пятница, 3 мая 2013 г.

Все россыпи Потоси


Ну что ж, после каньона Колка мы опять выныриваем в Боливии, на сей раз в старинном городе-памятнике ЮНЕСКО Потоси. У нас про этот город знают только разве нёрды-любители географии. И даже эти нёрды навряд ли знают хотя бы, где ставится ударение в слове «Потоси». Я лично с большим интересом узнал, что ударным является последний слог: ПотосИ. Как-то хотелось произносить его как ПотОси.


А ведь город вполне сам по себе славный. Как ни странно, именно ему обязаны именами  расположенные на огромном расстоянии отсюда залив Ла-Плата и целая страна Аргентина. Думаю, нет нужды объяснять, что оба названия происходят от слова «серебро» на испанском и на латыни.  Испанцы, высадившиеся некогда на берега Южной Атлантики обнаружили, что у местных индейцев много серебряных изделий и решили, что данная местность богата серебром. Они не знали, что серебро сюда прибывает за две тысячи километров с северо-востока, по рекам Парана, Парагвай и Пилкомайо. А добывают его как раз в местечке под названием «Путукси», что обозначает «грохот». В эпоху испанской колонизации, впрочем, вся система бассейна этих рек (во всяком случае, та её часть, что находилась под испанцами) образовывала Генерал-губернаторство Ла-Плата, одним из важнейших городов которого и был Потоси, несмотря на свой высокогорное положение. Уже в XVII веке тут проживало 160 тысяч человек. Для сравнения, в Мадриде, как раз ставшем столицей Испании, тогда обитало 130 тысяч человек.


Кто бы вот так мог подумать, что расположенный в небогатой Боливии город Потоси в XVII-XVIII веках являлся символом богатства и процветания. Этот символ попал даже в роман Сервантеса, там, где в главе LXXI второй части Дон Кихот сетует, что не может воздать верному Санчо за перенесённые побои.

– Когда б я намеревался вознаградить тебя, Санчо, – отвечал Дон Кихот, – сообразно с мощью и действенностью этого средства, то мне не хватило бы всех сокровищ Венеции и россыпей Потоси.

Королевский монетный двор стоит в Потоси с тех пор.


А это знаменитый Серро Рико, «Богатый Холм», где как раз и находились серебряные рудники. Он возвышается прямо над историческим центром города.


В отличие от Ору-Прету, богатевшего на бразильском золоте, Потоси по-прежнему является городом горняцким, серебра, правда, тут уже почти не осталось, так что добывают олово. В некоторые шахты можно сходить на экскурсии.


Ну а те, кто не хочет подвергать себя опасности, вкалывая в шахте, могут попробовать на ниве туристического бизнеса. Центр города, сохранившийся с XVII века целиком отдан туристам.


Надпись на стене: «Туристическая зона, мусор сваливать запрещено. Штраф – 500 боливиано (больше 2000 рублей).


Не сказал бы, впрочем, что тут очень развитая инфраструктура. Хотя через Потоси едут толпы туристов, направляющиеся на солончаки Уюни, гостиницы, рестораны и торговля сувенирами тут развиты существенно беднее, чем в Ла-Пасе или Сукре. Хотя есть свой шарм. Я, к примеру, останавливался в одном квартале от центральной площади, в бывшем кармелитском монастыре (фотку снаружи можно посмотреть в путевой заметке, а тут фотка изнутри). Сооружение с внутренними двориками и небольшими окошками, конечно прелестно. Но уже потом, в «Лоньке» я прочитал, что данная гостиница не особо рекомендуется потому как в ней холодно по ночам. Чистая правда. Полы холодные и днём, а ночью я спал, завернувшись в два толстых одеяла. Кстати, это была моя самая высокогорная пока ночёвка, на высоте свыше 400 тысяч метров.


Эта фотка уже была в путевых заметках, но я её привожу ещё раз, убрав цвет: самое интересное в ней – игра света и теней.


Вот как-то так я себе и представлял Потоси до своей поездки: холодный неприветливый мир, где придётся не столько любоваться городом, сколько бороться с горной болезнью. Но я попал в Потоси уже под конец своего путешествия, так что никакой горняшки не чувствовал. Даже отчасти пожалел, что приехал сюда всего на один день. Да и город вовсе не так сер и неуютен.



Как это часто бывает в Боливии, на табличках указано не только нынешнее имя улицы, но историческое. «Чукисака» - кстати, историческое название соседнего Сукре, которому будут посвящены последние репортажи.


Центр города – площадь 10 ноября с барочным собором. Собор, увы, никак не снять без широкоугольника. То свет не так падает, то деревья заслоняют…


Ну, разве что, сбоку откуда-нибудь.


Ай-вей! Ну да, город был богатый, банковский. Как же тут без ЭТИХ?


Банки, кстати, находятся прямо по соседству с синагогой.


Это старый город. Даже за один день я увидел его при утреннем солнце, потом при тучах и серой мороси, а вечером – на замечательном закате. Погода весной, как мы знаем, переменчива, в Потоси как раз пришла весна.








У меня почти нет фоток нового города, впрочем, я в него выползал только разведать старый автовокзал. Кстати, зря: нужные мне автобусы в Сукре отправляются всё-таки с вокзала нового, кстати, довольно красивого, и я даже жалею, что его не снял. Закончу только вот этим снимком. Потоси имеет славу самого высокогорного города в мире. Это уже точно не так: выше и помянутый мной пригород Ла-Паса Эль Альто, не говоря уже о перуанской Ринконаде, кстати, расположенной у серебряных рудников. Тем не менее, в Потоси хватает своего высокогорного. Например, тут варят самое высокогорное в мире пиво (ничего особенного, если честно). Или есть самая высокогорная профессиональная футбольная команда. Под названием, между прочим, «Реал Потоси». Даже его эмблема напоминает эмблему «Реала» мадридского.


Вот так я опять заканчиваю сравнением Потоси и Мадрида. Сейчас, в начале XXI века, население Мадрида – свыше трёх миллионов. А в Потоси, как и четыреста лет назад, живёт 160 тысяч человек. Как будто не добрались в это андское высокогорье ветры истории. Исторический Потоси по прежнему дремлет у подножья холма Серро Рико и видит цветные сны…

Комментариев нет:

Отправить комментарий