среда, 28 октября 2009 г.

Почему я не люблю "зелёных"

Вроде бы с непосвящённой стороны странно, человек любит природу с детства, профессию себе выбрал, исходя из этого, а защитников этой самой природы не любит. Впрочем, так было не всегда. В подростковые годы, пришедшиеся на развитую перестройку, когда почти весь народ охватила общественная эйфория, я, обчитавшись журналов про «зелёных» за рубежом, был горячим сторонником этой идеологии. Тогда весело было: Лосиный Остров спасали от застройщиков, дела были на слуху. Как-то даже заявил, что если бы у нас в СССР была партия «зелёных», я бы в неё сразу вступил.

Первые ощущения, что что-то тут не то, появились довольно рано. По моему, после того как «зелёные» зарубили проект нового зоопарка в Москве. Зоопарк – учреждение само по себе природоохранное, но эта публика тогда выступила на стороне малограмотного обывателя, коим на всю важность этого заведения было плевать. Потом последовали другие странные решения. И, глядя на горластых людей с плакатами, юный папонт начал что-то подозревать.

Сейчас, понасмотревшись на природоохранные общественные организации, я уже не удивляюсь. Строго говоря, «зелёное» движение (если не любое общественное вообще) состоит из двух сортов граждан. Первые – это зелёные в определённом смысле (хотя и не всегда молодые по паспорту) граждане, деятельность которых осуществляется не столько разумом, сколько эмоциональными мотивами. «Надо гвоздь в ствол по диагонали вбить – цепь у бензопилы враз лопается!» - слыхал как-то от одного подобного активиста. Осуждать таких не поднимется рука (я и сам был таким лет в -надцать), но вот смотреть и умиляться на дураков как-то не получается.

Бывают и вообще запущенные варианты типа «ТруБоЖоП» из норвежского мультика про слона-наркомана. Помнится, в конце 80-х, когда наш Дворец Пионеров, где я был юннатом, вышел на мировую арену, познакомилось наше начальство с теми самыми «зелёными» из ФРГ, которыми я восхищался. Дальнейшее перескажу словами В.Б., бывшего в те годы одним из наиболее активных работников нашего отдела биологии. «В итоге с поправкой на уровень жизни, компания оказалось примерно соответствующая по уровню нашим бомжам, которые у нас собираются под мостами и пьют одеколон. Свою близость к природе они понимают в том, чтобы опуститься как можно ближе к уровню животного: идут к примеру по лесу, видят – лужа. Так они с ходу в неё – бац! Хохочут, визжат... Или в лагере стоит холодильник. Кто-нибудь вынет банан, почистит, откусит, и положит назад. Придёт второй – откусит ещё. Наше начальство, понятно, пришло в ужас. Но было уже поздно: мы их к себе в ответный визит уже пригласили». А чо, весело. Хочешь гвозди в стволы забивай, хочешь в грязи валяйся, при этом ты что-то защищаешь. Что-то очень важное.

Но это, если тронуть чисто анархический вариант. Интересные процессы начинаются, когда эта околоэкологическая братия начинает организовываться. Иногда она так и остаётся на интузязистском уровне развития, тогда получается нечто вроде нынешней Карельской ассоциации «зелёных», возглавляемых сынком покойного директора Института геологии. Человек уже немолодой, но как был клоуном, так и остался. Любопытней второй пример, бывшая «Студенческая Природоохранная Организация Карелии» ака СПОК. Начиналась она именно как первый вариант. Тогда чего только студентики (возглавлял её тоже студент) не собирались сделать. Однако уже на первых годах начался странный перекос на охрану лесов, призрев всё остальное, занимающее в биоразнообразии ничуть не меньшее, а то и большее место.

Года четыре тому назад в Петрозаводске было совещание, посвящённое охране традиционных сельских биотопов. Вытащил я туда и СПОКовских, чтобы показать, кто активно борется за охрану природы у нас. Сельские биотопы особенно ценны тем, что являют собой не только природный, но культурно-исторический объект. И, в отличие от сотен тысяч квадратных километров леса коего по Карелии завались, эти объекты уникальны, к тому же угрожаемы. Вот, к примеру, Леппяля: маленький лужок в Суоярвском районе, на котором 123 вида растений, включая и краснокнижные. Охраняйте, он остро нуждается в помощи! Реакция была довольно прохладная: «Мы занимаемся лесом, и это нам не интересно».

И причина цинична, как отрыжка на поминках. С охраной леса связано слишком много финансовых интересов. Каждый сохранённый гектар старовозрастного леса оборачивается вполне солидным вложением капитала. Как-то мой приятель ехал в поезде с обходчиком из Водлозёрского парка и заговорил с тем о том как подозрительно быстро этот парк был организован. «А ты знаешь, сколько этот парк будет стоить, после того, как всё вокруг вырубят?»- ответил обходчик. Естественно, желающих проспонсировать деятельность по охране этого объекта хватит с лихвой.

Или ещё более прозрачный пример. Начали строить на окраине города гипермаркет «Ташир». Тут из под земли выскакивают «зелёные» со СПОКом и начинают место этого гипермаркета активно охранять. Там найден редкий вид лишайника, лобария лёгочная. Зам по науке КарНЦ , с которым я ездил в Брянск, высказался вполне определённо: «Да этой лобарии в Карелии чуть не на каждом дереве! Я им говорю: вы что делаете, идиоты? Да из-за вас скоро Красную книгу вообще никто всерьез воспринимать не будет!» И примеры уже есть. Когда прошла новость о том, что СПОК собирается запретить новое строительство на окраинах, на одном городском форуме кто-то уже высказался: «Очень удобно для поддержания искуственного дефицита жилья.» Ну, я, конечно, свечку не держал, тем более, что спонсорство может быть очень косвенным, но что оплата структур (и, соответственно, их услуг) типа СПОКа осуществляют не белки-летяги и не лобария лёгочная, это можно не спорить. Потому, что СПОК давно отказался от расшифровки своей аббревиатуры и называется просто «СПОК». Потому, что там уже нет ни одного студента, зато есть три начальника отдела и бухгалтер. Люди взрослые. Солидные. С детьми. Которым надо кушать. Эдакая охрана природы, поставленная на коммерческую основу. И это, собственно, второй сорт граждан, вовлечённых в общественную охрану природы.

И обидно то не это, хотя и противно. Очень обидно, что спёрли флаг "эколога" и им размахивают (интересно, почему соответствующие фрики, малюющие лозунги на стенках не называют себя "политологами" или "этнографами"). Но и это тоже мелочь: уже устоялось так. Обидно как раз то, что самой то охраной природы, там, где она нужна, эти люди уже не занимаются. Самой охраной занимаются соответствующие ведомства (это они организуют парки, о которых рапортует на своей страничке СПОК). Базис для этой деятельности осуществляют учёные соответствующих отраслей (это мы публикуем сборники, о которых рапортует тот же СПОК). А роль общественных организаций – создать шум, срубив на этом бабло. При этом бабло делят руководители, а шум создают фрики. Две стороны экологического движения оказываются единым целым. Ну а там, где бабла не будет (в той же Леппяле) они и палец о палец не ударят. Ну и как их после этого любить?

ЗЫ: В порядке посленаписательного сёрфинга по сети нашёл любопытный, на мой взгляд, сайт. И хотя я скорее согласен с позицией "зелёных" (по крайней мере, провозглашаемой ими на словах), нежели авторов этого сайта, но кое-какие стороны "борьбы за природу на коммерческой основе" тут отражены сполна.

ЗЗЫ: Вот уже польза с блога. После написания сопоставил факт наличия "атнизелёных" с тем, что говорил наш зам по науке. Вобщем, результат деятельности этих крошек Цахесов, защищающих мать-Землю налицо. Действие уже родило противодействие, с которым придётся биться (в том числе и на властных кругах) нам, пока они будут вопить и пилить бабло.

Комментариев нет:

Отправить комментарий