воскресенье, 10 мая 2020 г.

Героический Вальядолид

Вальядолид – город, куда я направился из Канкуна первым делом, расположен чуть больше, чем в полутора сотнях километров от побережья на территории штата Юкатан, занимающего север соответствующего полуострова. И в первую очередь это узнаёшь, потому что здесь надо перевести часы на один час назад – Канкун, как и весь Кинтана-Роо, живёт по американскому атлантическому времени, а тут время среднемексиканское. Городок, вроде бы, невелик – около пятидесяти тысяч населения, но фактически это третий по величине город штата Юкатан, а с учётом того, что второе место по числу жителей занимает пригород Мериды Канасин, по значению он уступает только столице штата Мериде.


Как правило, мы представляем себе Мексику, как страну пустынь, в которых растут редкие кактусы. Такой стереотип оправдан тем, что на равнинах северной части Мексики, известной нам по вестернам, пустынь и впрямь много. И особенно много было, учтя, что пустыни Аризоны, Невады и Нью-Мексико давно прибраны к рукам северным соседом. На деле немалая часть Мексики занята горами с горными лесами. А на юге страны, в частности, на полуострове Юкатан, пустынь нету и в равнинной части. Лесные просторы Юкатана я увидел ещё на месте, когда ехал на автобусе из Канкуна, а вернувшись домой, с удивлением узнал, что по лесистости три штата, расположенных на полуострове (собственно, Юкатан, Кинтана-Роо и Кампече) уделывают нашу Карелию, которую мы привыкли считать землёй лесов. Но в Карелии леса занимают 62% суши, а на Юкатане – 75%. Причём в Кинтана-Роо эта величина достигает 85%.
Тем удивительнее, что на карте Юкатана мы практически не увидим ни рек, ни крупных озёр. Откуда же берётся вода, подпитывающая этот лесной край? Ответ очень интересен. Дело в том, что Юкатан слагают в основном рыхлые известняки, которые за миллионы лет превратились в эдакую ноздреватую губку из пещер. Там, под землёй, и содержится юкатанская вода. Особенно важным источником влаги являются сеноты – широкие (в несколько десятков и даже сотен метров) карстовые колодцы с частично или даже полностью обвалившимися сводами. У таких колодцев и основывали свои города древние майя. Собственно, не был исключением и нынешний Вальядолид, на месте которого было крупное поселение майя, носившее имя расположенного тут сенота Саки (ударение на «И»). Сенот вполне жив и сейчас, он расположен прямо в городском квартале, и является популярным местом отдыха и купаний. Правда, хотя я и жил в нескольких сотнях метров от него, но в сам сенот Саки так и не сходил, предпочтя познакомиться с сенотами на другом объекте, паче, когда я был в городе, погода была не самая удобная. Возможно, и зря. Сенот, хоть и более затоптанный, но довольно красивый, как я увидел по фото в интернете.



Имя «Вальядолид» (первоначально, Нуэво Вальядолид по названию испанского города, с XIII по XVIII век служившего резиденцией испанских монархов, то есть, столицей) город получил в 1545 году по прибытию сюда конкистадоров. И это была ужа вторая их остановка, первая попытка основать Новый Вальядолид была на побережье. Вспоминая историю Кубу, мы знали несколько примеров, когда колонию переносили вглубь острова из-за нападений пиратов. Тут были тоже нападения, но совсем другого свойства. Прибрежные мангры Юкатана кишели комарами. Сам то факт присутствия комаров неприятен, но не страшен, да вот беда, в Центральной Америке они распространяли страшную болезнь, известную ныне как жёлтая лихорадка. Сейчас она практически не встречается, но в XVII-XIX веках сия зараза доставила немало неприятностей местным колонистам. В итоге через два года после высадки двинулись к югу, где и нашли сенот Саки и городок индейцев. Слово «Саки» на языке местных майя обозначает «Белый сокол», и хотя город имя потерял, сама птица на городском гербе, который можно найти, например, на скамейках в сквере в центре города, присутствует.


Вот этот самый сквер, являющийся сердцем Вальядолида, носящий имя некоего Франсиско Кантона Розарио. Место очень уютное, особенно в вечерние часы, когда тут играет живая музыка, и можно увидеть то барабанщиков, одетых под воинов майя, а то отплясывающие под мариачи пары в мексиканских национальных костюмах.


Фонтан в центре площади изображает индейскую женщину с кувшином и лягушек, рассевшихся по краям.


Северная часть площади. Жёлтое здание с флагштоком по центру – местный муниципалитет. Лаконичные формы, пастельные тона – это и есть характеристика архитектуры старого Вальядолида.


За этими прямоугольными плоскими формами скрываются уютные крытые внутренние дворики. Подобный дворик в соседнем доме сейчас является ресторанным, и у туристов он довольно популярен. Но вообще в городе есть и более интересные рестораны, тем более, этот – не самый дешёвый.


Сооружение, которое сразу привлекает внимание – собор Святого Гервасио (или святого Сервасио, встречаются оба прочтения, хотя в русском он, конечно, Святой Гервасий), ровесник города, основанный в 1545 году, правда, впоследствии был дважды перестроен.


Печально, что, как это часто бывает, собор был построен на месте индейской пирамиды, камень которой на него и пошёл.


Я жил в квартале к востоку от главной площади, напротив вот этого здания старого монастыря, где сейчас располагается музей Сан Роке.


Музей не особо большой и интересный, хотя кое-какие артефакты, как индейских, так и колониальных времён тут есть. Ну, зато вход бесплатный. Надо только расписаться в книжке гостей.


Интересно, сколько лет этой двери, и сколько лет в неё уже никто не входил?


Район к востоку от главной площади называется Санта Анна, по имени вот этой церквушки, одной из шести исторических церквей Вальядолида.


Ещё одна историческая церковь – церковь Святого Хуана расположена в нескольких кварталах к югу от центра города.


А вот несколько более печальный памятник. Бывший вокзал. Вальядолид – конечная точка железнодорожной линии, идущей к столице штата Мериде и далее на юг. Увы, в конце ХХ века железные дорогие Мексики были практически разрушены. Схема стандартная для почти всей Америки, и не только Америки: приватизация – акционирование – крах. Если вы возьмёте географический атлас, изданный в советские времена, то увидите, что Мексика покрыта довольно густой сетью железнодорожных линий. Как это выглядит сейчас, можете увидеть тут. Пассажирское движение осталось на одной линии в Чиуауа на севере страны, да в пригородах Мехико, а в большей части сети нет уже и движения товарного. Примерно так же дело обстоит и в Бразилии, например.


Вот сюда некогда прибывали поезда из Мериды. Года два назад была вброшена идея модернизировать линии под «Трен Майя», скоростные поезда от Паленке через Кампече, Мериду и Исамаль в Вальядолид, да ещё достроить дорогу дальше до Тулума и Канкуна, но подобных прожектов Латинская Америка знает много. Но увы, уж больно дорого, да и местные этнические и экологические активисты уже выступают против. Придут ли сюда опять поезда – большой вопрос.


На окраине города стоит вот такой памятник в виде парового катка. Именно с развитием автобусных перевозок поезда стали не нужны.


Ну, хватит о грустном. Вернёмся пройтись по центру города с его лаконичными колониальными формами, тем не менее, весьма тёплыми и уютными.


Насколько я могу судить, большая часть центра Вальядолида построена во второй половине XIX века. Он примерно ровесник кубинского Сьенфуэгоса, хотя причудливого орнаментализма Кубы тут нет и в помине, всё-таки, места более бедные. Иногда можно подумать, что эти прямоугольные здания построены существенно позже, но нет, это именно колониальный дух прошлых веков.


Вот в этот хостел я тоже заходил, но увы, у них отдельных комнат не было.


Популярное средство передвижения в Вальядолиде – мотоцикл. Вот тут, рядом с центральным рынком, его можно взять напрокат. Жалко, что я не умею водить мотоцикл.


Ух, какая встреча! Что символизирует сидящий на цепочке, прикованный за ногу поджарый петушок, я не знаю.


Как и положено испанским колониальным городам, улицы Вальядолида расчерчены по прямоугольной сетке и перенумерованы. Чётные улицы идут с севера на юг, нечётные – с востока на запад. При это на большей части улиц одностороннее движение: улицы с движением слева направо и справа налево чередуются в сетке. Сперва непривычно, потом даже начинает нравится. Хотя не знаю, как бы мне это понравилось, будь я водителем за рулём


Ещё одна историческая церковь: Вирхень де ла Канделярия. Канделярия (Сретенье) – популярный в Ибероамерике праздник, который католики праздную посредством ходов с зажжёнными свечами. Собственно, отсюда и имя «канделярия».


В скверике у церкви я гулял вечером, и никаких крестных ходов со свечами не видел. Только группа школьниц-чирлидерш тренировалась на подиуме у местной библиотеке.


Сейчас тут местный культурный центр, а вообще это тоже важный памятник истории – тут располагался один из первых в Мексике промышленных объектов – ткацкая фабрика «Аурора Юкатека». Уже в 1833 году она была оснащена паровыми станками. Да и архитектура бывшего фабричного цеха выглядит для XIX века вполне авангардно.



Улицы Вальядолида после дождя.


В паре кварталов к западу от собора Святого Гервасио находится вот этот дом с небольшим фонтаном. Сейчас тут расположено какое-то училище, но дом, очевидно, исторический.


Прочитать, что написано на мемориальной доске не так просто, ввиду того, что текст изобилует неочевидными для меня сокращениями и странными переносами слов. Ясна только дата – 1801 год.


Именно от этого дома отходит улица, которая нарушает всю систему городской сети Вальядолида. Во-первых, от перекрёстка 41 и 46 улиц она идёт по диагонали, а во вторых, она имеет собственное имя: кальсада де лос Фрайлес.


Слово «кальсада» дословно обозначает мощёную дорогу, а недословно её можно перевести, пожалуй, как «шоссе». Ну а словом «фрайле» в испанском языке называется фриар, нищенствующий монах.


В принципе, «номерное» имя у улицы тоже есть, улица 41а.


Но во всём мире она известна как кальсада де лос Фрайлес. Это, пожалуй, главная туристическая зона Вальядолида, как Арбат в Москве. Тут есть немного жилых домов, но в основном здания заняты кафешками, мастерскими, магазинчиками сувениров и прочими заведениями. Это также самая старая из сохранившихся улиц города – старейшие дома на ней тоже относятся к XVI веку.


Улица не то, чтобы пешеходная: нет, машинам сюда можно заезжать, но движение несколько ограничивают большие горшки с цветами.


Обращает на себя вот этот домик, похожий на украинскую мазанку. Это самый настоящий домик майя. Не все индейцы жили в хижинах.


Улочка недлинная – 550 метров. В конце-концов, она выходит на небольшую площадь с фонтанчиком.


Паровые часы. Сейчас, наверное, уже и не паровые, но всё равно колоритные.


Ну а вот, собственно, куда эти фриары и ходили – монастырь Святого Бернардо Сиенского. Район Сисаль, где он расположен, был важной частью Саки, где проживала индейская знать. Монастырь был заложен францисканцами в 1552 году, и выглядит вполне как средневековая крепость. Укреплённые стены местами достигают толщины трёх метров. И война таки тут прошла, правда, спустя только три сотни лет. Речь идёт о так называемой юкатанской войне каст. В Мексике, как и на Филиппинах действовала чёткая расовая иерархия, вверху которой находились урождённые в метрополии испанцы, ниже – местные идальго, затем метисы и в самом низу – индейцы. После провозглашения независимости Мексики верхняя часть этой пирамиды исчезла, так что положение верхов заняли метисы и креолы, начавшие эксплуатацию индейцев с удвоенной силой. В результате в 1847 году в одной из деревень в Восточном Юкатане заговорил человечьим голосом деревянный крест, который, вестимо, потребовал выгнать самозванных идальго (потом та же история произошла ещё в двух деревнях, положив начало целому культу говорящих крестов). А индейцы взяли в руки оружие и отвоевали практически весь полуостров, кроме двух крупных городов, Мериды и Кампече. Осада Вальядолида длилась около двух месяцев, почему город получил звание “la ciudad heroica”, что можно перевести как «город-герой». В ходе боёв монастырь был практически сожжён дотла. Такой вот юкатанский Сталинград. Выпервли, правда, повстанцев из Вальядолида весьма скоро, хотя история с говорящими крестами в Кинтана-Роо тянулась ажно до середины ХХ века. Ну да про это у меня ещё будет шанс рассказать.


Огромная лужайка перед монастырём – излюбленное место массовых мероприятий



Здесь, как и во всех мексиканских городах, где я был, стоят специальные буквы, letras turisticas, у которых можно фотографироваться. Как правило, в Мексике они в одном стиле, но разного цвета и на них изображены местные достопримечательности. К сожалению. Вальядолидские «летрас» были закрыты тентами, похоже, ради переоформления, но надо сказать, что украсили их существенно затейливее, чем во всех остальных посещённых мной городах. Жалко, что они вообще стоят в тени деревьев. Но не рубить же деревья ради них, в самом деле?


На это пока прервём экскурсию по замечательному Вальядолиду. Оставайтесь с нами!

2 комментария:

  1. Спасибо, Сергей!
    Очень интересное путешествие я сегодня совершила вместе с Вами.
    Интересно, а что там внутри "мазанки майской"?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Пожалуйста, обращайтесь!
      В "мазанке" - магазинчик сувениров. Почему-то работает только по вечерам.

      Удалить