среда, 20 октября 2021 г.

Памятник Чарльзу Гаскойну

У нас в городе поставили новый памятник. Да ещё и непростой. Полноростовых памятников в Петрозаводске не то, чтобы много: Пётр I, гранитный Ильич, ставший своеобразной достопримечательностью Киров, Маркс с Энгельсом, Отто Куусинен, Гавриил Державин, Александр Невский, да из недавних Роберт Рождественский и Владимир Морозов. 

Что за поэт Владимир Морозов я понятия не имею, но наверно, известный, раз его изобразили на одном памятнике с Рождественским.

И вот новый памятник, да даже и не памятник, а целый комплекс с рельефами, фонарями, цепями и чугунной артиллерией. Без дураков, это оказался самый впечатляющий монумент в городе – таких у нас ещё не было, и наверное, долго не появится.


Шотландец Чарльз Гаскойн родился в Эдинбурге 1738 году в семье выходцев из Франции. Мать – наследница шотландских лордов. В молодости работал в Ост-Индийской компании, занимаясь торговлей москательными товарами. В 1765 году попал в руководство металлургической компании «Каррон» в городке Фолкерк между Глазго и Эдинбургом. Данная компания существовала больше двухсот лет и приказал долго жить только в 1982 году, при Маргарет Тэтчер. А ведь одно время это было крупнейшее металлургическое предприятие в Европе, где отливали всё, начиная с деталей паровых машин Уатта и вплоть до классических английских красных телефонных будок. Впрочем, главным её продуктом во все века служило оружие для армии и флота Их Величеств. Тут то и пригодились технические таланты молодого Гаскойна, который к тридцати годам уже знал и умел многое. Главным его изобретением, за которое он вошёл в мировую историю, являются карронады, разновидность флотской артиллерии (да, «Трое с площади Карронад» Крапивина именно отсюда). Дело в том, что простые пушки, хорошо поражавшие вражеские суда на расстоянии (только вот попади в него, пока он далеко!) были бесполезны, когда корабль противника оказывался слишком близко. Скорость ядра была слишком высока, так что оно просто прошивало цель насквозь и вылетало с противоположной стороны без особого успеха. Иногда пустить на дно вражескую посудину удавалось только после нескольких десятков прямых попаданий. Шотландцы изобрели орудие, рассчитанное на использование меньшего порохового заряда, и соответственно, имевшее меньшую скорость снарядов. Первоначально это орудие называлось по имени изобретателей, «мелвиллада» или «гасконада», но общераспространённым стало производное от имени металлургического завода «Каррон».

суббота, 16 октября 2021 г.

Вечер в Бразилиа

Задумался я было, чем же закончить свои бразильские репортажи о путешествии 2016 года. В жизни после Пиренополиса я провёл ещё сутки в Бразилиа, после чего вылетел в Сан Паулу, где меня встретил Виктор, на следующий день я сгонял в Апаресиду, после чего направился обратно в аэропорт к ночному рейсу «Тёркиш эйрлайнс». В блоге, впрочем, про вылазку в Апаресиду я уже написал. Именно потому, что заканчивать этим мне не хотелось. Зато, кажется, рассказывая про Кубу, я нашёл чудесный ход. Заканчивать закатом. Вот воспользуюсь им и сейчас, правда немного модифицирую. Этот вечер, на самом деле, был где-то ближе к середине поездки, но я его сдвину в конец. Метафора вполне ясна: закончен день, закончена суета, солнце садится за горизонтом, заканчивается и моя поездка. А завтра будет уже завтра.


Я уже упоминал, что вход на смотровую площадку старой телебашни в Бразилиа совершенно бесплатный, чем я, естественно, не мог не воспользоваться, придя сюда к шести вечера, дабы понаблюдать за закатом над бетонным серраду.

четверг, 7 октября 2021 г.

Пиренополис

Маленький городок Пиренополис находится в западных отрогах Бразильского нагорья. Так и хочется сказать, «затерялся», но нет, это не то слово, ибо он находится всего в двадцати километрах от трассы, соединяющей столицу Бразилии со столицей штата Гояс, рядом – крупный Анаполис, да и до Бразилиа тут всего 145 километров, а не терялся он и до основания этих молодых городов ХХ века. Судьба его в чём-то похожа на судьбу Старого Гояса, но в чём-то разительно отличается. Как и Гояс, Пиренополис возник в начале XVIII у золотого прииска. В городе считают, что было это 7 октября (вот это совпадение!) 1727 года. Историки сему факту никаких подтверждений не находят, и числят основание города от 1731 года, но, в любом случае, 7 октября в Пиренополисе празднуется день города, так что, пользуясь случаем, поздравляю город с днём рождения, неважно, каким по счёту. Первым названием городка было (наберите побольше воздуха) Минас де Носа Сеньора ду Розариу Мейя Пончи, что можно перевести, как «Копи Богоматери из Розарио посреди моста».


Мост здесь, действительно был. И, в общем, имеется до сих пор, даже несколько. Речка, через которую они перекинуты, носит загадочное имя Риу дас Алмас, то есть, река Душ. Аутентичный мост, который дал первое имя городу, до нашего времени, правда, не сохранился, но вот этот, построенный в 1946 году примерно на том же месте повторяет его конструкционно. За одним исключением. У старого моста опоры были деревянные, а нынче - каменные.

воскресенье, 3 октября 2021 г.

Старый Гояс

Следующий район, куда мы выдвигаемся – равнина на западе штат Гояс, примерно в 250 километрах к западу от Бразилиа. Ещё в паре сотен километров дальше начинаются леса Мату Гросу, знаменитый национальный парк Шингу и бескрайняя Амазония. Но тут густая сеть дорог и поля, в которых раскидано много маленьких городков. Городок, куда мы едем, особо не выделяется по размеру, соседние Итабераи и Итапуранга даже несколько больше. А ведь это бывшая столица всего Гояса, из которой управлялась огромная территория, равная площади Франции. Именно здесь «Старый дьявол» Бартоломеу Буэно да Силва пригрозил индейцам сжечь их реки и ручьи (эту историю я рассказывал пару постов назад), и тут, соответственно, и был тот самый золотой прииск, который он таким образом у индейцев отжал. В 1729 году здесь, на берегах речки Риу Вермелью было основано поселение под названием Арраял де Санта Анна. Как мы уже знаем, слово «арраял» обозначает «лагерь», ну а со святой Анной всё понятно и так. Впрочем, статус города Арраял получил только в 1736 году, когда его переименовали в Вила Боа де Гояс. Ещё через 12 лет Вила Боа стала столицей – капитанство Гояс было отделено от капитанства Сан Паулу. Впрочем, первый губернатор, граф Маркос де Норонья и Брита, он же Граф Аркос, прибыл сюда только через пять лет. Ибо в Гоясскую глушь всё попадало с опозданием. И поначалу городок спешно развивался на обманом вытащенном золоте: тут были построены литейный цех, губернаторский дворец и прочие ништяки цивилизации. Беда только в том, что золотое месторождение оказалось не самым богатым, и к концу XVIII века совершенно исчерпалось. Городок опять погрузился в провинциальную дремоту. Зато, как это часто бывает с ранее богатыми, но обедневшими к Новой Истории городами (вроде кубинского Тринидада или даже чешской Праги), он прекрасно законсервировался в том состоянии, в котором его оставило богатство. От названия города куда-то исчезло «Вила Боа», и он стал называться просто Гояс, или Сидаджи ди Гояс. Впрочем, к середине XX века к слову Гояс иногда стали добавлять «Велью», Гояс Велью, Старый Гояс. Ибо в 1930-х годах обнаружили, что в столицу штата, расположенную в стороне от авто- и железных дорог, добираться неудобно, но дорогу к нему так и не проложили. Тут поступили обратным образом: перенесли столицу на 140 километров к юго-востоку, где построили новый город Гояния. Гояния сейчас – город-миллионер, один из самых удобных для жизни городов Бразилии, образующий с Бразилиа и расположенным между ними Анаполисом главную агломерацию нагорья. К сожалению, Гоянию я видел только из окна автобуса, да ещё побродил по её автовокзалу, совмещённому с огромным торговым центром. А бывший форпост колонизации Гояс окончательно остался на отшибе, что, впрочем, только способствовало его сохранению для потомков. В 2001 году старый Гояс получил высокое звание памятника Всемирного Наследия ЮНЕСКО, став семнадцатым объектом Всемирного Наследия в Бразилии.


Впрочем, несмотря на статус всемирного памятника, туристов тут немного, существенно меньше, чем в Ору-Прету или Диамантине, или даже в Пиренополисе, про который мы поговорим в следующий раз. Причём туристы практически исключительно внутренние – иностранцев в Гоясе я не видел. Вероятно, планируя маршрут, граждане ненадолго призадумываются над картой, потом морщатся: далековато, и вычёркивают Гояс из маршрута. А зря.