понедельник, 18 января 2010 г.

О "топливе Российской истории"

Водку можно не любить. Водку можно презирать. Водку можно даже не пить, как это делаю я. Но если вы собрались заниматься политикой к Востоку от Бреста, помните: не учитывать ее в этих местах так же преступно, как морозы и «авось». © Олесь Бузина, «Тайная история Украины-Руси»

Как-то всё совпадает к тому, чтобы порассуждать на эту тему. Даже вон про жертву алкоголя Даррелла написал. Потом с приятелем разговаривали про книжку, не имеющую к водке никакого отношения и поспорили о причинах падения Киева в XIII веке. Вспомнился Олесь Бузина. А сегодня ещё какой-то идиот на «ленте.ру» очередные свои фантазии по сему поводу опубликовал.

Ну, что влияние водки в повседневной жизни недоучитывать нельзя, я пожалуй, согласен. Но и придавать ей слишком большое значение тоже не стОит. В принципе, у Бузины та же мысль сквозить в форме: слишком мало водки – плохо, слишком много – опять плохо. Хотя, надо сказать, Олесь, как и многие публицисты того же сорта (самый известный пример – Веллер) немного подтасовывает фактологический материал, выдёргивая только те факты, которые ложатся в канву собственных рассуждений. Да, он тоже не удержался от того, чтобы припомнить «сухой закон» 1914 года и сравнить его с антиалкогольной кампанией времён Горбачёва. Как правило, констатацией этих поверхностных фактов любители водочной версии ограничиваются. А теперь посмотрим, что эти фактам сопутствовало.

«Сухой закон» то в России был введён не просто так. Данные по душевому потреблению алкоголя достать не так легко, но других я не видел. В принципе, сомнения вызывают в основном данные из последних лет. Последняя точка - явная чистой воды экстраполяция. Если имеются более точные – дайте знать. Так вот изучение графика приводит к нескольким любопытным выводам. Для начала, обнаруживаем, что за время царствования Николая II потребление спиртного в России увеличилось аж в два раза. И хотя итоговый результат особенно не выделялся из традиционных для России цифр, было от чего почесать репу. Вобщем, ещё до войны, в июле 1914 спиртное дозволили только в ресторанах.

Любопытный доклад был сделан в 1916 году на противоалкогольном совещании общества русских врачей. Доклад опубликован в книге «Итоги принудительной трезвости и новые формы пьянства».

Так вот уже на следующий год статистика выправляется. Увеличивается производительность труда, снижается процент прогулов, снижается число психических заболеваний на алкогольной почве, баланс поступлений денег в сберегательные кассы становится положительным (18,8 миллионов рублей в 1 полугодии 1914 года, и 70,4 – во втором). Вдвое падает число самоубийств (памяти Сашки). Наши умники любят рассуждать, что де, не будет водки – будут травиться суррогатами. Так вот доклад Мендельсона начинается с обсуждения этого же самого аргумента. И ни хрена такого страшного.

Но кто сейчас обращает внимание на позитивные стороны, когда «всем известно», что революция состоялась только благодаря сухому закону? Этот «негативный эффект» уже сам по себе перевешивает все позитивные. Народ, де, был трезв, и оттого царизм возненавидел (сравнить с легендой конца 1980-х о том, что революцию сделали пьяные матросы). Да вот есть тут одна неувязочка. Что же, большевики этот самый ненавистный сухой закон сразу отменили? А вот вам хрен! Сразу в декабре 1917 года запрет на продажу спиртного был продлён. А в 1919 году Совнарком и вовсе принял постановление «О воспрещении на территории страны изготовления и продажи спирта, крепких напитков и не относящихся к напиткам спиртосодержащих веществ». Отменили его только в 1923 году, уже после победы в Гражданской войне. Вот так смотришь, и думаешь: как же это «Россия, которую мы потеряли» со всей своей православной духовностью, вальсами Шуберта и хрустом французской булки за неполные три года от сухого закона так спеклась, а ничтожная партия большевиков, имевшая в составе около 200 тысяч членов, в тех же самых условиях умудрилась за семь лет создать государство с нуля и удержать власть в нём, попутно, выиграв войну. Видать, всё же дело не в водке было, а в чём-то другом.

Сталинские фронтовые сто грамм тоже любят вспоминать. Но даже и в войну потребление спиртного было существенно ниже, чем на момент введения «Сухого закона». Этот рубеж перешагнули только где-то в 1960-е, то ли на закате Хрущёва, то ли на рассвете Брежнева. К началу 80-х опять было, от чего ужаснуться. Только вот не было при Горбачёве никакого сухого закона. Просто меры типа тех, что до сих пор в ходу в Швеции или Финляндии (в этих странах тоже исторически много пили). А к концу советской власти и этих мер уже никто не помнил. Так что имеется большое подозрение, что и тут алкоголь не при делах.

Ну а потом уже новейшая история. Резкий взлёт потребления спиртного и всего, что с этим связно. Но это уже другая история, и мы расскажем её в следующий раз.

Комментариев нет:

Отправить комментарий