среда, 22 июля 2020 г.

Паленке Пуэбло

Давненько у меня не было коротеньких постов на дюжину фоток ) Ну, что поделать, тема майяских руин Паленке и так обширна, а этот кусочек ни туда, ни сюда. А написать про него хочется.
Иронией судьбы из самого богатого штат Мексики мы перемещаемся в самый бедный – штат Чьяпас имеет наиболее низкий ВРП на душу населения в стране. Чьяпас занимает горную территорию, заросшую сельвой, и населён, в основном, индейцами, причём вместо юкатеков здесь живут несколько не самых крупных народов майя – чоль, цоциль и цельталь, не говоря уже об ещё более мелких племенах. Чьяпас вошёл в состав Мексики в нынешних границах позже всех остальных территорий, ещё в XIX веке местная знать колебалась, войти в состав Мексики, Гватемалы или провозгласить независимое государство. Связи с Центральной Америкой сохраняются до сих пор – тут живут сотни тысяч гватемальских и сальвадорских беженцев и гастарбайтеров. К сожалению, негативная сторона этих связей в экспорте нелегальных мигрантов и наркотиков из Южной Америки тоже имеет место быть. Однако, даже больше угрозой спокойствию этих мест является политическая бунташность местного населения. Именно Чьяпас являлся основной базой вызванного вопросом приватизации земли восстания сапатистов, которое я поминал в рассказе о Музее мира Майя. Сейчас ситуация по сравнению с рубежом веков несколько улеглась, но Сапатистская Армия Национального Освобождения (EZLN) по-прежнему весьма влиятельна. Вооружённых столкновений уже нет, но некоторые муниципии в глухих местах центральному правительству так и не подчиняются, а живых сапатистов можно увидеть (и купить их символику) в таком популярном туристическом центре, как Сан-Кристобаль-де-лас-Касас. Идеология сапатизма – причудливая смесь из традиционной философии майя и марксизма, и, хотя включает в себя немало леволиберальной шелухи, всё-таки изначально базируется на вопросе об обобществлении земли. Примечательно, что, несмотря на риторику защиты прав индейцев, сапатизм не несёт никакого сепаратизма – они не хотят отделения от Мексики, а хотят защищать её угнетаемые народы.
Путеводители, в том числе прошлогодний Lonely Planet, категорически не рекомендуют ездить из Паленке в Сан-Кристобаль, расположенный в двухстах километрах, горными дорогами через Окосинго. Автобусы по маршруту, действительно идут огромным крюком через Вильяэрмоса на севере. Правда, дело тут даже не в партизанах – местные индейские дамы с детишками иногда практикуют перекрытия горных дорог, взимая с проезжающих по пятьдесят песо, а с гринго – по двести. Автобусники, которым это может сломать расписание предпочитают таких задержек избегать. А так пиплы ездят. Маршрутки из Паленке в Окосинго ходят, и выглядят вполне цивильно. Я сперва даже задумывался над тем, чтобы заехать в Сан-Кристобаль, но это бы здорово удлинило поездку. Иногда жалею, что не стал в Чьяпас углубляться. Ну, авось, ещё шанс представится – регион и впрямь интересный.


Впрочем, Паленке, стоящий на отшибе Чьяпаса, хоть и служит базой для посещений партизанских джунглей Лакандона, место вполне спокойное. Сам городок – в чём-то мой ровесник, статус города он получил в 1972 году, хотя поселение индейцев чоль тут было уже давно. На момент прихода испанцев оно называлось Отолун, что обозначало «огороженный участок земли рядом с домом». Испанцы перевели название почти дословно словом Palizada. Любопытно, что в штате Кампече имеется до сих пор колониальный городок (имеющий статус Pueblo magico), который так и называется, Палисада. Ну а местную Палисаду индейцы исковеркали в «Паленке». И, в общем, мало бы кто про неё вообще знал, если бы в 1740 году в нескольких километрах от посёлка не открыли грандиозные руины древних майя, которые тоже назвали «Паленке». Впрочем, у них нашлось и своё, майяское имя. Ну, руины оставим лучше на следующий раз, а сегодня бросим взгляд на городок, в который надо ехать, чтобы руины увидеть. Ничем особо не примечательный, но тоже имеющий статус Pueblo magico. Первое, что нас встречает, когда мы выходим из автовокзала, расположенного на трассе чуть в стороне от центра города – вот эта голова индейца с гордым профилем. Обратите внимание на нос, начинающийся выше бровей.



Скульптур тут вообще хватает. Вот эта индейская Мадонна сидит тоже на трассе, возле развязки у отворотки на археологическую зону.


Вообще тут всё цивильно. Прямо перейдя дорогу мы оказываемся в тенистом уютном квартале с дорогими гостиницами и ресторанами, рассчитанном на богатеньких туристов.


Не, не бойтесь, тут всё дорого, но для тех, кто привык жить проще, в Паленке тоже всё нормально. Надо пройти чуть вперёд и перейти овраг, отделяющий туристическое гетто от центра городка.


Тут Паленке уже другой. Не столь гламурный и тенистый, но зато с горами на заднем плане.


Тут цены уже намного ниже. Вот эту ёлочку очень хорошо было видно у меня из окна моего номера. А ещё как раз отсюда отправляются маршрутки до археологической зоны. Собственно, вот одна слева и стоит.


Центр Паленке в основном двухэтажный.


Хотя вот эта гостиница на главной площади, традиционно называющейся «Сокало», несколько повыше. Да тут тоже есть буквы для селфи. И, кстати, есть ещё и третьи, по дороге на археологическую зону.


Городская церковь на главной площади. Маленькая и неприметная. Смотреть особо нечего, но можно пройтись по магазинам, посидеть в кафешке или просто на скамеечке в скверике. Как и во всех «Волшебных городках» тут довольно уютная атмосфера и очень приятные цены.


Объявление о всемирном дне борьбы с семейным насилием. Левые в Мексике, и сапатисты в том числе, считают это очень важной задачей. Отвязные индейские женщины охотно заявляют о своих правах.


Слово «руины» в отношении археологических памятников майя, я, кажется, кроме как здесь, нигде и не видел.


Но на сами руины мы отправимся в следующий раз. Оставайтесь с нами.

Комментариев нет:

Отправка комментария