вторник, 30 июня 2009 г.

Неоднозначное отношение к журналистам

Сложное у меня отношение к представителям масс-медиа. Впрочем, не уникальный пример. У меня ко многим вещам отношение неоднозначное: к моему родному городу конкретно, к патриотизьму вообще, к Европе и к глобализации... и, как правило, всё завязано в один узел.

Да, с одной стороны, мне здорово не нравится, когда «четвёртая власть» начинает перерастать в «четвёртый тоталитаризм» (странно, что этого оборота до сих пор никто не использовал). От тех идиотов, которые рассказывали о планах органов по освобождению заложников «Норд-Оста» на Дубровке в камеру прямого эфира, мне просто хотелось выть. Так же как и от НТВшников, строящих свои сюжеты на показе откровенно неэтичных вещей. Про то, как «свобода слова» увеличила (в прямом смысле) число жертв Чернобыльской катастрофы, я уже писал. Хочется прижать журналистскую тварь к ногтю, чтоб не вякала, и вроде каг, общественное возмущение я тут разделяю.

Однако ж, с другой стороны, года три назад случилась у нас в общежитии КарНЦ беда. Наше родимое руководство резко взвинтило оплату за проживание. Как это произошло, рассказывать долго. Скажем так, по моим ощущениям, наше начальство просто врало нам, переводя стрелки с себя на разные прочие организации, за свои интересы сражавшиеся свято. В отличие от наших. Ну или состояние своих сотрудников к интересам нашего руководства просто не относились. Живущий в одиночку в комнате площадью 12 квадратных метров сотрудник своего же учреждения был должен платить около полутора тысяч в месяц. Семьи из человек пяти уже обязывали сумму сопоставимую с той, на которую можно снимать квартиру со всеми удобствами. Когда народ отказался платить, нам просто отключили горячую воду. Ходоки от совета общежития выслушивали от руководства, что ситуация сложна, и они (руководство) совсем ничего поделать не могут. Так вот получилось. Накатали письмо в прокуратуру, которая заняла позицию жильцов, обязав руководство привести тарифы в соответствие с городскими. Но и это помогло мало. Надо было применять артиллерию потяжелее. Стою я на общажном собрании, слушаю, как народ сокрушается, ну, думаю, надо использовать свои старые связи. Предложил передать дело в масс-медиа. Мне с радостью доверили абсолютно всё.

Я связался со знакомым редактором одой из республиканских газет. Та раскидала информацию по коллегам. На нас вышла, во первых, городская газета, корреспондентка походила по общаге, сходила к заму по общим вопросам по фамилии Куринной, но это было только начало. Затем была съёмочная группа частной телекомпании «Петронет», у которой сниматься зам отказался, но его голос всё же записали на плёнку и прокрутили в эфире. Это доставило ещё больше. Но окончательным залпом был визит ВГТРК, от которой пресловутый зам, как ни прятался (договорившись о встрече, он просто смылся на служебной «Волге» в неизвестном направлении за несколько минут до того), но всё же избежать не смог. По телевизору показали лично папонта, говорящего в камеру «Нам непонятно, почему общежитие превратилось в чемодан без ручки, который нести тяжело, а бросить жалко», и зама Куринного, отбивающегося от камеры со словами «Прекратите снимать! Что я вам, телезвезда какая?!»

Эффект был просто ядерный. Куринной лишился своего поста, а начальство каким-то скрипом вернуло оплату в разумные рамки. Но вы бы слышали всё возмущение властью одарённых товарисчей! Наша замдиректорша по науке (ИМХО баба недалёкая и откровенная карьеристка) кому-то пообещала «всё припомнить кое-кому, кто приводит сюда журналистов». То есть, мне. В лицо мне была высказана длинная тирада, включающая «Что же вы не пришли со своей проблемой к нам, а сразу притащили журналистов?!... Да прокуратура тоже ошибается! ... Расценки были повышены, потому что во время подписания договора Куринной был болен!» Вобщем, всякая муть. Возмущение «мерзкими представителями второй древнейшей» было совершенно неподдельное и знакомое по собственным ощущениям.

Да вот только именно их помощь оказалась наиболее эффективной. И слава Б-гу, журналисты пришли нам на помощь, когда всем было на нас с нашими проблемами пофиг. После этого злословить о «второй древнейшей» я просто не могу.

2 комментария:

  1. Отчего ж не позлословить? :)
    В том конкретно случае - да, помогли. Но не бескорыстно же - взамен получили материал и резонанс.

    Не хочется всех под одну гребёнку, конечно... Но у нас в незалежной журналисты отстаивают интересы конкретных людей, то есть хоть один раз, да продаются. Брехни с экранов - хлебать не перехлебать. Это уже не говоря о полуправде и умалчивании одних фактов и выпячивании других. Да что там рассказывать - арсенал промывателей мозгов давно всем известен.
    Положительные моменты, конечно, тоже встречаются, и сейчас скрыть что-то серьёзное практически невозможно. Другое дело, что все об этом будут знать, а толку с этого - ноль. Да и при необходимости посадят, кого будет нужно, не взирая на свободу слова и т.н. "демократию".

    ОтветитьУдалить
  2. Ой, я таки вас умоляю насчёт "материала" и "резонанса". Ибо материал был из серии "Всем пох" (вот ты подобные репоратжи часто смотришь?), а резонанс заключался в основном в напуганном начальстве. Что было выгодно исключительно нам.

    Ну а насчёт брехни с экранов и др. Я чо сказать то хотел. Во первых, это проблемы не столько журналистики, сколько самой системы. Но тут то мы навряд ли чего можем поменять.

    А во вторых, самое то порочное, что на журналистов пытаются свалить свои промашки именно те, кто за них ответственен. Смотрю на возмущения нашей замдиректорши, и вижу: она всячески отмазывает человека, нанёсшего ущерб её подчинённым. Виноват журналист и тот, кто его привёл. Но не тот, чья башка должна была страдать до этого. Не стыдно сорить, стыдно мусор из избы вынести. И думаю, процентов 60% "заказных публикаций" и пр. такими примерами и являются.

    Вот это я считаю совершенно порочной практикой, с которой и надо бороться.

    ОтветитьУдалить