среда, 5 августа 2009 г.

О методе научного тыка

Летом жизнь младшекурсника-биолога отличается от жизни своих собратьев с других факультетов. Пока историки или математики расходятся на летние каникулы, у биологов педагогический процесс продолжается. Им ещё заниматься до августа месяца. Но лично я историкам и математикам не завидовал. Ибо летняя полевая практика на первом и втором курсе – самая интересная вещь в учёбе на биофаке. По крайней мере, для меня.

Конечно, тут ещё надо делать поправку на преподавателя. Полевую практику второго курса по зоологии позвоночных вёл доцент Коросов. Теперь он уже давно профессор и практик больше не ведёт. А жаль. Практика у Коросова – это весёлое неформальное общение, биостанция в Кончезеро, выходы в ночные походы, чай у костра на берегу лесного озера, и многое-многое другое. Три недели летнего кайфа в южной Карелии. На практику по ЗП курс делился на две половины: все кадры, заинтересованные предметом, сбивались в группу Коросова. Остаток, состоящий, на мой взгляд, из серых и скучных людей попадал во вторую группу. Очень показательно было.

Ну а мне повезло в квадрате. Нет, у меня тоже был интересный курс, богатый на кадры. Но курс, который шёл за моим, был вне конкуренции. И по счастливой случайности практику по ЗП на Кончезерской биостанции я проходил именно с ними. Так что интересных историй было сполна. Одну из них я сегодня и опишу.

Неформальность коросовского подхода выражалась, например, в том, что зачёт можно было получить без зубрения латыни и написания исследовательской работы. Нужно было просто поймать живого крота, ондатру или летучую мышь. Сделавший это попадал в анналы и получал автоматом зачёт – всё было по чесноку. В отличие, например, от одного препода по ботанике, который во время лодочной экскурсии по изучению гидрофитов пообещал зачёт автоматом тому, кто достанет корневище кувшинки. После этих слов один из моих однокурсников плюхнулся в воду как был, в очках и одежде. И не хрена. Не поставили ему зачёт.

Но у Коросова, повторяю, всё было по честному. Крота поймали девушки за два года до описываемой практики, ондатру, кажется, никто не поймал до сих пор. А вот летучие мыши, звери таинственные и плохо изученные. Каждый год кто-то брал тему по летучим мышам, и каждый год никому не удавалось её изловить. А в описываемый год за летучих мышей взялась компания сразу их трёх человек: несколько занудная Ира (ныне сотрудница ПИНРО), отличник Шурик (надежда нашей аспирантуры, ныне, увы, с биологией завязал) и милый мальчик с солнечной улыбкой и забавной дикцией Вовочка. Каждый из троих заслуживает не одной страницы отдельного рассказа, но Вовочка – в особенности. Может быть, когда-нибудь и напишу.

«Как поймать летучую мышь?» - вещал нам декан факультета на лекциях: «Очень просто. Вы просто садитесь вечером на берегу водоёма, берёте длинный прут или удилище, и когда летучая мышь прилетает и пьёт воду на лету, просто сбиваете её прутом в воду». Как и почти всё, что он рассказывал, к действительности это имело весьма слабое отношение. Мало что по манёвренной летучей мыши на лету попасть неуклюжим прутом (а он чем длиннее, тем неуклюжей) практически невозможно, так и момент, когда летучая мышь пьёт, фиг поймаешь. Я лично его только в кино видел. Так что данный метод всерьёз не рассматривался. Основным методом ловли была избрана сетка-путанка для птиц. С мышами, правда, гораздо труднее, чем с птицами. Во-первых, у птиц нету ультразвукового локатора, так что в сетку они попадаются гораздо чаще. А во вторых, в отличие от птиц, которые попав в сетку, просто висят в ней, ожидая, когда их вынут, мыши просто разгрызают нити и улетают. Из за этой особенности летучих мышей делать в путанках дыры, их очень не любят орнитологи. В итоге надо сидеть и смотреть на сетку всю ночь, не попалось ли в неё что?
Сказано – сделано. Коросов отвёл их к заброшенной штольне в лесу, где ночевали десятки летучих мышей, Ребята колья вырубили, сетку у штольни ставят, Вовочке пока дали энтомологический сачок и поставили в сторону, чтоб не мешался. Стоит Вовочка, сачком помахивает... Бац! В сачке затрепыхалось что-то тяжёлое. Вова хватает сачок, а в нём, о боже! Летучая мышь! Это был северный кожанок, крошечный демон со страшной мордочкой, мелкими белыми зубками и перепончатыми крылышками. Весть о том, как Вова поймал летучую мышь, моментально разнеслась по биостанции. Мышь, кстати, мы с соседом держали в клетке некоторое время, правда перед отъездом выпустили - всё равно зимой держать летучую мышь не так просто. Коросов, ставя Вове заслуженный отчёт, был просто поражён. Причём не самим фактом поимки, а тем КАК это было сделано: «Так значит, вовсе не обязательно рассматривать что-то методично. Можно поймать искомое, просто махая сачком из стороны в сторону!».

И вот ребята решили привнести в свой эксперимент элемент случайности. Но и это они сделали методичным образом. Шурик смастерил огромный сачок, диаметром метра два. Чтобы никакая летучая мышь мимо не пролетела. Испытания конструкции назначили на общий ночной поход к штольням. Пришли туда всей гурьбой. В сами штольни Коросов слазить не дал (после весны порода растрескалась, и на старинную крепь легли две основательные глыбы, которые могли организовать завал. Расположились все у входа. Шурик мегасачок распаковывает, Вовочку опять в сторонку поставили с обычным сачком, чтоб не мешался. Тот опять стоит и помахивает.... Бац! Вторая летучая мышь в Вовином сачке. Дружный хохот грянул по ночному лесу. Именно так была показана эффективность метода научного тыка.

В самом деле, когда не знаешь, чего ожидать от своего объекта и все системные методы не срабатывают, когда твой объект мечется, как хитрая летучая мышь, самый надёжный способ её поймать – ввести в опыт элемент случайности.

Хотя язвительный Сергей Яхно, ходивший с нами, предположил, что дело, очевидно, в Вовином природном магнетизме, делавшем его неотразимым для летучих мышей. Он даже предлагал проверить, не самки ли это было. Мало мы ещё знаем о летучих мышах. Очень мало. :)

1 комментарий:

  1. Магнетизм-не магнетизм...главное-поймал!))

    Хорошая история...

    ОтветитьУдалить