понедельник, 21 декабря 2009 г.

Сталин через призму папонтизма

Собирался было написать совсем о другом, но день то какой знаменательный. Пишу опять о политике. Точнее об одной личности, чей 130-летний юбилей мы отмечаем сегодня.

За последние четверть века к Сталину настолько было принято относиться однозначно, что те, кто отказывался от этой однозначной оценки (неважно, негативной или позитивной) был уже оригиналом. Например, таким оригиналом был Юрий Жуков, автор книжки «Жупел Сталина» и ещё ряда книг. Сейчас это уже даже не оригинально. Да и всё равно, есть официальная негативная версия, которой придерживается и президент, и любой, кто отказывается «осуждать преступления сталинизма» - уже сталинист. А я, например, и Троцкого не хочу оценивать однозначно, получается, я ещё и троцкист.

Различных оценок Сталина сегодня будет написано вполне достаточно. Тот же Онотоле очень любит про него писать в последнее время. Поэтому пост получится скорее про меня. Впрочем, в блогосфере это не редкость. Там граждане про что не пишут, свернут на себя, любимых. Проникаюсь блогерским духом, стало быть.

В первый раз в сталинисты я попал в школе. Тогда как раз волна поднялась общественного антисталинизма, а у нас была учительница литературы, истеричная старая дева, которая это дело подняла на знамя. «Плаха» Айтматова, рыбаковские сочинения, фильм «Показяние», ну и всякая прочая муть, бьющая в основном по эмоциям. Мы, как положено подросткам, восприняли это дело тоже довольно остро и с подростковым негативизмом. Главными заводилами, были горячий кавказский парень Даниял (хоть он и не грузин, а дагестанец был), «памятник» Ваня и я. Я уже чуял, что волна антисталинской пропаганды скоро перетечёт в антисоветскую. Так оно и получилось в итоге.

Во время последнего чешского визита, в разговоре с Властой эта тема тоже была затронута. Власта с удовлетворением восприняла то, что я коммунист, и что у нас в институте молодых комми вообще много, и тут же поинтересовалась, как я отношусь к Сталину. Тут я и усёк разницу между нашими коммунистами и европейскими. «Мне в своё вреям папа говорил; Власта, Сталин хуже Гитлера. Он воюет с собственным народом». Власта – человек довольно решительный. И в разговорах на политические темы регулярно употребляла фразу, что тех бы она сажала, этих бы стреляла, а тем, кто малюет на стенах – «отсекала бы руки», но про этот факт я ей говорить не стал. Просто напомнил Власте цитату из Гашека, где большевики истребили в пять раз больше народа, чем его насчитывается на земном шаре. Ну, к этому пропагандистскому штампу я уже привык. И что чехам перед войной канифолили мозги этим же – удивляться нечего. Как сейчас нам канифолят. Так что чехи ещё этому сопротивлялись – Компартия Чехии и Моравии была одной из двух европейских левых партий, отказавшихся подписывать меморандум с осуждением преступлений сталинизма. В той же Польше к Сталину относятся ещё хуже, причём и левые тоже.

И дело тут в том, что Сталин левым деятелем является поскольку постольку. Это чистой воды государственный практик и технократ. В развитие коммунистической идеи он ничего не внёс, скорее, действовал ей вопреки, на что указывает и тот же Онотоле. И как государственный лидер он был вполне успешен, чему подтверждением выигранная война – основной критерий успеха режима. Тут против фактов не попрёшь. А что Медведев ноет, что никакие успехи жертв не оправдывают, так это оттого, что у него просто никаких успехов нет. Нелетающая «Булава», авария на Саяно-Шушенской ГЭС и «Хромая лошадь». Отнимите у него скрипочку о человеческих жертвах, и что бедному Медведу останется? Про то, как эти самые жертвы раздуты людьми, высасывающими их из пальца, уже и не говорю.

И вот ведь, сколько лет уже о «тайне 1937 года» спорят. Сашка Махров с Валей Артамоновой, помню, компали прессу тех лет. «И ты знаешь, до 37 года – страна вообще без комплексов. Такое пишут, что сейчас не всегда в прессе увидишь. А в 37-м, как отрезает». Сашка был уверен, что дело в неком внутрисистемном кризисе. Я же думаю, что дело скорее во внешних причинах, на которые почему-то никто особо не обращает внимания. Ноябрь 36-го, Япония и Германия подписывают антикоминтерновский пакт. Ясно, что государствам никакой нужды подписывать договора против общественного движения, каковым был Коминтерн, нет. Значит, пакт направлен против другого государства, коим мог являться только СССР. А это значит, что надо быть готовым к войне. Причём возможно – на два фронта. А уже в 37-м году японцы переходят в наступление на Китай. В 38-м уже пощупали за вымя и нас – июльские события на озере Хасан. В 39-м уже был и Халкин-гол, после которого, слава Б, самураи отпали. Вобщем, уже с 37-го года страна живёт по законам военного времени. А вся Европа, кроме островного Соединённого Королевства, банковской Швейцарии и никому не нужной Швеции, уже к тому времени жила по этим законам. Языком политических штампов это называется «во многих Европейских странах были установлены тоталитарные режимы». Но никто, блин, не объясняет, чего это они одновременно то везде были установлены? А ведь это просто закономерная реакция на грядущую большую войну, которая может прокатиться по вашей территории. И мы ещё к этому состоянию перешли чуть ли не позже всей континентальной Европы!

И война в итоге была выиграна. Так что тут роль Сталина, как национального лидера, который её смог выиграть, несомненна. Тем более, если сравнить с опытом Первой Мировой. Народ был тот же самый, только правители разные.

Но я патриот и государственник – тоже поскольку-постольку. Страну спас - молодец. Но для прогресса больше ничего не сделал. Тот же Коминтерн он сдал. Сталина я уважаю, но не более того. Вот как-то так.

Комментариев нет:

Отправить комментарий