среда, 8 июля 2009 г.

ПаРаНоиДальный бред

Кроме зарплаты мне, как научному сотруднику, полагаются ещё так называемые «стимулирующие выплаты». Для того, чтобы определить, кто в указанный период поработал хорошо, а кто – неважно, начальство придумало некий показатель под названием Показатель Рациональности Научной Деятельности. Или сокращённо ПРНД. В некоторых учреждениях РАН этот показатель народ неприлично переименовал, переставив две последние согласные и добавив гласных. У нас пошли более изящным путём, обозвав сий коэффициент «ПаРаНоиДальным».

По сути, коэффициент несложен. Он включает в себе то, сколько и каких статей учёный опубликовал, на каких конференциях и как выступил, какую педагогическую деятельность провёл, какие изобретения запатентовал, ну и так далее. К примеру, за приглашённый доклад на конференции в пределах России полагается 20 баллов, вот если доклад был за рубежом – то уже 35. За простые устные доклады – поменьше. За стендовые ещё меньше. Со статьями сложнее, там надо учитывать не только долю участия сотрудника в статье, но и уровень самого журнала, который выражается так называемым импакт-фактором. У престижных журналов он выше, у журналов попроще – ниже. И плюс есть ещё домножающий коэффициент для разных категории изданий, причём этот коэффициент выше у отечественных журналов, чему западных, что, впрочем, компенсируется ничтожным импакт-фактором наших журналов, называемых в научных кругах «мурзилками». При публикации монографии учитывается её объём. Ну а при публикации в сборнике статей – три балла независимо от объёма статьи и уровня сборника. Таким образом, последние два года мне удавалось набирать неплохие показатели, получив на руки каждый раз порядка по сто тысяч рублей на руки. А всё потому, что имел приглашённый доклад в Тартуском университете и статью в Biodiversity and Conservation, у которой приличный (для экологического журнала) импакт-фактор.

Вот как раз сейчас скачал специальную экселевскую форму, считаю. В этом году будет гораздо жиже. Приглашённых докладов у меня не было, устные были все в пределах России, журнальных статей как раз не было. А вот Стас из нашей лаборатории сразу обнаружил дефекты методики, хотя возможно, и экселевской формы. У него вышла статья в «Ботаническом журнале», который имеет ничтожный импакт-фактор что-то вроде 0,11. Для журналов, у которых он меньше 0,2, он просто не учитывается, там идёт фиксированный коэффициент, который, конечно, пониже, чем у более престижных журналов. И тут возникает дебильная ситуация. Так статья в «Ботжурнале» стоит 10 баллов, потому что импакт-фактор неже 0,2. А вот если бы «Ботжурнал» был попрестижней и имел импакт-фактор 0,2, то за статью в нём полагалось бы... 6 баллов. То есть, выходит, чем престижней журнал, тем меньше за него дают. Стас, публиковавший статью в соавторстве, обнаружил, что получит за свой труд в журнале, куда фиг пропихнешь статью (и где её надо ждать три-четыре года) примерно столько же, сколько за статью в «Трудах КарНЦ», куда пристроиться проще простого, и где всё печатают оперативно. Впрочем, по отношению к нашим несчастным изданиям, выходящим тиражом в 300 экземпляров и за рубежом не реферирующихся, это вполне справедливо. Хотя и обидно.

А уж если сравнивать с конференциями получается совсем ерунда. Один устный доклад за рубежом равен двум статьям в «Ботаническом». При этом лично мне сделать пять устных докладов за рубежом гораздо проще, чем опубликовать одну статью в отечественной мурзилке. Поездка в Прагу в сентябре одним махом принесёт мне 20 баллов в копилку. Ну что ж, это недосмотр, но недосмотр приятный. Посмотрим, сколько я получу в этом году.

Комментариев нет:

Отправить комментарий