среда, 3 июня 2020 г.

Исамаль, часть 1. От шаманов до францисканцев

Как мне было ни грустно, но мы покидаем Вальядолид. Впрочем, чего об этом жалеть? Не мог же я там сидеть весь месяц странствий по Юкатану. Да потом бы всё равно пришлось уезжать. Так что об этом особо страдать не стоит. А вот о том, что я меньше суток провёл в Исамале, уже таки да. Ну да изначально я Исамаль вообще не рассчитывал посещать, и внёс его в маршрут только потому, что во-первых, этот городок – кандидат на включение в список Всемирного Наследия ЮНЕСКО, а в-вторых, он довольно удобно с логистической точки зрения расположен между Вальядолидом и Меридой. Так я включил в программу одну ночёвку в Исамале. Городок оказался очень даже интересным и приятным, и, в особенности, приятным для меня. Оборотной стороной этого стало то, что за сутки я наснимал столько, что в один пост не влезает. Придётся разбивать на два. А это я ещё много чего там не посетил, и не увидел.


Название Исамаля производят от двух майя-юкатекских слов, Itz — роса, морось, и Amal — постоянный, ежедневный. Вместе – типа «место, где каждый день роса/мелкий дождь». Это объяснение можно прочитать, например, в википедии, и оно кочует из блога в блог. И хотя в день, когда я приехал в Исамаль, там действительно прошёл мелкий дождь, мне кажется, что настоящее происхождение имени немного иное. В пантеоне майя важное место занимает Ицамна, бог луны и прародитель всех богов и людей. Так вот одним из материальных олицетворений Ицамны является весенний дождь, он сам представлялся, как «небесная роса» и «влага облаков». Ну а сам Исамаль, очевидно, являлся (да и является) важным религиозным центром Юкатана, так что главная площадь Исамаля неспроста носит имя Ицамны. В своё время тут находилось не менее дюжины храмовых комплексов, до нашего времени дошло (в разной степени сохранности) шесть из них, и они все вплетены в городскую застройку в виде симпатичных парков. Самым главным является, конечно, комплекс пирамиды Кинич-Какмо, расположенный в паре кварталов к северу от площади Ицамны. Пройдя от ней по улице 28 (да, здесь уже знакомая нам по Вальядолиду номерная топонимика: чётные идут с севера на юг, нечётные – с востока на запад) мы упрёмся в улицу под номером 27, и немного справа между домами будет проход вглубь квартала, куда нам и надо занырнуть.



Лестница, которая встречает нас сразу в проулке, собственно, ведёт на огромную платформу размером 180 на 180 метров, занимающую практически весь квартал.


А с северного края на этой платформе стоит десятиярусная пирамида. Впрочем, и платформа, и пирамида рассматриваются в виде единого комплекса высотой в 35 метров. Это третья по величине пирамида Юкатана. Правда, не уверен, штата или полуострова.


Наверх можно залезть.


Правда, не сказать, что очень легко – примерно с середины лестница превращается в каменное крошево, по которому надо идти весьма осторожно.


Вот мы и наверху. Подойдя к противоположному краю, можно увидеть, что тут тоже есть лестница, спускающаяся прямо на тихую улочку. Правда, по ней, судя по всему, никто не ходит.


А это вид на юг, к центру города. Вот, собственно, главная платформа, которая, видимо, использовалась для религиозных церемониалов. Кинич-Какмо – имя бога солнца в космогонии юкатанских майя, что переводится, как «Огненная птица». По преданиям, солнечны бог  Кинич-Ахау прилетал на вершину пирамиды в образе пылающего попугая ара. Не удивлюсь, если и сюда и впрямь прилетали настоящие попугаи, с кормлением которых и был связан церемониал.


Обращает внимание то, сколько тут зелени – хотя уличная застройка тут весьма плотная и выходящие на улицу дома стоят впритык друг к другу (это я покажу в следующем посте), всё внутреннее пространство кварталов занято парками.


А вот, похоже, следы какого-то таинственного ритуала прямо тут, под ногами.


Да, даже если бог Кинич-Какмо в образе попугая в Исамаль больше не прилетает, то местное язычество, ориентированное, подозреваю, в основном на приезжих, тут ещё как процветает. Вот эта вывеска стоит на крыше одного из домов, мимо которых вы будете подниматься на пирамиду Кинич-Какмо.


В паре кварталов к юго-востоку имеется ещё одна хорошо сохранившаяся пирамида под названием Итцаматуль, очевидно, связанная с культом Ицамны.


На неё тоже можно забраться.


Впрочем, вид не столь живописный, как с Кинич-Какмо – пониже всё-таки. Зато сама Кинич-Какмо, точнее, её вершина, видна с неё превосходно.


Ещё одна открытая археологическая зона под названием Хабук находится ещё в паре кварталов к югу, между 35 и 37 улицами.


Она, правда, не столь хорошо сохранилась и ухожена довольно плохо, но очертание старинного храма ещё можно увидеть.


Судя по бесплатной карте Исамаля, которую я подобрал на ресепшне гостиницы, в городе есть ещё три пирамиды. Пирамиду Кролика, которая находилась на востоке, рядом с гостиницей, где я ночевал, я видел, пока шёл к гостинице с автовокзала. От неё мало что осталось, так что возвращаться туда я не стал. Пирамида Чалтун-А расположена примерно в километре к югу от города, туда я не дошёл. Наконец, пирамида Кабуль находится прямо в центре города, в квартале к западу от площади Ицамна, и её вершина хорошо видна с самой площади, но вот как к ней самой подойти, я так и не нашёл, хотя весь квартал обошёл по периметру. И нигде это не написано.
Странно, что всё это прямо в городе уцелело. Потому как не уцелел главный храм майя под названием Ппопп-Холь-Чак. Что он из себя представлял, я не знаю, ибо он был разрушен испанцами сразу после прибытия в 1533 году. А на его месте из его же камней (говорят, сами камне можно видеть в галереях атриума) была возведена главная достопримечательность Исамаля – францисканский монастырь Святого Антония Падуанского. Его фантастические формы хорошо видны на платформе прямо над площадями Ицамна и Синко-де-Майо.


Вход с запада, с площади Синко-де-Майо. Тут всегда хватает визитёров, и не только мексиканских, хотя Исамаль вообще лежит в стороне от натоптанных троп. Кстати, тут я и русских встретил.


Стена, которую видно снизу, образует галерею, идущую по периферии монастыря.


Стена относится ещё к XVI веку (строительство монастыря закончилось в 1561 году). Плиты, которые в неё вмурованы относятся к веку ХVIII.


А вот эти фрески, по-видимому, всё-так из XVI века, хотя их открыли заново только в веке ХХ – много лет до этого они пребывали под побелкой, и о них даже не догадывались.


Галерея образует большой, примерно 50 на 150 метров атриум. На момент основания и чуть ли не до конца XIX века это был самый большой монастырь в Западном полушарии, и второй мире после, собственно, Ватикана.


Общий вид монастыря с пирамиды Кинич-Какмо.


Восточную сторону огромного двора занимает сам храмовый комплекс.


У входа стоит памятник. Впрочем, не столь древний – это Кароль Войтыла ака Иоанн Павел II.


Оказывается, он посетил Исамаль в 1993 году, о чём говорит мемориальная доска на стене. Вроде бы, казалось, в наше время, когда самолёты за считанные часы переносят любого человека через океан, будь то Папа Римский или любой грешник, визит понтифика не должен бы рассматриваться, как такое уже событие. Но католические традиции крепки.


Захожу вовнутрь. Тут сразу ограда и предупреждение – вход только братьям-францисканцам.


Внутренний дворик. Если не знать, что это XVI век, можно подумать о чём-то железобетонном из второй половины века ХХ.


В храме идёт служба. Народу странно немного. До меня доносится «пше-пше-пше…» Прислушиваюсь – точно польский! Вот почему их так мало. Неужели местные поляки? Обратите внимание, кстати, на скульптуру. Хотя монастырь Святого Антония, главная тут – вот эта статуя богоматери, которую основатель монастыря Диего Ланда привёз откуда-то из Гватемалы. Именно она заменила собой Ицамну, став центром поклонения для местных. Так Исамаль остался религиозным центров, несмотря на все пертурбации. Ну а серебряную корону, которая сейчас на статуе надета привёз в 1993 году Войтыла.


Во дворике имеется, очевидно, священный источник, из которого, впрочем, при мне ничего не текло.


Ну а это монастырь с восточной стороны. Совсем не такой солнечно-радостный, и больше похожий на крепость.


Почему-то именно велосипед, стоящий во дворе под деревом, является той мелочью, которая сводит на нет всю монастырскую грозность и делает его живым и понятным.


Ну а к прогулке по улицам старого Исамаля мы перейдём в следующий раз. Оставайтесь с нами.

Комментариев нет:

Отправка комментария