четверг, 17 декабря 2009 г.

А вы слышали про остров Науру?

Независимость Южной Осетии и Абхазии признала республика Науру. Экий геополитический фарс. Наверняка многие (в том числе и в Абхазии) про это Науру узнали только сейчас. Я знал с детства ровно то, что было написано Милославом Стинглом в «По незнакомой Микронезии»: что это карликовое государство, живущее добычей фосфоритов и имевшее тогда один из самых высоких уровней дохода на душу населения в мире. Даже, помню, политинформацию, посвящённую этому микрогосударству устраивал, когда политинформатором в школе был. Что будет, когда фосфориты закончатся, Стингл не знал, но писал, что кое-какие приготовления к этому идут. Оказалось, что они недостаточны и всем четырнадцати тысячам граждан Науру нужен какой-то ещё источник денег. Ну да ладно, что теперь мусолить документально неподтверждённый факт продажи Науру своего дипломатического признания? Интересней, нафига это России.

Более того, почему-то не очень говорится о том, зачем России самой признавать независимость этих государств. Стратегическое положение? В Чехии в прошлом августе в прессе рисовали карты региона с линией нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан. Не очень в это верю. Для начала в Баку нет столько нефти, чтобы этот нефтепровод имел какое-то значение выше местного. Ну, тут ещё ладно, мож, там уже пилят иранскую нефть, которую нельзя будет пустить через Курдистан. Но, во-вторых, российские войска и так стоят недалеко от этого нефтепровода, в Армении, и пока ни наши, ни армяне их выводить не собираются. А в третьих, им и не надо там стоять. В случае чего достаточно нанести точечный ракетный удар по насосным станциям и нефтепровода нет. Так что тема с нефтью сомнительна, как и для Афганистана, куда её пытались притянуть. Тема с коридором для экспорта афганских наркотиков в Европу, кстати, даже правдоподобнее.

Саня Махров в прошлом году разорялся, что напрасно мы эту тему вообще затеяли. Саня неоднократно бывал в Абхазии и с местными общался, поэтому отлично знал, что союз с Россией им нужен только чтобы сейчас не сожрали. А так абхазы грезят своей национальной империей. По чтению некоторых абхазских групп во «вконтакте», я склонен с ним согласиться. «Ну вот грузинов мы в своё время тоже спасали от турок и персов. Чем они платят нам сейчас?» - вопрошал Саня. Я, почесав репу, нашёл в восьмидневной войне один профит: получен опыт переброски войск со внезапным ударом – шанса попрактиковаться в этом не было уже давно. Американцы такой опыт получили во время «Бури в пустыне», потом его успешно использовали в Ираке.

А сейчас что-то кажется, что единственный профит с этого – показать населению, что наши медвепуты проводят независимую от Запада политику и вообще руководствуются в первую очередь национальными интересами. Это позволит привлечь на свою сторону поцреотические круги, которые во времена югоосетинских событий, как один, начали защищать правящий режим. И поди его не защити – ты типа уже предатель. Хотя что выиграло именно наше государство, а не его единоросовская клика, на этот вопрос ответить уже сложнее.

Комментариев нет:

Отправить комментарий