понедельник, 27 июля 2009 г.

Тропою Линколы 2

Ну, вот я и вернулся. Позади остались древняя астроблема, лесные дороги, чистые речки, заросшие кувшинками, макароны со свиной тушёнкой на обед, орды дневных слепней и вечернего мокреца, душистая земляника на камнях и закаты у озера. Командировка в Приладожье. По стопам Карло Линколы. Теперь всю неделю будут некие выдержки по материалам моего выезда.



Полное «дикарство» всё же на сей раз не состоялось. Я знал, что в том районе, куда мы выдвигаемся, есть дача у кого-то из института геологии, но вроде как владелец был в экспедиции. Но прямо в день отъезда он позвонил нашему главному, бриологу (то есть, специалисту по мхам) Анатолию Максимову и предложил ключи. В результате спали мы под крышей, хоть и без особых удобств: кроме кроватей с голыми сетками, древнего стола и нескольких стульев на предоставленной нам половине дачи ничего не было. Жёлтая эстонская палатка, куплена три года назад, и уже съездившая в три экспедиции так и не была распакована в первый раз.

Позитивное заключалось в том, что я смог взять с собой не только карманный «Сапоп», который вожу по полям уже пять лет, но и новую зеркалку. Правда, зеркалка всё время оставалась в доме, пускаемая в ход в основном по вечерам – всё же таскать её с собой по лесу удовольствие ниже среднего. В результате фотки есть с обоих фотоаппаратов, хотя большая их часть – со старого «Кэнона».



Основным объектом экспедиции были окрестности озера Янисъярви в юго-западной Карелии. Озеро, не хухры-мухры, между прочим. Это древняя астроблема. Если кто не знает, это слово обозначает метеоритный кратер. Ширина озера – километров 15, вобщем, нехилая каменюка грохнулась здесь 770 миллионов лет назад :). Это бывшая финская территория, да и до современной финской границы всего ничего (фактически, мы катались по погранзоне), посему северная часть озера застроена лесными отелями и базами отдыха. Катера напрокат, рыбалка, шашлыки, сауна, все дела. Собственно, задав в Интернете поиск по слову «Янисъярви», нетрудно убедится, что информация о нём в основном связана с этими базами отдыха.



В переводе с финского Янисъярви обозначает заячье озеро. Не знаю, чем оно обусловлено название (рекламщики пишут, что на карте оно имеет форму зайца – ИМХО высосано из пальца), но зайцев мы на лесных дорожках и впрямь встречали почти каждый день. Иногда это бы здоровый зайчина, перепрыгивавший дорогу, кося на нашу буханку глазом, иногда маленький зайчонок, который выскакивал на дорогу и начинал метаться чуть не под колёсами.

Впрочем, само Большое Янисъярви мы видели только в просветы между деревьями по пути. Основная часть экспедиции протекала в северной части, где через пролив от круглого Большого располагалось напоминающее рогалик Малое Янисъярви. Вот на нём то мы и располагались в основном, разыскивая выходы карбонатов. Вот так это и делается: научникам велят искать то, что нужно, а они ищут то, что интересно им. Максимова интересовали редкие мхи, меня – луга, растущие на карбонатах (они отличаются высоким видовым богатством и обилием редких видов). Мы нашли как минимум два старых известняковых карьера (в одном из них добывали известь для Вяртсильского металлургического завода), но вот интересных нам вещей, увы, не наскребли. Для Максимова местообитания были слишком нарушены, а заброшенные давным-давно луга зарастали и забурьянивались. Пара кальцефитных видов в итоге нашлась, но надежд наших места не оправдали. Ну что ж, материалы всё равно набраны ценные. Не стану грузить читателей подробностями.



Второй проблемой, про которую хочется сказать, были наши совершенно секретные карты составленные в 1958 году и исправленные в 1979. Действительность они отображали весьма относительно. К примеру, едешь в незнакомое место, где нарисовано большое белое пятно и должен быть луг, вроде всё так, и горки, и мелиоративная канава, и изгбы дороги, да только на месте «луга» растут 40-летние ёлки. Или один раз пытались срезать и поехали домой другой дорогой. По карте она выходила через несколько километров на нужный на большак. Однако, в действительности она стала забирать куда-то к востоку и становиться всё шире и шире. Оказалось, основную трассу лесовозники пробили в другом направлении, а нужная нам теперь является скромной отвороткой в лес.
Уже не говорю, что многие объекты были просто не подписаны. К примеру, пытались мы найти мыс Коркеаниеми на Малом Янисъярви. Только вот мысов там куча, подписаны только пара из них, и, естественно, не как Коркеаниеми. То же самое было с некой горой под Леппясюрьей, которую искал Максимов. Вокруг посёлка – три горы. Ни одна на карте не подписана.



Базой же нашей служила деревня Улмалахти, расположенная в устье речки Ульмасенъёки, впадающей в залив, тоже называвшийся Улмалахти. Впрочем, слово «деревня» является по отношению к Улмалахти чисто символическим. По сути, там располагается только форелевое хозяйство в губе, да ещё три-четыре дома, используемые как дачи. В устье речки был водопадик, шум которого сопровождал нас по вечерам.



А вот, собственно, дом, где мы базировались. Правда, это его парадный фасад, где была хозяйская дача с клубникой, баней и прочими прелестями. Мы же жили в пустующей противоположной половине.



С утра, заправившись геркулесовой кашей, мы садились в УАЗик-буханку и уезжали, иной раз, за полсотни километров, после чего расходились по своим объектам. К обеду сходились опять к «буханке», чтобы сварить макарон с тушёнкой и попить чаю.



А вечером опять ехали назад, в Улмалахти. Но это уже другая история, и мы расскажем её в другой раз. :)

Комментариев нет:

Отправить комментарий