среда, 16 октября 2019 г.

Кастильо дель Морро

Прежде, чем покинуть Сантьяго окончательно, посетим местный объект Всемирного Наследия. Увы, но город, несмотря на статус первой столицы, колорит и историческую ценность, в список ЮНЕСКО не входит. Зато несколько объектов имеются в его окрестностях. К примеру, национальный парк «Десембарко дель Гранма», где в 1956 году группа революционеров во главе всё с тем же Фиделем начала вторую попытку свергнуть Батисту, на сей раз успешную. Впрочем, в объекты Всемирного Наследия парк попал не из за этого, а из за уникальных природных комплексов. Также статус памятников ЮНЕСКО имеют исторические кофейные плантации в горах Орьенте. Но в них тоже попасть не так легко. Зато довольно простой для посещения объект представляет крепость XVII века, известная как Кастильо де Сан Педро де ля Рока, или короче, Кастильо дель Морро. Как помните, ещё одна крепость под названием «Эль Морро» была в Гаване.


Сантьягский «Эль Морро» находится в семи километрах к югу от города, у узкого (около 300 метров шириной) пролива, отделяющего бухту Сантьяго от Карибского моря, и проще всего, сюда добраться из города на такси, хотя теоретически можно доехать и на общественном транспорте, но это вентилируйте на месте. Я приехал за 15 КУК на старом Бьюике.

Са-амое синее-синее в мире!
Карибское море моё!



Тут тоже маяк, как и в Гаване. К маячку, кстати, подойти нельзя, о чём вещает табличка на английском языке. Военный объект-с.


А вот на мощёной дороге показалась сама крепость, которая сперва грандиозного впечатления не производит.


Но вот уже пошли и препятствия. Первый неглубокий ров с невысокой стенкой за ним.


Но это, кстати, своего рода ловушка: преодолевшие это несложное препятствие враги оказывались на хорошо простреливаемой из основного форта площадке.


Ну а второй ров, и вторая стена уже, как водится, серьёзней.


И с подъёмным мостом.


Вот теперь самое время совершить небольшой экскурс в историю, дабы рассказать, как и зачем появилась эта крепость. Основным врагом, от которого кубинские города старались спрятаться от берега моря, были не вражеские флота. Период становления испанских колоний в Новом Свете одновременно стал золотым веком пиратства. Шайками морских негодяев разного пошиба буквально кишели окрестные моря. Флибустьеры, каперы, корсары, буканьеры подвергали разграблению всё и вся на море и на суше. Пока испанцы грабили аборигенов в Мексике и Перу, англичане и голландцы грабили испанцев, и на смену старым властителям мира приходили новые наследники. Так рождалась система всемирного англо-саксонского лидерства, живая до сих пор.


При рассказе о Сантьяго я уже упоминал, что в бытность его столицей Кубы, его дважды разрушали, в том числе и шайки английских пиратов, так что вопрос о строительстве фортификаций, способных защитить город от морских бандитов, встал довольно быстро. И место, удобней, чем 60-метровый утёс на входе в бухту, найти было трудно.


Впрочем, скоро сказка сказывается, да нескоро дело делается. Первая небольшая крепость тут возникла ещё конце XVI века, в бытность Сантьяго столицей, но она, очевидно, с проблемой пиратской угрозы не справилась. Современная крепость была спроектирована миланским архитектором Джованни Батистой Антонелли к 1637 году. Строительство продолжалось 42 года, сам Антонелли скончался в 1645 году. За время стройки пираты успели разграбить Сантьяго ещё пару раз.


Говорят, сам Генри Морган отдал должное данной крепости, сказав, что для охраны такой достаточно одного солдата с собакой. Только, к сожалению, к 1670 веку Золотой век пиратства уже шёл на спад. Испанские караваны с золотом и серебром иссякли, некоторые пиратские авторитеты заканчивали жизнь в качестве почётных граждан своих европейских стран, публика пошибом поменьше, кого ещё не вздёрнули на рее и не пустили на дно, подалась к берегам Африки, грабить работорговцев.


Сама крепость, хоть и занимает небольшое пространство, развернулась аж в четырёх ярусах.




Верхний ярус, особенно обильно уставленный пушками.


Отсюда открывается чудесный вид на бухту и островок с рыбацким посёлком Кайо Гранма.


Прибрежные серпантины проходят через посёлок Сьюдамар на скалистом холме. Кстати, здание на верхушке холма – это местная тюрьма. За узким проливом видно трубы ТЭС «Антонио Масео», а сзади проглядывают и прибрежные кварталы самого Сантьяго.


Кстати, в крепости во второй половине XIX века тоже был тюрьма, о чём напоминает табличка в одном из залов с экспозицией.


Но и военную роль она тоже выполняла. Последнюю битву Кастильо де Сан Педро приняла в 1898 году во время испанско-американской войны, когда тут был развёрнут пункт противовоздушной обороны.


Сейчас крепость имеет статус памятника ЮНЕСКО. Впрочем, никаких знаков, подтверждающих этот статус, я не нашёл. Зато нашёл табличку национального монумента Республики Куба. А также узнал, что акватория крепости тоже имеет статус подводного объекта наследия на месте морских боёв.


Колодец. 


С водой тут, естественно, было напряжённо. Воду, как дождевую, так и конденсирующуюся ночью, собирали в огромные глиняные кувшины - тинахоны, типичные для Андалусии и прижившиеся на Кубе. С тинахонами мы уже очень скоро встретимся в другом городе.


Похоже, это единственная стреляющая пушка, но как часто она стреляет, я не узнал.



Основные нынешние обитатели крепости – наглые ящерицы, загорающие прямо на пушечных стволах.



Ну и местная флора оживляет угрюмые каменные стены.



В путеводителях указано, что в крепости действует единственный в мире музей пиратства. Но надо сказать, что его экспозиция довольно скромна и занимает всего пару комнат (экспозиция, посвящённая самой крепости ничуть не меньше). Ничего особенного тут нет. Вот, к примеру, стенд, названный «Главные корсары и пираты Кариб». В центре – тот самый Генри Морган, в честь которого назван знаменитый ром «Капитан Морган». Капер (то есть, пират, имевший официальную лицензию от государства, в данном случае, Англии, на грабёж вражеских кораблей), захвативший Маракайбо и уничтоживший первую столицу Панамы. Впоследствии – вице-губернатор Ямайки. Почтенный джентльмен,  умер в возрасте 53 года от цирроза печени.
Слева сверху – ещё один капер, на сей раз голландский. Пит Хайн. Служил в Голландской Вест-Индской Компании, которая, кроме торговли слоновой костью, сахаром и мехами занималась и грабежом испанских кораблей. Известен разграблением тогдашней столицы Бразилии, Салвадора, а его захват испанского «Серебряного флота» в 1628 году до сих пор остаётся крупнейшим пиратским грабежом в истории. Смерть встретил, как и подобает флибустьеру, в бою с пиратами испанскими (такие тоже были). В Нидерландах является национальным героем, с почестями похоронен в соборе Делфта, а на главной площади города ему воздвигнут памятник.
Слева снизу – Рок Бразилец. Впрочем, он не бразилец, а ещё один голландец, хотя и прожил часть жизни в Бразилии. Он был груб, неотесан, и вел себя словно бешеная фурия. Когда он напивался, то как безумный носился по городу и немало перекалечил людей, которым довелось попасть ему под руку. Никто не осмеливался ему ни в чем перечить, только за глаза говорили, что он дурной человек. А у испанцев Рок стал известен как самый злой насильник и тиран. Пропал без вести, предположительно в 1671 году, кто и как пустил его на дно морское – неизвестно.
Не лучше предыдущего образчика был и француз Франсуа Олоне, чей портрет находится справа сверху, жестокость которого знали в испанских колониях все. Собственно, его прозвище было Fléau des Espagnols – «убийца испанцев». Захватывал Маракайбо и Гибралтар, прошёлся огнём и мечом по Никарагуа. В том же 1671 году убит и сожран каннибалами в Дарьене на юге нынешней Панамы. Вот такие родственные джентльмены, а такие разные судьбы!

Наконец пятый персонаж, справа снизу, тут вообще непонятно, что делает. О его принадлежности к карибскому пиратству достоверных данных нет, имеется только предположение, что, прошатавшись по молодости шесть лет неизвестно где, он, на самом деле, занимался буканьерством (заготовкой вяленого мяса, часто сочетавшейся с морским разбоем) на Карибах. Звали его Александр Селькирк, он шотландец, и прославился тем, что будучи боцманом на английском судне, повздорил как-то во время плавания с капитаном корабля. Который его высадил на необитаемый остров у побережья Чили. И вот ведь парадокс: имя капитана знает мало кто, Селькирка знает гораздо больше народа. А Робинзона Крузо, в основу истории которого легли приключения Селькирка, знают все.


История пиратства на Карибах знает немало отморозков. Тут орудовали и Чёрная Борода, и Френсис Дрейк, и Уильям Кидд, и Генри Эвери, и сотни пиратов масштабом поменьше. На Тортуге близ Гаити действовала настоящая пиратская база, не говоря уже о роли Ямайки в развитии пиратства на Карибах. Почему для стенда были отобраны именно эти пять – хрен знает. 
Покидая Кастильо дель Морро, окинем его взглядом с северной стороны, с того самого серпантина.



Путешествие продолжается! Оставайтесь нами!

Комментариев нет:

Отправить комментарий