среда, 11 февраля 2009 г.

Трудности научного роста

Вот появился шанс опробовать идею на случай, когда писать особенно нечего. В обычных случаях можно было бы не писать ничего, но у меня типа обет. Надо просто встать, открыть, например, англо-русский словарь, выбрать произвольное слово (поэтому словарь особенно удобен), подумать минут 10 и написать, что придёт в голову. Сейчас так и сделаю.

Выпало «продвигаться вперёд, делать успехи». На счастье, как раз тут у меня ассоциация вполне злободневная, в продолжение вчерашнего поста. Про свой научный рост порассуждаю.

Когда мы ходим в школу, учителя кажутся кем-то очень умными, с кем спорить почти нельзя. Потом, будучи студентом университета, ненавязчиво видишь, кто из окружающего тебя контингента пойдёт работать в школу, и каким уровнем интеллекта эта публика обладает. Заходя в школу узнаешь от своих учителей, которые уже мелки и несчастны, что премудрая географичка не имеет понятия о самых простых вещах, а директриса школы, ну полный дуб-дубом. Несколько более священный трепет вызывают преподаватели университетские. Но и эти горы, по мере роста оказываются прыщами. В молодой период рост заметен.

Помню своё первое выступление на «взрослой» конференции в Йошкар-Оле. На мой взгляд, кончилось провалом. На вопрос «А какой выход у вашей модели» ответ «Оптимизированная функция» категорически не приняли. Стою у доски, и лихорадочно думаю «Они что, не знают, что такое оптимум функции? Но это ведь входит в школьную программу по алгебре!» А тем временем в зале так же в третьем лице обсуждали меня. Только вслух.

Но уже на второй конференции всё было чик-пок. По бумажке я докладов не читал никогда. За одним исключением. Когда делал в 2000 году первый доклад на английском языке в Турку. Помню, как тогда пересохло во рту – именно тогда я понял, зачем ораторам ставят графин. Однако, пронесло. И на английском я с той поры доклады произносить могу легко.

А вот дальше уже застопорилось. Следующим этапом было научиться печатать статьи. И первую же статью, как ни хвалили её друзья, из «Экологии» развернули. Пришлось переводить на английский язык, но из первого журнала, куда мы её подали, её тоже развернули. Ну что же, утешал меня Мелис Пяртель, бывший моим соавтором, публиковаться трудно. Ога, только у него каждый год по нескольку статей выходит. Ту статью, правда, мы в итоге пристроили, хотя вышла она только четыре года спустя. Есть до кучи статей в местных сборниках, но это не в счёт. Отчасти из за боязни я так неактивно статьи и подаю. Промурыжат год и выплюнут. Как с этой, в «Растительности России».

И уж совсем печально дело обстоит с попытками просить деньги. Сколько раз ни пытался, никто гранта под меня не давал. Ни Сорос, ни отделение биологических наук РАН, никто. Возможно как раз из за того, что публикация солидных маловато. Вобщем, эдакий квест получается. Пока не пройдёшь один уровень, на следующий тебя не пустят. Печально.

ЗЫ: Видать, в утешение сейчас принесли монографию по Прибеломорью, где я написал несколько страниц. Монография в твёрдой обложке и цветная.  Намного лучше всего, где я печатался. В моей главе есть шесть моих же цветных фотографий, небольшим размером, но отпечатаны вполне. Красиво, блин!

Комментариев нет:

Отправить комментарий