суббота, 4 февраля 2012 г.

Ипанема. По следам одной песни

На улице по-прежнему мороз, фотки, по-прежнему разгребать лень, но тему Рио пора начинать. Поэтому будет опять текст. Попробую выдать эдакое эссе. И начну с песни.


Каждый год придумываются сотни и тысячи песен. Про одни почти никто не узнают, и они быстро забываются, другие становятся хитами, пока их опять-таки не забудут. Какие-то заставляют учить на уроках пения, какие-то живут веками. Некоторые даже становятся национальными гимнами. А про некоторые можно сказать, что они великие. Критерий, по которому это определяется, вычленить трудно. Например, без сомнения великой является битловское Yesterday с легко запоминающейся приятной мелодией. Говорят, Пол МакКартни услышал эту мелодию во сне. Как свидетельство любви, на эту песню сочинено рекордное число ремиксов. А вот второй, сразу за ней, по этому параметру является та песня, которую я имею в виду. Garota de Ipanema или «Девушка из Ипанемы». Пожалуй, самая выдающаяся из бразильских песен. Бразилия у нас ассоциируется как правило с чем-то бодрым и плясательным, с самбами, «Ламбадой» и «Мальчик хочет в Тамбов». Но, естественно, любой, кто хочет познакомиться с бразильской культурой не поверхностно, знает и о босанове, родившейся в Рио, как симбиоз блюзов и бразильской самбы. Мне босанова как-то всегда нравилась, хотя предметно я знал из неё только «Девушку из Ипанемы».

В первый раз я услышал её по своему любимому «Радио Модерн». Отчаянно косивший под интеллектуала Виктор Янишевский тогда  посетовал: «На каких только картах, в каких только атласах не искал я эту Ипанему, но так и не нашёл». Я то, как факультативный бразилец, знал, где её нужно искать. А сейчас даже знаю, где её можно найти. Сейчас, когда в нашем распоряжении гугловские карты и спутниковые снимки, это совсем нетрудно. Рио де Жанейро. Глянем на ту часть, которая вытянулась вдоль побережья Атлантики к востоку от залива Гуанабара. Несколько скальных мысов, разделённые дугами пляжей, так называемая «Зона Сул», самая лакомая часть Рио. В нескольких километрах от Гуанабары видно L-образное озеро, лагуну Родриго де Фрейтас. Если несколько увеличить картинку, можно увидеть, что лагуна соединена с океаном каналом Жардин де Ала. Так вот часть перешейка между лагуной и океаном к востоку от этого канала, то есть большую его часть, и занимает Ипанема.

И попал я сюда абсолютно преднамеренно. Ибо когда выбирал место для ночёвок, никакие другие варианты меня и не интересовали. Тем паче я собирался прибыть в Рио на свой день рождения. Я хотел прибыть в город к обеду, заселиться в хостел, а на закате дня отправиться в расположенное тут кафе «Девушка из Ипанемы». То самое, бывшее «Велозу», где полвека назад сидели композитор Антонио Жобин и поэт Винисиус де Мораис, и в которое забегала юная Элоиза Менезес Паэс Пинто. Та самая Эло Пинейро, которая и стала «Девушкой из Ипанемы».

Увы, не сложилось. В Рио пришлось приехать раньше, и на день рождения я был вообще в другом городе. А в день моего прибытия было холодно и пасмурно. Закинув вещи в «Че Лагарто», я побежал искать, где бы перекусить. Иду большой улицей Висконде де Пиража, и чувствую себя несколько неуютно. Нет, пока не видно ни бомжей, ни какого-то подозрительного криминала. Просто большая улица в большом городе. Серое небо, моросит дождь, у людей хмурые лица… да вы же, вероятно, знаете, что в Бразилии все всегда улыбаются и танцуют самбу? А тут поток машин, серые дома. На некоторых сеть световые сигналы – дело в том, что внизу жилых домов располагаются гаражи, и въезд в них идёт прямо через тротуар. О том, что кто-то будет въезжать-выезжать, эти сигналы и предупреждают. Нет, это совсем не та Ипанема, где лениво плескалась Атлантика, и под кроной старого дерева с сигарой сидел Антонио Жобин. Та осталась далеко в веках, пятьдесят лет назад, когда меня ещё и на свете то не было… Сейчас Ипанема – деловой центр туристического дорогого города, и кафе тут дорогие, да и набор их как-то удручает. Макдональдсы и прочие бургерные. Посетовал бы на такие перемены, да не могу. Ибо именно благодаря глобализации и развитию туристической инфраструктуры я тут нахожусь.

Однако, впечатление несколько поправилось, когда я свернул с шумной Висконде де Пиража на улочку, идущую поперёк, от лагуны к Атлантике. Тут было уже более похоже на Ипанему моей мечты: двухэтажные дома, зелень деревьев и уют. А уж совсем негатив рассеялся, когда я вышел к океану. Но там было всё совсем по другому. Просто надо прочувствовать, что такое океан. И вольный ветер, и живописные скалы на горизонте… Всё это вызывало сильное изумление и захватывало дух. Так, что даже чувство голода (а я не ел с шести утра, то есть почти 12 часов назад) ушло куда-то на второй план.

Нет, я так и не побывал в кафешке на улице, носящей сейчас имя Винисиуса де Мораиса. Но я об этом не жалею. У меня было ещё два дня на Ипанеме. Но про них - в следующий раз.

Комментариев нет:

Отправить комментарий