пару раз помыл посуду после того, как ему сказали. Этакое большое, неприспособленное дитя.

У орнитологов на стационаре в этом плане строго. Есть график дежурств, и хочешь ты готовит, умеешь ли, никого не колышет. Готовь. Как-то они заставляли готовить и Лёшу. Накрыли на обед, разливают из половника, Хохлова (единственная женщина в мужской компании) тянется к нарезанному хлебу:
«Лёша, дай там хлебушка».
«Погоди, ещё люди не брали…»


Однако, самой жизни Винни-Пух нам дал в пропавший день. Тогда к середине дня начал накрапывать дождь, а потом и вовсе ливануло как из ведра, и дождило весь день и всю ночь. Решили ехать домой. Заскочили в магазин, купили кое-какой мелочи. Лёша что-то подзадержался. Выходит из магазина с увесистым пакетом.

Тут надо пояснить, насчёт выпивки в экспедиции. Мы с Максимовым не особые любители этого дела. Взяли с собой бутылку водки на привальную, спирта, «погоду править» и ящик пива, которое пили по вечерам после работы. Лёша нашим пивом оказался разочарован. Мы то брали лёгкие сорта жажду утолять, и никаких ершей типа «Охоты крепкой». Крепкое было выпито в первые два дня, вобщем, беда. Вот в магазине он и взял два литра «Охоты крепкой» и бутылку коньяка, а так же кучу сухариков «Емеля». Но всё это мы увидили потом. Пока же мы решили приготовить обед поплотнее, а ужина не делать. Пока мы тушили на обед картошку, Лёша употребил все два литра пива и радостно выкатил коньяк. Пришлось пить, хотя я, как сидящий на разливе, себе наливал поменьше. Сам Лёша стал бодр и жизнерадостен, рассказывал своей неважной дикцией похабные анекдоты и пытался петь. Вся надежда была на то, что сейчас он перейдёт ту незримую черту градусов, после которой пьяный отрубается и уже никому не мешает. Вроде отрубился. Фиг там. Вечером сидим, Максимов свои мхи разбирает, я Сапковского читаю, пришлёпывает Винни-Пух в семейных трусах. «А что ребят, когда кушенькать будем?». Пришлось варить ему геркулесовую кашу. Посадили его есть, а он сидит, звездоболит, анекдоты похабные рассказывает… Максимов стоически не подавал виду, а у меня в глазах, кажется, читалось, «Лёша, когда же ты заткнёшься?!» Слава Б-гу, он ничего наутро не помнил. Даже спросил нас, когда мы ужинали. Хотя возможно, он подозревал, что уложив его спать, мы достали рябчиков, ананасы и шампанское, и отпраздновали внеочередной выходной.

Вот какой чудной был этот Незнайка. (С) :)

четверг, 30 июля 2009 г.

...а потом пришли русские свиньи

В первый раз я в Приладожье побывал на картошке на первом курсе. Когда мы ехали из Петрозаводска в пионерлагерь под Салми, после посёлка Погранкондуши водила остановился у огромного валуна и с пафосом сказал:

«Вот здесь раньше проходила финская граница. Здесь осенью 39 года Советский Союз напал на маленькую Финляндию».

А чо, тогда модно было обличать советский строй, который, фактически вёл на закате своего существования прямую агитацию против себя. Про то, что «Маленькая Финляндия» всего за 20 лет до этого дважды нападала на большую Россию, пользуясь тем, что в ней шла гражданская война, и пыталась оттяпать у неё территории (а Печенгу так и отяпали), никто не вспоминал.

Впрочем, неблагодарное это дело, в истории копаться. Исторически я считаю, Приладожье отобрали у Финляндии справедливо. Ибо, во первых, эти земли финнам были переданы только в XVI веке после шведских захватнических войн, к тому же правительство Финляндии к Советской России было откровенно враждебно вплоть до окончания Второй Мировой. Рассказы о том, как они не хотели воевать до последнего, финны могут поберечь для бедных.

Тем не менее, поездив по территории сейчас, начинаешь проникаться сочувствием к финским реваншистам. В отличие от старых советских карт, старые финские карты крупного масштаба (пятисотметровки, например) вполне доступны и свободно лежат в Интернете. Я, естественно, сразу полез смотреть карты, относящиеся к моему выезду. И естественно, там сразу видно, как густо была населена территория. На островке, где сейчас располагается Уламалахти было несколько вполне капитальных домов, две мельницы в каждом рукаве реки. Самое неприятно даже не то, что это всё снесли, а что оно просто было брошено разваливаться и никак, вообще никак не использовалось. Леса и луга усеяны руинами финских домов до сих пор. К примеру, у северного рукава Улмасенъйоки стояли какие-то довольно мощные дома, возможно, казармы. Их руины до сих пор стоят в лесу, хотя я их не снял. Темновато, да и не очень фотогенично. А вот родник, на месте где раньше был колодец, сфоткал. Вот так он выглядит сейчас. Вода ледяная, кристально чистая и очень вкусная.



Как я уже сказал, руины видны практически везде. Вот эти из Леппясюрьи.



А это в лесу, бывший хутор Линнунваара.



Деревня Ялонваара, которую сто лет назад посещал Линкола. Тогда включала около 40 дворов. Стадо коров достигало 140 голов. Сейчас на её месте кусок забурьянивающегося луга.



Насколько всё было ухожено, понимаешь, когда в глухой деревне Улмалахти видишь конструкции у моста. Натуральная каменная набережная. Вы в русской деревне такое себе представляете?



В итоге прочувствал я ностальгические финские песни о том, что эта земля для русских обуза, она им не нужна, лежит брошенная и неухоженная. Хутора в руинах, кладбища заброшены, дороги, за которыми прекратили ухаживать, зарастают и размываются дождями.





Кстати, о кладбищах и дорогах. Дороги и впрямь неухожены. Километровые столбы присутствуют чрез два на третий. Про указатели можно вообще забыть. Кажется, про них и забыли после 1991-го года. Единственное, что с той поры появилось, стрелки у старых финских кладбищ. Их восстанавливают, окружают аккуратными оградками и ставят стрелочки с подписью на финском языке. Так что частично Финляндия в эти края возвращается. На дорогах полно машин с финскими номерами, говорят, финны потихоньку скупают недвижимость. Впрочем, это процесс обоюдный, да и не видел я этого. А так кладбища, как ни странно звучит – самый живой пример.

Построили финны мостик в 39-м, а ездят по нему русские свиньи.



Да тут ещё по радио по утрам слышал «Маяк». Соответственно, утреннее шоу Стиллавина. И у него там рубрика «народный продюсер» или как-то ещё. Там хлопцы, судя по всему из ресторанных лабухов, представляли свои творения. Так вот всё время экспедиции побеждала песня «Я - русский» от какого-то хмыря с хохляцкой фамилией из Ростова. На три аккорда, исполняется унылым речитативом. Я – русский, думаю по русски, сегодня без закуски, а завтра – в Куршевель, пусть реет наш трёхцветный флаг, они ответят за Варяг. Возможно, это такой стёб (особенно с учётом украинской фамилии «певца»), но Стиллавин что-то подобное в своём ЖЖ пишет на полном серьёзе. Мне хотелось написать что-то духе «А я русская свинья, мне всё на свете до х...».

Ну и ещё по поводу русских свиней и финнов. На завязку процитирую Куприна из 1908 года.

Но когда мы возвратились в вагон, то нас ждала прелестная картина в истинно русском жанре. Дело в том, что с нами ехали два подрядчика по каменным работам. Всем известен этот тип кулака из Мещовского уезда Калужской губернии: широкая, лоснящаяся, скуластая красная морда, рыжие волосы, вьющиеся из-под картуза, реденькая бороденка, плутоватый взгляд, набожность на пятиалтынный, горячий патриотизм и презрение ко всему нерусскому - словом, хорошо знакомое истинно русское лицо. Надо было послушать, как они издевались над бедными финнами.
- Вот дурачье так дурачье. Ведь этакие болваны, черт их знает! Да ведь я, еже;ли подсчитать, на три рубля на семь гривен съел у них, у подлецов... Эх, сволочь! Мало их бьют, сукиных сынов! Одно слово - чухонцы.
А другой подхватил, давясь от смеха:
- А я... нарочно стакан кокнул, а потом взял в рыбину и плюнул.
- Так их и надо, сволочей! Распустили анафем! Их надо во как держать!

Сто лет прошло. А типажи те же. Слушают Стиллавина по радио, пишут на инофоруме в комментах, живут среди нас.



ЗЫ: А браток то, который исполняля песню "Йарузский", оказывается, не просто браток, а топ-менеджер сети "Перекрёсток". Мама моя рОдная! А я то думал, откуда такой дурной вкус.

А такие песни он давно поет. Когда он был директором Перекрестка на Рублевке, он всем ВИП клиентам диски со своими песнями спамом слал... (С)

среда, 29 июля 2009 г.

Улмалахтинские художественности

Надысь вычитал тут, что «Рептах» больше заточен под художественную съёмку, а «Сапоп» - под репортажную. Мой дядюшка, крымский фотохудожник (очень обижается, когда его называют фотографом) в своё время, разглядывая мои фотографии, сказал, что у меня склонность как раз к репортажной съёмке. Так что, возможно, мне надо было покупать зеркалку от «Сапопа». Ну да уж купил то, что купил, и пока им доволен. По иронии судьбы именно всё так и получилось: летописные фотографии на выездах я делал сапоповской мыльницей, а лежавший дома «Рептах» использовался для съёмки более художественной.

Впрочем, какая уж тут художественность? Закаты – один из излюбленных сюжетов, окрещённых крутыми ценителями термином «говнофото». Ну и ладно. Всё равно приятно посмотреть.

Конечно, закаты лучше смотрятся, когда солнце садится непосредственно за линию горизонта, например, уходит в озеро. Но когда я был в Улмалахти, солнце садилось за лес, и розовых красок на снимке почти не было. Но сюжеты всё равно были приятные. В один день был интересный рисунок перистых облаков.



В другой день небо было чистое, но приятно выглядел узор на воде.



А вот тут солнце вообще село в тучи, но рисунок образованный кучевыми облаками на переднем плане и слоистыми – на заднем всё равно смотрится.



А когда солнце уже ушло за горизонт, можно поснимать сами облака. Тоже приятно. Я люблю их разглядывать.



Несколько сложнее с туманами. Почему-то туман, снятый зеркалкой, выглядит совершенно не так, как в жизни. В реале утренний туман светлый и радостный, что ли, поскольку насыщен лучами утреннего солнца. На фотке же выходит какая-то мрачная хмарь. Вот тут наш хутор, снятый туманным утром.



Иногда выходят и совсем постапокалиптические картины.




Последнюю можете сравнить с фоткой в хорошую погоду. Предпоследняя в позавчерашнем посте.

вторник, 28 июля 2009 г.

Виртуальный гульбарий. Высшая водная флора

Высшая - потому что существует ещё низшая, то бишь, водоросли. Высшую же образуют сосудистые растения, цветковые и папоротники, растущие в воде (про водных голосеменных навскидку не помню). По науке - гидрофиты.

Кувшинка малая (Nymphaea tetragon)





Кубышка жёлтая (Nuphar lutea)





Частуха водяной подорожник (Alisma plantago-aquatica)





понедельник, 27 июля 2009 г.

Тропою Линколы 2

Ну, вот я и вернулся. Позади остались древняя астроблема, лесные дороги, чистые речки, заросшие кувшинками, макароны со свиной тушёнкой на обед, орды дневных слепней и вечернего мокреца, душистая земляника на камнях и закаты у озера. Командировка в Приладожье. По стопам Карло Линколы. Теперь всю неделю будут некие выдержки по материалам моего выезда.



Полное «дикарство» всё же на сей раз не состоялось. Я знал, что в том районе, куда мы выдвигаемся, есть дача у кого-то из института геологии, но вроде как владелец был в экспедиции. Но прямо в день отъезда он позвонил нашему главному, бриологу (то есть, специалисту по мхам) Анатолию Максимову и предложил ключи. В результате спали мы под крышей, хоть и без особых удобств: кроме кроватей с голыми сетками, древнего стола и нескольких стульев на предоставленной нам половине дачи ничего не было. Жёлтая эстонская палатка, куплена три года назад, и уже съездившая в три экспедиции так и не была распакована в первый раз.

Позитивное заключалось в том, что я смог взять с собой не только карманный «Сапоп», который вожу по полям уже пять лет, но и новую зеркалку. Правда, зеркалка всё время оставалась в доме, пускаемая в ход в основном по вечерам – всё же таскать её с собой по лесу удовольствие ниже среднего. В результате фотки есть с обоих фотоаппаратов, хотя большая их часть – со старого «Кэнона».



Основным объектом экспедиции были окрестности озера Янисъярви в юго-западной Карелии. Озеро, не хухры-мухры, между прочим. Это древняя астроблема. Если кто не знает, это слово обозначает метеоритный кратер. Ширина озера – километров 15, вобщем, нехилая каменюка грохнулась здесь 770 миллионов лет назад :). Это бывшая финская территория, да и до современной финской границы всего ничего (фактически, мы катались по погранзоне), посему северная часть озера застроена лесными отелями и базами отдыха. Катера напрокат, рыбалка, шашлыки, сауна, все дела. Собственно, задав в Интернете поиск по слову «Янисъярви», нетрудно убедится, что информация о нём в основном связана с этими базами отдыха.



В переводе с финского Янисъярви обозначает заячье озеро. Не знаю, чем оно обусловлено название (рекламщики пишут, что на карте оно имеет форму зайца – ИМХО высосано из пальца), но зайцев мы на лесных дорожках и впрямь встречали почти каждый день. Иногда это бы здоровый зайчина, перепрыгивавший дорогу, кося на нашу буханку глазом, иногда маленький зайчонок, который выскакивал на дорогу и начинал метаться чуть не под колёсами.

Впрочем, само Большое Янисъярви мы видели только в просветы между деревьями по пути. Основная часть экспедиции протекала в северной части, где через пролив от круглого Большого располагалось напоминающее рогалик Малое Янисъярви. Вот на нём то мы и располагались в основном, разыскивая выходы карбонатов. Вот так это и делается: научникам велят искать то, что нужно, а они ищут то, что интересно им. Максимова интересовали редкие мхи, меня – луга, растущие на карбонатах (они отличаются высоким видовым богатством и обилием редких видов). Мы нашли как минимум два старых известняковых карьера (в одном из них добывали известь для Вяртсильского металлургического завода), но вот интересных нам вещей, увы, не наскребли. Для Максимова местообитания были слишком нарушены, а заброшенные давным-давно луга зарастали и забурьянивались. Пара кальцефитных видов в итоге нашлась, но надежд наших места не оправдали. Ну что ж, материалы всё равно набраны ценные. Не стану грузить читателей подробностями.



Второй проблемой, про которую хочется сказать, были наши совершенно секретные карты составленные в 1958 году и исправленные в 1979. Действительность они отображали весьма относительно. К примеру, едешь в незнакомое место, где нарисовано большое белое пятно и должен быть луг, вроде всё так, и горки, и мелиоративная канава, и изгбы дороги, да только на месте «луга» растут 40-летние ёлки. Или один раз пытались срезать и поехали домой другой дорогой. По карте она выходила через несколько километров на нужный на большак. Однако, в действительности она стала забирать куда-то к востоку и становиться всё шире и шире. Оказалось, основную трассу лесовозники пробили в другом направлении, а нужная нам теперь является скромной отвороткой в лес.
Уже не говорю, что многие объекты были просто не подписаны. К примеру, пытались мы найти мыс Коркеаниеми на Малом Янисъярви. Только вот мысов там куча, подписаны только пара из них, и, естественно, не как Коркеаниеми. То же самое было с некой горой под Леппясюрьей, которую искал Максимов. Вокруг посёлка – три горы. Ни одна на карте не подписана.



Базой же нашей служила деревня Улмалахти, расположенная в устье речки Ульмасенъёки, впадающей в залив, тоже называвшийся Улмалахти. Впрочем, слово «деревня» является по отношению к Улмалахти чисто символическим. По сути, там располагается только форелевое хозяйство в губе, да ещё три-четыре дома, используемые как дачи. В устье речки был водопадик, шум которого сопровождал нас по вечерам.



А вот, собственно, дом, где мы базировались. Правда, это его парадный фасад, где была хозяйская дача с клубникой, баней и прочими прелестями. Мы же жили в пустующей противоположной половине.



С утра, заправившись геркулесовой кашей, мы садились в УАЗик-буханку и уезжали, иной раз, за полсотни километров, после чего расходились по своим объектам. К обеду сходились опять к «буханке», чтобы сварить макарон с тушёнкой и попить чаю.



А вечером опять ехали назад, в Улмалахти. Но это уже другая история, и мы расскажем её в другой раз. :)

четверг, 16 июля 2009 г.

Тропою Линколы

   
Всё таки без полей в этом году не обошлось. Хотя всё вроде идёт кувырком и чёрт-те-как, но Владимир Владимирыч «дорогой, дай Бог ему здоровья» (С) «День Выборов») подписал в июне указ об организации национального парка «Ладожские Шхеры» до 2010 года. Осенью надо будет писать обоснование для парка. Хорошо тем, у кого есть старые материалы, а вот я в Приладожье съездить не смог: хотя об организации там ООПТ говорили и давно, но слишком уж расплывчато. Своё госудрство денег на исследования территории не давало, финны, нажегшись на опыте организации ООПТ в погранзоне тоже денег давать не спешили, пока русские не определятся, что же они там хотят. Теперь, значит, опять аврал и спешка.

Так что еду описывать луга Приладожья. По которому материалов нету вообще. Предыдущая попытка была сделана экспедицией геофака ЛГУ в начале 1950-х, и все материалы сгинули. Я несколько лет назад специально ездил в Питер их искать, узнал, что описания находятся н руках у одной из участниц экспедиций, но бабке уже шёл девятый десяток лет, она перенесла инсульт, и куда дела нужные мне описания, не помнила. Давить на старого больного человека я не стал. Да, собссно, для парка это не помогло бы, потому что за полвека ситуация очень изменилась.

Хотя исторический аспект всё же есть. В 1910-1914 годах, когда это была ещё территория Финляндии, тут работал известный финский ботаник Каарло Линкола (на портрете). Два тома его трудов ещё тех лет изданий я упаковываю с собой в путь. Когда вы будете читать эти строки, я буду уже ехать к финской границе, туда, где расположены деревни Соанлахти, Леппясюрья и Яловаара, где и буду проводить время до конца июля.


«До чего надоел Город с его бесконечным асфальтом, все эти бессмысленные Клары Курбе и милиционеры-художники» (С) Юрий Коваль. «Самая лёгкая лодка в мире».

вторник, 14 июля 2009 г.

Война с тополями

С неделю назад случилась со мной неприятность. Пытался прочистить от пыли комп и нечаянно отломал лопасть у кулера. Теперь компьютер нещадно ревёт, и похоже, придётся произвести кое-какие апгрейды. Но это уже после полей. А пока привыкаю к шуму.

Однако утром, собираясь к завтраку, уловил, что дребезжит не только комп. Появились какие-то ещё звуки. Прислушался. Бензопила. Продолжают войну с тополями.

Тополь бальзамический (Populus balsmifera) в городе в массе появился после войны, когда на месте Петрозаводска был, по сути, один большой пустырь. Тополь – решение дешёвое и быстрое. Он неприхотлив к загрязнённой городской почве, к воздуху, и быстро набирает зелёную массу. Но собственно, на этом его достоинства кончаются. По сути, это эдакая хрущёвка от озеленения. И как позднее города начали застраивать хрущобами, так же их засаживали тополями.

Возможно, тогдашние озеленители знали, что это решение сугубо временное. И первый недостаток оказался продолжением достоинства. Тополя быстро росли и начали мешать электрическим и телефонным проводам. Пришлось их подрезать, а поскольку на это не очень то рассчитывали, то подрезать стали редко, но сразу огромными кусками, оставляя уродливые обрубки.

Дальше – хуже. Оказалось, что тополь летом создаёт огромное количество пуха, что мешает не только дворникам, но ещё и страдающим аллергией. В воскресенье заходил в «Сигму» и увидел там тётку с маской на лице. Первой в башку пришла мысль про свиной грипп. Потом допёрло: тётка - аллергик. Тополя как раз пушат. Причём, как ни странно, этому способствует как раз подрезка тополей: даже если сажать в основном мужские особи (тополя двудомны, как облепиха), то при смещении соотношения массы кроны и корней в сторону вторых, они могут менять пол. И соответственно, начинают пушить.

Ну а самое страшное началось не так давно, когда тополя стали перешагивать за полувековой возраст. Тополя быстро растут, но и гибнут тоже быстро. Древесина начинает гнить, образуются дупла (этим славятся и осины, которые относятся к тому же роду тополь), и во время сильного ветра начинают падать то крупные ветки, а то и сами деревья. Тополь в этом плане намного опасней любого другого вида. И в Петрозаводске уже зарегистрировано немало случаев. В частности, недавно тополь покалечил годовалого ребёнка. А в июле 2005 был и смертельный исход. Вот газетная заметка на сей счёт. "Губа", конечно, газетёнка ещё та, но фактология совершенно правильная.

Только после этого городское хозяйство зашевелилось. А ведь предупреждали. Помню интервью директора Минского ботсада насчёт того, что тополя давно пора убрать из жилых районов и парков.

Ну а дальше началась классическая российская кампания. «Аварийные» тополя стали метить красной краской (при этом валом пометили и старую грушу, которую потом отстоял наш институт) и валом сносить, чем вызвали возмущение граждан, от экологии далёких, но за неё переживающих. На самом деле, это было уже давно пора сделать, и вся это срочность и авральность – только результат запущенности вопроса. Наконец закупили пнедробильную машину и машину для посадки полнорослых деревьев. Правда, ни того, ни другого я в действии не видел. Вообще как-то поутихла кампания в последнее время. И чтобы её раскрутить вновь, потребовалась черепно-мозговая травма у ребёнка. Грустно всё это.





Лично я, как эколог, целиком и полностью за то, чтобы тополя вырубить, оставив только в промышленных районах и у автотрасс, где не ходят люди. Во всех остальных местах их давно пора заменить липами, клёнами и лиственницами, не говоря уже про мои любимые яблони и черёмуху. Картинки вырубки тополей в городском парке, которыми я иллюстрирую этот пост, могут произвести удручающее впечатление, но надо, Федя, надо.

понедельник, 13 июля 2009 г.

Петрозаводское метро

А расскажу-ка я сегодня о Петрозаводском метро. Метрополитена в нашем городе, насчитывающем 280 тысяч населения, понятное дело, нет. Впрочем, не всех такой факт остановит: в Интернете есть сайты «метрополитенов» городов, где их отродясь не было, типа Набережных Челнов, Калининграда или вообще районного значения Валдая. Честно говоря, прикола данного не понимаю, но частью Интернет-субкультуры такое уже стало.

Впрочем, не всё так просто. Например, если припомнить эпоху конца Перестройки/начала Демократии, то тогда обрушившаяся на страну катастрофа удивительно соседствовала с народным интузязизмом. От совершенно разных, вроде неглупых людей приходилось слышать конструкции типа «ну, вот теперь землю фермерам стали давать / на рекламу внимание обратили / открыли дорогу частному предпринимательству – наконец заживём!» Что уж говорить о слоях более экзальтированных. Какой только ерунды на полном серьёзе не предлагали – вспомнить хотя бы Международный Университет Стран Северной Европы, о создании которого даже отрапортовало новосозданное Российское телевидение. И вот где-то в эти времена в мэрию начали валить письма «от избирателей» (как потом выяснилось, всеми избирателями был один человек, хорошо известный городским психиатрам) с предложениями построить наконец в городе метро. См. картинку, подрезанную тут.



Я, конечно, не скажу, что разбираюсь в проектировании общественного транспорта, но картинка доставляет. Очевидно, что человек просто рисовал фломастером по карте, а главный смысл сего занятия был дать звучные имена станциям. Которые он старался раскидать поравномерней. Зачем тащить метро в выселок Соломенное (на которое кроме десятка километров путей пришлось бы ажно две станции), где живёт тысяч пять народу или зачем станция в лесу между Кукковкой и Древлянкой – об этом он не задумывался. Собственно, все пассажиропотоки в городе – это связь с трёх-четырёх сторон с центром города. Правда, тогда ещё были актуальны и пассажиропотоки по направлению к промзонам на юге и севере города. Честно говоря, интересно было бы поглядеть на цифры истинных пассажиропотоков, но боюсь, они уже нагнулись вместе с городским общественным транспортом. Тут троллейбус бы сохранить, какое уж тут метро.

Некоторые любят пофантазировать, что вот, лет через 400... но, увы, все эти фантазии основаны на преположении, что 400 лет Петрозаводск будет расти по тем же законам, что предыдущие 100. Помнится, подобным образом кто-то предсказал, что к середине XX века Лондон будет покрыт 30-сантиметровым слоем лошадиного навоза.

Хотя подсознание – вещь упрямая. И мне как-то даже снился сон, что я еду по Петрозаводску на метро. Линия была открытая, а сам поезд напоминал больше всего автопоезда на платформе старых РАФиков, которые ходили в 70-е годы на ВДНХ, ещё старого типа, до микроавтобуса Latvija.

И всё же, Метро в Петрозаводске есть. Вот вход в него.



А вот табличка у входа.



Я не знаю, что заставило хозяина назвать его так, но получилось забавно. Собственно, это даже не кафе-бар, а целый мини – холдинг, включающий небольшую гостиницу, мини-кинотеатр с танцполом, ресторанчик с роялем и бар. Когда то тут был лучший в городе кофе, сейчас, вроде, пальму первенства перехватила итальянская кофейня «Оттолина». Про заведение говорили, что там всё так душевно потому, что хозяин держит его не столько для бизнеса, сколько именно для души. Не знаю, как сейчас, но ИМХО подпортилось место. Давно уже там не был. Хотя, вроде, не бедствуют: их выпечка даже продаётся в сети палаток по всему городу. Так петрозаводское метро стало обзаводиться станциями. :)

пятница, 10 июля 2009 г.

О пользе пива

Пиво – детям не игрушка. Хотя мой приятель Димка, сделав дипломную по биотехнологии варки пива, и проработав несколько лет на петрозаводском пивзаводе, считал по другому. Если лично я пиво впервые попробовал в пять лет, а в подростковом возрасте уже спокойно его употреблял, то Димка давал пиво своей дочке прямо с младенческого возраста. Через соску. С конца на конец, в живом пиве, кроме спирта, много и полезных веществ. Неспроста пивные дрожжи продают в аптеках.

Кстати, все помнят одну известную сцену из Вини-Пуха? Из книжки, конечно, а не советского мультика. В мультике так и не появились ни Тигра, ни Кенга и Крошка Ру, а жаль. Итак, в Зачарованный лес приходит Тигра и друзья ищут блюдо, которое будет ему по вкусу, ибо ни мёда, ни желудей, ни колючек Тигра не оценил. И вот они приходят в кенгуриный домик. Во всем известном переводе-пересказе Заходера этот момент звучит так:

Но Кенга, и Кристофер Робин, и Пятачок-- все стояли вокруг Крошки Ру, уговаривая его принять рыбий жир. И Ру говорил: "Может, не надо?"-- а Кенга говорила: "Ну-ну, милый Ру,
вспомни, что ты мне обещал".
-- Что это там такое? -- шепнул Тигра Пятачку.
-- Это ему лекарство дают,-- сказал Пятачок.-- Витамины!
Он их ненавидит!

Помните? А знаете, что принимал Крошка Ру на самом деле? Цитату из оригинала найду попозже (английский текст, к сожалению, не public domain, так что найти его в Интернете сложно, но у меня дома есть книга в оригинале), а пока кусочек альтернативного перевода. Того, где Пятачка называют Хрюкой, а Тигру – Тигером. Почему-то все этот перевод лажают, а я не понимаю, за что: перевод, как перевод. Только что названия непривычные, так что проблемы, видимо, только в консерватизме граждан.

Но Кенга, Кристофер Робин и Хрюка сгрудились вокруг Ру, наблюдая, как тот будет пить пивные дрожжи. Ру спрашивал: "А надо"? - на что Кенга отвечала: "Ру, дорогой, но ты же обещал".
- Что это? - шепотом спросил Тигер у Хрюки.
- Укрепляющее Лекарство, - ответил Хрюка. - Ру его терпеть не может.

В оригинале, правда, были не пивные дрожжи, а солодовый экстракт. Но всё же. Зачем его было делать рыбьим жиром?

ЗЫ: Всё же своему ребенку я бы пива в соске давать не стал :)

четверг, 9 июля 2009 г.

А я ешшо в форме, оказываецо...

Мой IQ - 165

www.sly2m.com/sly2m/IQ


Вроде, на всё ответил. Хотя пара ошибок может быть. Плюс до сих пор ломаю голову над анаграммой "тивонкр".

ЗЫ: Да, я уже знаю, что такое "тивонкр".
ЗЗЫ: Да, что тест завышает баллы, я тоже знаю :)

ЗЗЗЫ: В связи с тем, как часто приходят ко мне по запросу "что такое тивонкр?", сообщаю: тивонкр - это вторник.

ЗЗЗЗЫ: Вот вам всем!

«Друзья» всё

Что-то в хороших сериалах (и их героях) есть от домашних животных. Ты им радуешься некоторое время, привязываешься к ним, а они берут, и умирают. А сериалы заканчиваются. Досмотрел последнюю, двести тридцать восьмую серию «Друзей». Был бы он покороче, может быть, не было бы так грустно, но я смотрел их практически каждый день с марта месяца, причём сериал от первого сезона к десятому практически не портился. Немудрено, что самым рейтинговым был восьмой сезон. Да и последний эпизод был одним из самых рейтинговых последних эпизодов за всю историю телесериалов.

Конец вполне закономерный со всех сторон. Сериал и так пробыл в эфире десять лет, после десятого сезона глянешь, какими молоденькими были герои в начале – аж умиление берёт. А в конце уже взрослые, погрузневшие дядьки и тётьки. Сколько ж можно тему эксплуатировать? И сюжетно тоже к этому пришли. Герои обзавелись семьями, домами и детьми, им уже не до совместного времяпровождения. Собственно, у нас всё тоже так и было... Разве что линий Росса и Рейчел закончилась излишне соплевсахарно. Стоило тянуть до этого десять сезонов, тем более, зная, что навряд ли у них есть будущее? И всё же, в конце, когда главные герои кладут ключи на стол и выходят из опустевшей квартиры, я чуть не разревелся. Будь моя воля, закончил бы сериал тем, что в квартиру заходит молодая ватага, которая начинает расставлять какие-то свои вещи. Пусть даже её члены не будут напоминать полюбившихся старых героев.

Грустно. Как после съедения вкусной конфетки утешаешься, облизывая фантик, так сейчас утешаюсь, тем, что есть ещё 46 серии спиноффа «Джои» про приключения Джо Триббиани в Лос-Анджелесе. Сериал тоже мил и забавен, тоже с очаровательными героями, но это не Флетлине «Друзья». И основная радость пока в том, что в разных сериях обнаруживаешь какие-то ниточки к старому сериалу: в первой серии упоминается Чендлер, у выходя из квартиры Джо висит тот же «волшебный экран», на котором по прежнему меняются картинки, а на диване можно видеть всё того же плюшевого пингвина, которого Джо отказывался отдавать Эмме.

А хорошо бы их вернули. Хотя бы сняли полнометражку.

среда, 8 июля 2009 г.

ПаРаНоиДальный бред

Кроме зарплаты мне, как научному сотруднику, полагаются ещё так называемые «стимулирующие выплаты». Для того, чтобы определить, кто в указанный период поработал хорошо, а кто – неважно, начальство придумало некий показатель под названием Показатель Рациональности Научной Деятельности. Или сокращённо ПРНД. В некоторых учреждениях РАН этот показатель народ неприлично переименовал, переставив две последние согласные и добавив гласных. У нас пошли более изящным путём, обозвав сий коэффициент «ПаРаНоиДальным».

По сути, коэффициент несложен. Он включает в себе то, сколько и каких статей учёный опубликовал, на каких конференциях и как выступил, какую педагогическую деятельность провёл, какие изобретения запатентовал, ну и так далее. К примеру, за приглашённый доклад на конференции в пределах России полагается 20 баллов, вот если доклад был за рубежом – то уже 35. За простые устные доклады – поменьше. За стендовые ещё меньше. Со статьями сложнее, там надо учитывать не только долю участия сотрудника в статье, но и уровень самого журнала, который выражается так называемым импакт-фактором. У престижных журналов он выше, у журналов попроще – ниже. И плюс есть ещё домножающий коэффициент для разных категории изданий, причём этот коэффициент выше у отечественных журналов, чему западных, что, впрочем, компенсируется ничтожным импакт-фактором наших журналов, называемых в научных кругах «мурзилками». При публикации монографии учитывается её объём. Ну а при публикации в сборнике статей – три балла независимо от объёма статьи и уровня сборника. Таким образом, последние два года мне удавалось набирать неплохие показатели, получив на руки каждый раз порядка по сто тысяч рублей на руки. А всё потому, что имел приглашённый доклад в Тартуском университете и статью в Biodiversity and Conservation, у которой приличный (для экологического журнала) импакт-фактор.

Вот как раз сейчас скачал специальную экселевскую форму, считаю. В этом году будет гораздо жиже. Приглашённых докладов у меня не было, устные были все в пределах России, журнальных статей как раз не было. А вот Стас из нашей лаборатории сразу обнаружил дефекты методики, хотя возможно, и экселевской формы. У него вышла статья в «Ботаническом журнале», который имеет ничтожный импакт-фактор что-то вроде 0,11. Для журналов, у которых он меньше 0,2, он просто не учитывается, там идёт фиксированный коэффициент, который, конечно, пониже, чем у более престижных журналов. И тут возникает дебильная ситуация. Так статья в «Ботжурнале» стоит 10 баллов, потому что импакт-фактор неже 0,2. А вот если бы «Ботжурнал» был попрестижней и имел импакт-фактор 0,2, то за статью в нём полагалось бы... 6 баллов. То есть, выходит, чем престижней журнал, тем меньше за него дают. Стас, публиковавший статью в соавторстве, обнаружил, что получит за свой труд в журнале, куда фиг пропихнешь статью (и где её надо ждать три-четыре года) примерно столько же, сколько за статью в «Трудах КарНЦ», куда пристроиться проще простого, и где всё печатают оперативно. Впрочем, по отношению к нашим несчастным изданиям, выходящим тиражом в 300 экземпляров и за рубежом не реферирующихся, это вполне справедливо. Хотя и обидно.

А уж если сравнивать с конференциями получается совсем ерунда. Один устный доклад за рубежом равен двум статьям в «Ботаническом». При этом лично мне сделать пять устных докладов за рубежом гораздо проще, чем опубликовать одну статью в отечественной мурзилке. Поездка в Прагу в сентябре одним махом принесёт мне 20 баллов в копилку. Ну что ж, это недосмотр, но недосмотр приятный. Посмотрим, сколько я получу в этом году.

вторник, 7 июля 2009 г.

Планета Жижков

Прага – город чрезвычайно разнообразный. Средневековая старина здесь соседствует с модерном, а глянцевая буржуазность – с пролетарской простотой. Наверное, каждый может найти здесь уголок по душе. Набитые туристами Град и Старе Место тут соседствует с шопинговым Вацлаваком, а тот – с деловой торопливой Народной тжидой. Во всём есть свой кайф. Как ни странно, даже в панельных новостройках и котеджных буржуйских райончиках. Но больше всего папонту нравится, несомненно, Жижков.



Знаете ли вы что такое Жижков? О, да это целая планета. Расположена она совсем недалеко от центра, но туда туристы почему-то забредают не столь часто, хотя в этом районе тоже есть на что посмотреть, а главное – что учуять. И в первую очередь это настоящий пражский дух, который, увы, в центре, кишащем пьяными английскими подростками, русо-туристо и вездесущими немцами, почти совсем выветрился.



Своё неблагозвучное название Жижков получил от гуситского полководца Яна Жижки. Как известно из истории, в XV веке маленькая Чехия дала как следует прикурить всей Европе, не хуже, чем это сделал пятьсот лет спустя большой Советский Союз. Гуситы проиграли, но своё дело сделали: маховик церковной реформации был запущен, раскрутив всю мировую историю, и приведя человечество к эпохе Ренессанса. Немудрено, что слепой Ян Жижка – национальная гордость Чехии. Здесь, у холма Витков была одна из важнейших битв, выигранных гуситами.  Теперь на холме разбит парк, а сам холм увенчан конной статуей Жижки. От статуи открывается панорама центра города, впрочем, в Праге с её холмами найти красивую панораму особой проблемы нет.







Спустившись с Виткова по южному склону, мы пересекаем небольшой туннель, переходим улицу, носящую имя маршала Конева (её по какому-то недосмотру не переименовали), и вот он, Нижний Жижков. Дорога опять пошла вверх по склону. В XIX – начале XX здесь селился простой люд. Центр был заселён в основном немцами, чешская знать жила на Виноградах, а Жижков стал типичным пролетарским районом, которым, вобщем, остаётся и до сих пор. Сходный район на левобережье Влтавы – Смихов, но Смихов почему-то облюбовали туристы. Может, дело в смиховском пивзаводе, где варят всем известный «Старопрамен», а также изысканный «Вельвет». А может потому, что он слишком близок к холму Петржин, вилле Моцарта Бертрамка и другим аттракционам. Бог весть, но Смихов оброс торговыми центрами и дорогими ресторанами. А вот Жижков продолжает оставаться в своём простяцком состоянии.



Собственно, Жижков делится на верхний и нижний. А границей является улица Сейфертова, по которой ходит трамвай. Чрезвычайно милая улочка, несмотря на дам лёгкого поведения, кучкующихся там по вечерам.



Издалека Жижков заметить так же легко, как Останкино в Москве. Причиной тому является пражская телебашня. Башня, вобщем, невысока по сравнению с останкинской, всего 216 метров, но тоже напоминает фантастический космический корабль. Эстетствующая публика ругает её за уродство. А мне так нравится.







Ну и самый смак, конечно, это жижковские кабачки. Они тоже на любой вкус. Хочешь – модерновая кофейня для Дев, Богатых Духовно, с металлической мебелью, диванами и журналами. Хочешь – пивная типа «Пиждуха» с накачанным трактирщиком, весёлыми завсегдатаями и «Богемия Регент» по восемнадцать крон. Или вот ресторан «Фантазия» на углу Влковой и, кажется, Прибыславской. Днём это полупустой ресторан с полумраком, низко висящими над деревянными столами светильниками и старыми вещами , развешанными и разложенными по стенам. В кабачке заправляет не бугаеобразный трактирщик, а несколько женщин, напоминающих друг друга внешне. Возможно, родственницы. Вообще в Праге мы старались не повторяться, обедая и ужиная каждый раз в новых местах (ведь этих мест так много!). Но на сей раз в пару понравившихся мест мы возвращались. А в «Фантазии» были аж три раза! Спасибо Грошку за фотку.



Вечером «Фантазия» преображается. За большими столами садятся шумные весёлые компании, у входа режутся в нарды какие-то старички. Стоит весёлый чешский шум, который приятно просто сидеть и слушать, даже не понимая при этом ни словечка. А особенно это приятно под разливное чешское пиво. Самое приятное – никаких надоедливых туристов, как в центре города.

Если будете в Праге, пробегаете весь день, и, стоя на Вацлавской площади, почувствуете себя усталым, садитесь на трамвай номер девять, и езжайте прямо на Жижков. Вот тогда поездку в Прагу можно будет считать успешной.

понедельник, 6 июля 2009 г.

Выборы-выборы, кандидаты ... (С) Ни хрена не Шнуров

Ну что ж, стрип-шоу под названием «выборы мэра города Петрозаводска» закончились. Несмотря на дачный сезон, на участки пришёл аж 21% электората, и с подавляющим большинством победил представитель «Единой России». Потому что «больше некого». Ну, вобщем, это правда. На выборы идут представитель партии власти и несколько малоизвестных ВасейПупкиных, один (в нашем случае – одна) из которых представляет ЛДПР, а остальные – разного рода лавочники и фабриканты. Да вобщем, политической оппозиции на выборах городского мэра и нету: есть в лучшем случае два клана бизнесменов, один из которых поддерживается едросами. Как и положено бизнесменам, у них нет политических интересов, зато есть финансовые. А значит, от соперника можно просто откупиться.

Так произошло и на сей раз. Основным противником нынешнего едроса был бизнесмен Девлет Алиханов. В принципе, хоть и кавказец, но человек вполне достойный. И программа у него была вполне чёткая, да и известен он в городе давно. Клановых структур, в отличие от типичных кавказских бизнесменов, не создаёт, свой бизнес сделал с нуля, помогал в подъёме хозяйства в спальных районах. Поддерживали его многие, в частности, коммунисты. За него бы, пожалуй, проголосовал. «Медведи» в своей агитации всё давили на его национальность. Конечно, не прямым образом, но внимание на этом всячески заостряли. Типа опросов на тему «Стоит ли в случае избрания мэром города лица кавказской национальности, ожидать притока инвестиций с Кавказа?»

В итоге всё окончилось порнографическим образом. Алиханову предложили пост представителя Карелии в Совете Федерации, приняли его (а также ещё 30 депутатов, представлявших ранее «Справедливых») в «Единую Россию» и он снял свою кандидатуру. Это наша общая победа, хинди-руси бхай-бхай. Кстати, странным образом в мае умер «от сердечного приступа» 47-летний Алексей Мосунов, пожалуй, самый деятельный и принципиальный оппозиционер в Петросовете. Такое вот совпадение.

И вот мэром выбрали очередного «медведя». По странной насмешке, шёл он под лозунгом «городу нужны перемены!» Ну да, нужны. Про то, что сделали с общественным транспортом, я уже писал. Писал и про то, к чему привело нахождение коммунальщиками дополнительных источников дохода за счёт взвинчивания цен ведомственным общагам. Или вот у детского садика, куда ходила дочка моей приятельности отрезали половину участка, чтобы построить дом для состоятельных граждан. Детсадовцы пытались бороться – хрен там. «Слушай, мне эта мэрия уже... эти купленные жирные морды...» - возмущалась Наталья, пообивавшая властные пороги.

Ну, теперь «купленные жирные морды» остаются на своих местах. Городу нужны, так сказать, перемены. И именно поэтому ничего менять не будут.

пятница, 3 июля 2009 г.

Живая планета

Докачал из Интернета «Живую планету» Дэвида Эттенборо. Ещё в 80-е годы смотрел его по телевизору с огромным удовольствием. Правда, удовольствие это навряд ли можно было сравнить с удовольствием от просмотра «Жизни на Земле» того же Эттенборо, которую я видел вообще в нежном возрасте. Тот фильм был построен на рассказе о постепенной эволюции живого мира от бактерии до человека. В каком-то смысле, фильм повторял то, что рассказывал на кружке зоологии мне, шестикласснику, Алексей Михайлович Мурашов, мой Учитель. До дыр была зачитана «Жизнь животных» в библиотеке рядом с домом, пострадали и вузовские учебники по зоологии моей старшей сестры. И вот красочный интересный фильм. Помнится, просто ждал воскресенья, когда покажут очередную серию. Жалко, сейчас скачать этот фильм негде. Хотя, может, и к лучшему – нет случая разочароваться в детском восторге.

«Живая планета» уже была посвящена не эволюции, а различным типам биомов нашей Земли. И этот фильм найти проще – даже жалею, что не купил зимой подарочного набора DVD за 800 рублей. Пиратские издания БиБиСишного научпопа, увы, разочаровывают. Ну что ж, скачал пока из интернета все 12 серий. Смотрится с удовольствием. Но и тут не без ложки дёгтя. Перевод официальный – за кадром текст читает небезызвестный Алексей Борзунов, прославившийся, как голос Луиса Альберто. А вот имя переводчика я, как и во многих случаях, так и не узнал. По понятным причинам, ибо перевод не плохой. Он отвратительный.

Я уже говорил, что природу в России знать не принято. От этого толкался и переводчик фильма, не только не имеющий отношения прямого или косвенного к биологии, но и не пользовавшегося хотя бы биологическим словарём. В серии про тропики игрунок переводят как «мартышек». При том, что мартышки в Южной Америке вообще не живут. Филиппинский обезьяноед становится хохлатым орлом. А тропические тополя становятся «хлопковыми деревьями». Просто убил енот-крабоед, которого переводчик в духе авторов инструкций к китайским товаром назвал «питающимся крабами ентом». То есть, названия тупо переводят по простому словарю. Ну да хрен с ними, с тропиками, там большинство видов вообще русских названий не имеет.

А вот то, что так же головотяпски переводили и названия организмов российской флоры и фауны – это уже атас. Филин стал «орлиной совой», вертишейка – «кривошейкой» (почти угадали!), а малый пёстрый дятел – «пятнистым». Да здравствует калька с английского. Или показывают зелёную пеночку, а за кадром Борзунов говорит «это иволга, певчая птичка...» А вот это всё, простите, уже открытая дезинформация.

Бывали примеры и куда хуже. Например, показуя картинку идущего по предгорьям Гималаев Эттенборо, Борзунов ничтоже сумняшеся говорит «мы находимся на высоте трёх тысяч километров» (для справки, космонавты летают на высоте 200-400 километров). Или про центральноатлантический разлом заявляет, что он расположен к востоку от Европы и Африки. Досадные ляпы. Классическая переводчицкая халтура.

Так что лучше уж куплю DVD с оригинальной дорожкой (на то, что там будет иной, улучшенный перевод, уже и не надеюсь). И кто знает, может, забацаю свой перевод. Хоть это и не модный блок-бастер.

четверг, 2 июля 2009 г.

У Пи_духа (нужное вписать)

Продолжаем путешествие по барам и кабакам мира :) На сей раз наш путь ведёт в Прагу, в замечательный район под названием Жижков.

Кстати, вчера Папонт вытащил из загашников карту Праги и стал рассматривать улицы, которые для него уже наполнены образами в памяти. Это значит, что подготовка к очередному визиту в один из своих любимых городов вышла на новый уровень. А это, в свою очередь, значит, что в папонтином бложеке появятся прошлогоние пражские фотографии.

Вот улица Сейфертова, разделюящая верхний и нижний Жижков. Стадион «Виктория», где играет одноимённая легендарная футбольная команда (кстати, с лета её будет тренировать небезызвестный в России Властимил Петржела). От него вниз уходит маленькая улочка под названием Благникова. А на ней крошечная забегаловка с импровизированной терраской. И называется она... Кому не видно, вопроизвожу вывеску крупным планом...



Гусары, молчать! Называется она «У Пиждуха». Никакой пошлости. Впрочем, знакомый чех перевести его не смог. В итоге оказалось, что «Пиждухи» - это персонажи сказочки, написанной драматургом, занесённым ветров перемен в кресло чешского президента Вацлавом Гавелом (чтоб ему ежей рожать). Где-то видел объяснения на сей счёт, но сейчас не могу их найти. Однако, от заведения меня это ничуть не отвратило. Очень милый маленький жижковский кабачок с простой, но приятной кухней. Самое приятное, что там разливают «Богемию Регент» по 18 крон (впрочем, за зиму цены могли измениться). Лучшее чешское пиво ИМХО.

Интерьеров не фоткал, да и нечего там фоткать: зальчики маленькие и света там немного. А вот так оно выглядит снаружи. Здоровяк в чёрной футболке – бармен. В Чехии трактирщики вообще часто отличаются завидным телосложением.



Имеется подозрение, что заведение должно быть популярно у руссо-туристо, хотя я их там ни разу не видел. Впрочем, в рунете следов о Пиждухе, оставленных не мной, немало. Зато аромат посконной кнедликово-сливовицевой Чехии там силён, как нигде. Настоящий Жижков.

В сентябре непременно заскочу к Пиждуху хлебнуть пива с жареным сыром.