воскресенье, 30 августа 2009 г.

Czech-point 1.0

18:10, пражское время. Аэропорт Рузине.

Любопытные вещи начались, ещё не успел я сесть в самолёт. Перво-наперво, подходя к своим воротам, я увидел, как у них, сидя, расположилась компания, которую уместней было бы видеть на железнодорожном вокзале или автостанции в Таёжно-задрищенске. Бородатое турьё располоджилось на корточках, пило баночное пиво и закусывало… красной икрой, которую ели столовой ложкой прямо из банки. Банка была куплена в «Дутых фрях». Видимо, такая трапеза была несколько дешевле предлагаемого сендвича за 245 рублей.

Мне, ессно, захотелось снять эту картину, но как? Возился-возился, убедился, что фотоаппарат, хоть и со мной, но где-то дюже глубоко, и достать его нет никакой возможности, плюнул, да встал в свою очередь.

…И тут мимо меня прошло знакомое лицо. Встреть я его в одиночку, я бы, пожалуй, решил, что обознался. Но следом за ним шло второе знакомое лицо.

-Анника? Михельсон?

Да это была она. Чокнутая финская шведка, живущая в Эстонии. А с ней – Анн Норденхауг, луговедка из Норвегии, которую я и увидел первой. 

-Вы что здесь делаете?
-Из Кенозера возвращаемся. Представляешь, я там тоже нашла овец с коротким хвостом!

Овцы – Анникин бзик. Постояли, поболтали, пока моя очередь не пошла, а потом стала закачиваться в недрах хобота, ведущего к самолётам. Попрощались, и я побежал догонять своих однобортников (эк слово какое придумалось).

Ну а сам полёт как всегда. Улыбчивые Зузки (самолёт был чешский) раздавали еду – тушёное мясо с капустой и кнедликами, наливали «джус» . Я, вобщем, и заскучать не успел, когда мы стали выписывать круги над северными предместьями Праги. Все красивости, правда, были с другой стороны, так что я успел только разглядеть вдалеке Жижковскую телебашню. Фоток делать не стал. Сели. Щас багаж и паспортный контроль.

Комментариев нет:

Отправить комментарий