воскресенье, 25 января 2015 г.

История в Мюнхене, Мюнхен в истории

Сегодняшняя прогулка по Мюнхену необычная. Мы не только пройдёмся по нескольким кварталам города, но и совершим небольшой экскурс в историю. В историческом плане Мюнхен особо невезуч. В самом деле, столица самобытного немецкого королевства, старинный город. Уж как его Хайкинд в своём аудиогиде расхваливал. А в список ЮНЕСКО так и не попал. В Берлине – три памятника ЮНЕСКО, в Вене – два. В списке объектов Всемирного Наследия есть Прага и Таллинн, Рига и Стокгольм, даже объекты в Варшаве и Хельсинки, где ИМХО вообще смотреть нечего. Отчасти, конечно, есть тут вина англо-американской авиации, проехавшейся по Мюнхену, да и по другим немецким городам  с ковровыми бомбёжками. Но как же так, неужели Мюнхен в истории и культуре значит меньше Хельсинки?


Начнём мы сегодняшнюю экскурсию с площади Одеонсплатц, которую мы уже проходили по пути в Хофгартен. И да, вход в Хофгартен находится прямо тут, на восточной стороне площади. А мы, наконец, осмотрим оставшиеся три стороны. Там есть, что посмотреть.

Жемчужиной площади, конечно, является янтарно-жёлтая Церковь святого Каэтана, она же Театинеркирхе. Церковь была возведена в XVII веке по обету курфюрстины Генриэтты Аделаиды Савойской, никак не преуспевавшей в деле рождения своему курфюрсту наследника. Наконец, в 1662 году родился принц Макс Эмануэль, и проект был заказан итальянским зодчим. Это первая церковь в северу от Альп, выстроенная в стиле итальянского барокко.


Рождалась она не менее мучительно, чем Макс Эмануэль, и сама Генриэтта, умершая в 1676 году её законченной так и не увидела. Тем не менее, церковь получилась, и многие небезосновательно считают её красивейшей в Мюнхене.


Собственно, она уже не раз попадалась в кадр, и я её тут уже показывал. Вот она с колокольни Петерскирхе, в створе улицы Людвигштрассе.


Эта улица уходит к северу от Одеонсплатц, в район под названием Швабинг. В Швабинге есть несколько примечательных мест тоже, в частности, там находится местный университет, но мы туда не пойдём. Я просто обращу ваше внимание на арку вдалеке. Да, это тоже триумфальная арка. И она тоже возведена в середине XIX века в честь окончания наполеоновских войн. Ирония истории заключается в том, что в этих войнах Бавария принимала участие на стороне Франции, а «Битва народов» под Лейпицгом в 1813 году была Наполеоном проиграна именно благодаря предательству баварцев, перебежавших на сторону антинаполеоновской коалиции. Так прошла слава Наполеона Бонапарта. Ну а арка носит неофициальное звание «Памятник неодержанным победам дезертировавшей армии».


Людвигштрассе носит имя короля Людвига, конная статуя которого стоит тут же, на Одеонсплатц.


Ну и, наконец, южная сторона площади. Фельдхернхалле, зал полководцев. Воздвигнут в середине XIX века в чести славы баварского оружия и украшена статуями двух баварских командиров: графа Иоганна Церкласса фон Тилли времён Тридцатилетней войны и князя Карла-Филиппа фон Вреде времён Наполеоновских войн. Злые языки, впрочем, указывают на то, что фон Тилли не был баварцем, а фон Вреде не был полководцем.


Ну, вот тут и пришла пора сделать экскурс в историю ближе к нашим дням. Одеонсплатц с её красивейшей церковью и  сомнительным памятником полководцам вошла в мировую историю только в XX веке. Конкретно, 9 ноября 1923 года. В Германии смута. Только что страна потерпела поражение в Первой Мировой войне. В Баварии даже была установлена советская республика, просуществовавшая около трёх недель весной 1918. Вместе с тем город является центром правых движений, одни из которых выступают за автономию Баварии, а вторые – за создание централизованного немецкого государства. Первые, во главе с  Густавом фон Карром захватывают власть в Баварии, где пытаются объявить чрезвычайное положение. Среди вторых выделялся харизматичный австриец, неудавшийся художник Адольф Гитлер. На руках находится немало оружия. Тем не менее, трёх лидеров вооружённых групп фон Карр, вопреки директивам из Берлина не арестует, равно как и не закрывает печатающуюся тут же нацистскую газету «Фолькише Беобахтер». Ничего пока не напоминает?

Вечером 8 ноября фон Карр выступает перед 3000 слушателями в Хайдхузенской пивной «Бюргербройкеллер». На собрании присутствует практически всё руководство Баварии, включая начальника полиции и командующего вооружёнными силами. Немудрено, что ситуацией воспользовалась группа «мирных протестующих» во главе с Гитлером, которые оцепили здание, нацелили на ворота пулемёты, вслед за чем Гитлер объявил правительство фон Карра низложенным, с чем сам Карр с сотоварищи радостно согласились. Как-то впрочем, им удалось сбежать из здания, и даже из Мюнхена в соседний Регенсбург, где они моментально отреклись от всех «данных под дулами пистолетов» обязательств. Нацисты оказались в дураках, ибо ни армия, ни полиция им так и не подчинилось.

Следующим утром гитлеровцы собрали на Мариенплатц трёхтысячную толпу, которую возглавили сам Гитлер и ветеран Первой Мировой генерал Люддендорф., и отправились штурмовать местное военное ведомство, где, видимо, рассчитывали разжиться оружием. На площади Одеонсплатц, прямо у Фельдхернхалле колонну встретили кордоны полиции. В столкновениях погибло 20 человек, в том числе четверо полицейских и 16 «мирных протестующих». В отличие от украинской «революции гiдности», немецкий пивной путч сперва, вроде бы, провалился. Главари выступления были арестованы, в том числе и Гитлер, получивший пять лет заключения. Впрочем, вышел он уже через год, использовав отдых в тюрьме для написания «Майн Кампф». Гитлер отказался от австрийского гражданства (немецкое он получит только в 1932 году) и продолжил свою политическую карьеру. НСДАП, эксплуатирующая тему унижений немецкого народа, успешно набирала места в рейхстаге, а в 1933 году Гитлер стал рейсхканцлером. Ещё через несколько лет на Одеонсплатц поставили монумент в честь тогдашней «небесной сотни», и каждый проходящий, если он, конечно, настоящий патриот, должен был говорить: «Героям Слава!», то бишь, «Зиг Хайль».

Ну что ж, пока прервёмся и двинемся на запад по улочке Бриннерштрассе. Сама улочка мало чем интересна, хотя по пути есть несколько памятников. Вот это Курфюрст Баварский Максимилиан I.


Площадь Виттельсбахерплатц, на которой он стоит, несомненно, красивая, но сейчас вид портят многочисленные подъёмные краны.


Примерно через квартал мы выходим на небольшую круглую Каролиненплатц, в центре которой стоит вот этот монумент. И опять история показывает нам свою гримасу. Чёрный обелиск посвящён памяти баварцев, погибших в наполеоновском походе в Россию. Мало кто из тридцати тысяч, ушедших в этот поход, вернулся назад.


Конечная цель нашей прогулки – большая площадь к северу от Штахуса, носящая имя Кёнигсплатц. Королевская площадь, то бишь. Что бы вы себе представили при словах«королевская площадь»? Барокко? Рококо? А вот фиг. Тут царство античной классики.


С западной стороны вход на площадь открывает аркада Пропилей. Можете сравнить её с Пропигалой афинского Акрополя. Построено сие античное царство было в начале XIX века, при Людвиге I. Тогда античность вообще в моде была.


Сама площадь представляет собой большой зелёный газон, разрезанный пополам дорогой с ещё двумя зданиями а-ля античность. С юга это Национальное античное собрание.


С Афиной-Палладой на крыльце.


А с севера – Глиптотека, собрание греческих и римских скульптур. Отсюда начинается музейный квартал. Ещё дальше расположены три картинных галереи, пинакотеки.


Во времена нацистского рейха площадь была вымощена бетонными плитами, а на ней проходили факельные шествия нацистов. Фашисты вообще любили античные аналогии. Краеугольным камнем фашистcкой идеологии всегда являлись Старые Добрые Времена. Муссолини взывал к авторитетам Древнего Рима. Да и всем известный  жест нацистского приветствия – это слегка видоизменённый «римский салют». Хотя не только в античности тут дело. Пройдём немного назад, на тихую улочку, проходящую за восточным краем Кёнигсплатц. Прямо на ней с обеих сторон стоят два не самых примечательных серых дома, построенных в 1927 году. В том, что слева сейчас располагается Школа музыки и театра.


В том, что справа – музей копий скульптуры и государственное графическое собрание.


Однако, построены эти здания были совсем не для этого. В государственном графическом собрании до 1945 года располагался аппарат НСДАП. А в нынешней школе музыки и театра находилась резиденция самого Гитлера. Именно в нём был подписан в 1938 году мюнхенский пакт о разделе Чехословакии. И тут имя Мюнхена в историю вошло не в самом почётном контексте.

Осталось обратить внимание на два неприметных  постамента, расположенные между Домами Фюрера и Партии по обе стороны Бриннерштрассе. Сейчас даже уже не видно, что они остались от чего-то. А это так.


Тут были так называемый «Храмы почёта», куда наци перенесли прах своей «Небесной сотни», погибшей во время «Пивного путча» в ноябре 1923. Они, уже знакомым нам образом, были объявлены мучениками нацистского переворота, а флаг, под которым они шли, использовался для «освящения» нацистских знамён вплоть до конца Третьего Рейха.

Что было потом? В 1945 году Мюнхен попал в Американскую оккупационную зону. Храмы Почёта, как ни странно, от бомбёжек совсем не пострадали, но терпеть их слишком долго янки не стали. Прах нацистских боевиков из зданий был вынесен, а сами они взорваны. Убрали и монумент «Небесной сотне» с Одеонсплатц, где вместо этого поставили табличку в честь четырёх погибших полицейских. Я, правда, эту табличку так и не нашёл.

Вот так обстоят дела с Мюнхеном. Старинный город, город богатых королей, высокого искусства, прямо в сердце Европы. А в историю вошёл только как родина немецкого нацизма и место подписания пакта о разделе Чехословакии перед Второй Мировой войной…

Комментариев нет:

Отправить комментарий