пятница, 11 февраля 2022 г.

Сан Жуан дел Рей, дубль два

Это тоже ремейк поста десятилетней давности, точнее, даже трёх постов, ибо в Сан Жуане тогда я провёл времени несколько побольше. Переезд в Сан Жун дел Рей будет совсем недалёкий. Всего семь километров на пригородном автобусе. Он поминался в постах про Тирадентис неоднократно, да и как его избежишь, ибо Тирадентис фактически является пригородом Сан Жуана, и, следуя в первый, неизбежно проезжаешь второй, да и в истории они тоже где-то рядом.


Точный год основания Сан Жуана также неизвестен, вероятно, он относится к 1701, 1704 или 1705 году. Но скорее всего, это было уже после основания Тирадентиса, поскольку первый лагерь бандейрантес, из которого вырос Сан Жуан, назывался Арраял Нову ду Риу дас Мортис, то есть новый лагерь. Старым был, соответственно, просто Арраял ди Сан Антониу, то есть, нынешний Тирадентис. Так же как и старый, новый лагерь располагался в стороне от Риу дас Мортис, на берегах ручья Коррегу дас Леньейрас, где, собственно, и было намыто первое золото. В 1707-1709 годах Арраял был одним из плацдармов стычек между Паулистанскими бандейрантами и старателями из колоний Северо-Востока, известных, как «война эмбоабов». В 1713 году лагерь получил статус деревни, а заодно имя Сан Жуан дел Рей. Как и в случае с Сан Жозе дел Рей, имя святого тут было выбрано в честь августейшей персоны – короля Дона Жуана V, правившего с 1706 по 1750 год, а заодно отца Жозе I, про которого я рассказывал в прошлый раз.

Вот давно мне интересно, откуда в названии города взялось это испанское «дел», образующееся при слиянии притяжательного предлога de и определённого артикля el. В португальском языке есть такое же слияние, но определённый артикль мужского рода тут выглядит как «о». То самое слияние должно выглядеть, как do и звучать, как «ду». В чём дело?

УПД из 04.05.22. А дело оказалось вот в чём (спасибо Леандро Рейсу, который мне это объяснил): пост-титул del-Rei относится вовсе не королю как таковому, а к бандейранте из Таубате по имени Томе Портес дел Рей, которого считают основателем города, и который, скорей всего, имел испанские корни. Как-то я это факт во время исторического экскурса из виду упустил.

Похоже, золотые прииски Сан Жуана оказались помощнее, чем в Сан Жозе, ибо в XVIII-XIX веке это был второй по значению город Минас Жерайс, уступавший по масштабам только столице штата, блистательной Вила Рика. Исчерпание золотых шахт Сан Жуан пережил куда успешнее своего соседа, он не был отброшен в безвременье, а успешно стал крупным торговым, а затем и промышленным узлом юга Минаса. Следы XIX века в Сан Жуане видны не в пример лучше, чем в Тирадентисе, что я весьма скоро продемонстрирую. Город был своего рода «почти столицей» штата, и возможность переноса столицы из Ору Прету сюда, прежде чем был основан Белу Оризонти, рассматривались вполне серьёзно. В XX веке значение Сан Жуана несколько уменьшилось, сейчас он не входит в десятку самых крупных городов штата, но всё равно в нём имеется определённый промышленный потенциал (объекты текстильной, металлургической и химической промышленности), и потенциал интеллектуальный – в городе работает Федеральный университет Сан Жозе и ряд филиалов вузов поменьше. Один из знаковых бразильских политиков XX века являлся уроженцем Сан Жуана, ну да про это мы ещё не раз вспомним сегодня. При этом город, собственно, не особо велик – текущее его население оценивается всего в 90 тысяч.


Железнодорожный вокзал Сан Жуан дел Рея был открыт в 1881 году на узкоколейной линии от городка Антониу Карлус до западной части Минас Жерайс. Профункционировала она, впрочем, чуть больше века. Сейчас от неё остался только 12-километровый отрезок между Сан Жуан дел Реем и Тирадентисом, по которому по выходным и праздничным дням ходят туристические составы с паровозиками. На паровозике я катался десять лет назад, сейчас обошёлся без этого. Дорога имеет статус исторического памятника IPHAN, а в здании вокзала располагается крупнейший в Бразилии железнодорожный музей.


Своего рода достопримечательностью города является расквартированный здесь с конца XIX века 11 горнострелковый батальон бразильских вооружённых сил. Причём база данного батальона находилась на правобережье Коррегу ду Леньейру, в паре кварталов от гостиницы, в которой я остановился. Двигаясь на запад по параллельной ручью Руа Балбину да Кунья, выходишь на небольшую площадь со сквером, церковью и памятником. Памятник редкостный, такое в Латинской Америке, в отличие от Европы, встречается нечасто. Это монумент героям Второй Мировой войны.


Да, это мало кто знает, но Бразилия таки принимала участие во Второй Мировой, хотя первоначально объявила о своём нейтралитете. Но тут надо учитывать политический момент. В начале 1930-х годов, когда в Европе начал поднимать голову нацизм, в Новом Свете были немалые немецкие и итальянские диаспоры, среди которых идеи Муссолини и Гитлера были довольно популярны. В Бразилии, Аргентине и Уругвае действовали ячейки НСДАП, а в Аргентине так уже начали поговаривать о направленном против США военном пакте. И в ответ на усиление фашистских позиций в Европе, янки поспешно начали наводить порядок на своём заднем дворе. Президент Франклин Делано Рузвельт объявил в 1933 году Good Neighbor Policy, то есть политику «Доброго Соседа». США спешно вывели оккупационные корпуса с Гаити и из Никарагуа, отменили поправку Платта, закабалявшую Кубу, и начали всяческую популяризацию своей страны у соседей. Из Нью Йорка вещала радиостанция Viva America с латиноамериканской музыкой, в Голливуде отплясывала бразильская дива Кармен Миранда, а Уолт Дисней отправил дружить с латиноамериканцами утёнка Дональда. В 1942 вышел полнометражный мультик с говорящим названием Saludos amigos! за которым через два года последовало продолжение под названием «Три кабальеро». Эти мультики несложно посмотреть и сейчас. А Латинская Америка вообще, и Бразилия в частности, к 1940 году находилась полностью в американском фарватере. Впрочем, как и сами Штаты, сателлиты раскачивались довольно долго. Войну гитлеровской коалиции Бразилия объявила только в 1942 году, после потопления немецкими и итальянскими подлодками нескольких бразильских судов. В 1943 году был сформирован бразильский экспедиционный корпус численностью около 25 тысяч бойцов (изначально президент Варгас обещал поставить под штыки сто тысяч), ядро которого составили три пехотных полка: из Касапавы, Рио де Жанейро и, собственно, горные стрелки из Сан Жуан дел Рея из знакомого нам батальона. Ну а на войну сие воинство отправлялось и того дольше, что породило ехидную поговорку «Скорее змея выкурит трубку, чем БЭК (Бразильский экспедиционный корпус) отправится на фронт». Вообще, курящая змея – это нечто вроде нашего свистящего рака или англофонной летающей свиньи. Так корпус получил своё прозвище «Курящие змеи», а его шеврон украсила змея с трубкой во рту. Переброска на фронт началась только в июне 1944, когда Красная армия уже выходила к рубежам Польши и Финляндии. Все свои операции бразильский экспедиционный корпус провёл под американским командованием в Италии. На памятнике сзади имеется доска с перечислением его не очень длинного боевого пути. Особо отметим битву при Монтезе, как самую кровопролитную битву во всей военной истории Бразилии: 34 погибших и около 400 раненых, пленных и пропавших без вести.


«Ну и рожа у тебя, Шарапов». Во времена военной диктатуры (1964-1985 год) у памятника стоял почётный караул. По воспоминаниям очевидцев, мальчишки развлекались тем, что швыряли в караульных пан ди кейжу, а особым шиком считалось закинуть его в рот памятнику.


Но история не отпускает ни на минутку. Тут же, в скверике у автобусной остановки находим шафарис XVIII века.


И не спроста. Ибо на соседней площади за сквером с красивыми пальмами нас ожидает объект ещё более примечательный. Церковь Святого Франциска Ассизского.


По факту, это одна их трёх главных барочных церквей Минейры, вместе со своей тезкой из Ору Прету и базиликой Бом Жезус в Конгоньясе. Церковь удивляет не только богатством убранства, но и смелыми архитектурными формами, её крыша имеет необычную куполообразную форму, напоминающую панцирь черепахи.


Церковь была заложена в 1774 году на месте старой, которая уже не соответствовала статусу «второй столицы Минаса», и строилась почти тридцать лет. За проект отвечал португальский архитектор Франсишку де Лима Секейру, ну а скульптурное убранство из мыльного камня и дерева творил знакомый нам Алейжадинью. Правда, рельефы фронтона, видимо, относятся к другому мастеру.


Главный алтарь храма. Храм популярен, и не только среди туристов. Именно здесь традиционно проводят самые престижные городские свадьбы.


Фреска с тайной вечерей.


Скульптурных групп в храме довольно много, но я не настолько хорошо знаю католических святых, чтобы запомнить, кого именно они изображают. Вот тут, кажется, Святая Клара, но справа или слева сказать не могу.


А это, возможно, сам Франциск, чьи пятки так забавно торчат из ниши… Да-да, фотка с ними тоже была. Вообще фоток я наделал довольно много, но свет был слабоват, снимать приходилось при высоких ISO и всё тонет в шумах.


Выходим назад на свет. Через дорогу находится главное здание федерального университета (десять лет назад я его снимал, а сейчас вход в кампус был закрыт), а чуть ниже – вот такой милый колониальный домик, в котором гнездится местная консерватория. Сан Жуан дел Рей вообще музыкальный город, это мы ещё обнаружим на нашей прогулке. Также обратите внимание на типичный Сан Жуанский фонарь на вычурном столбе и с короной на «голове».


А рядом – часовенка тоже века XVIII, и наверняка играющая какую-то роль в крестном ходе на пасху. Эх, блин, хотел бы я побывать в Минас Жерайс на пасху, но увы, это очень трудно, если не обзаведусь надёжными друзьями в этих краях: мест в гостиницах на Святую Неделю наверняка должно быть немного, а то что есть – высоко по ценам.


Милый ресторанчик с минасской кухней. К сожалению, я уже пообедал в другом ресторане на левом берегу.


По городу проложен пешеходный маршрут. Железнодорожный музей (нижняя стрелка) мы уже видели, а всё остальное скоро увидим.


Для тех, кто боится гулять один, туристические агентства заготовили свои пешие прогулки.


Авторы местных вывесок вообще изрядные затейники. Вот, например, вывеска на точке фастфуда под названием «Акуна батата», что является парафразом самого известного выражения языка суахили «акуна матата» и бразильского названия картошки batata.


Выходим к набережной ручья (довольно странное сочетание, правда?), где стоит одноэтажный колониальный домик. Сейчас он почему-то на картах никак не подписан, но раньше тут находился мемориал Танкреду Невиса. Закрыли что ли?


На левой стороне набережной доминирует XIX век.


Через ручей перекинуты несколько весьма симпатичных мостов. Особенно привлекают внимание два каменных моста в римском стиле. Этот почему-то называется «Цепным» (Ponte da Cadeia), хотя никаких цепей в конструкции не видно. Рискну предположить, что это не первый мост на этом месте, а более ранний мост был, наверное, навесным.


Пешеходные мостики тоже довольно милые.


У Цепного моста стоит красивый дом в псевдоклассическом стиле – финансовый секретариат. В какой-то мере мы сейчас на местной Уолл Стрит.


А через дорогу совсем другой красивый дом – здание префектуры Сан Жуан дел Рея 1830 года. Сейчас, правда, префектуры в нём уже нет, тесно стало.


А ещё тут целая цепочка банков и здание налоговой службы в домах XIХ века. Вот тут, например, отделение банка Брадеско.


А между банками затесалось помпезное здание Муниципального театра. Здание построено в 1893 году, но к 1990 годам было практически заброшено. Сейчас мы его видим после реконструкции начала XXI века.


Так мы описали полный круг и вышли на площадь перед железнодорожным вокзалом. Перейдём ручей по мосту, и окажемся в следующем сквере, приметном по высоким королевским пальмам. Обратите внимание на ротонду, каковые бывают в латиноамериканских городах на главных площадях, служа площадкой для оркестров в праздничные дни. В цоколе этой ротонды находится туристический информационный центр.


Вот этот красивый дом на площади – бывшая гостиница «Бразилия». Вопреки своему положению абсолютно не пафосная. Десять лет назад, разыскивая ночлег в Сан Жуане, я в ней побывал. Гостиница была недорогая, но пыльная и затрёпанная, кажется, в ней не было даже горячей воды. Собственно, на Викитрэвеле она до сих пор числится, как «вариант эконом», но по факту с прошлой весны она закрыта, на фасаде висит жёлтая вывеска “se vende”, «продаётся». Старого дома жалко.


Если двинуться назад вдоль теперь уже левого берега ручья, то за дорогой мы опять окажемся в сквере на набережной, где установлены два памятника. Один из них – это памятник Тирадентису, измученному, с длинными волосами и бородой, и скрестившему руки на груди в молитве.


А напротив стоит второй памятник, невысокому плотному лысоватому человеку. Это и есть уже поминавшийся выше Танкреду Невис. Танкреду Невис – уроженец Сан Жуан дел Рея, где был пятым ребёнком в семье местного коммерсанта. Родился он в 1910 году, и, таким образом, относится к тому же поколению политиков, что и уроженец Диамантины Жуселину Кубичек (почему-то именно в Минас Жерайс родилось бразильских президентов больше, чем в любом другом штате). Биография Невиса тоже довольно похожа. Учился в Белу Оризонти на юриста, в 25 лет стал мэром родного города, через два года, при Жетулиу Варгасе, был отстранён. Как положено политику, менял посты и партии (всего он побывал членом шести разных партий), и после войны при том же Варгасе был министром юстиции и внутренних дел. Затем министром финансов штата Минас Жерайс. При президенте Жуане Голарте в 1961-62 годах был премьер-министром, первым на этом посту. В 1964 году после военного переворота провожал Голарта в изгнание, несколько лет тоже находился в Уругвае, но вернулся раньше того же Кубичека в разгар военной хунты. В 1978 году был избран в сенат. В 1982-84 годах был губернатором родного штата. В 1984 году принял участие в первых, после двадцати лет военной диктатуры, гражданских выборах президента и выиграл их, как первый гражданский президент с 1964 года. Но увы, ах, судьба-злодейка: президентом 75-летний Танкреду Невис не пробыл ни одного дня. Ровно за день до инаугурации он попал в больницу, перенёс семь операций, и через месяц с небольшим умер. Присягу за него принимал вице-президент Жозе Сарней, те, кто интересовались Бразилией, должны это имя помнить. 


Несмотря на то, что знаковой фигурой Танкреду Невис был весьма символической, в Бразилии вообще, и в Минейре особенно, он весьма популярен. Его имя носит, например, новый аэропорт Белу Оризонти. А памятник ему в Сан Жуане не один. Пройдя ещё пару кварталов вдоль ручья, мы окажемся опять в небольшом тенистом скверике, где стоит ещё один памятник Танкреду Невису. Дом за ним – муниципальный музей Сан Жуан дел Рея. А третий памятник находится через ручей, возле уже упомянутого мемориала Невиса, там несостоявшийся президент сидит на лавочке у стены дома. В прошлый раз я этот памятник снял, сейчас почему-то прошёл мимо.


Занырнув в переулок, и поднявшись немного по склону, мы оказываемся на параллельной улице, носящей имя Жетулиу Варгаса. Когда-то, судя по всему, улица называлась Руа Дирейта, и была главной в городе, ибо на ней расположены сразу три крупных местных храма. Слева улица раздваивается, и на стрелке этой развилки стоит церковь Богоматери из Розарио. Церковь, на самом деле, весьма старая – основана она была ажно в 1708 году, как церковь для рабов, где-то читал, что это вообще самое старое сохранившееся здание в городе. Но с той поры она несколько раз перестраивалась, и колокольни, например, относятся уже к XX веку. А бюст, который стоит перед церковью, изображает композитора Жозе Марию Шавьера, ещё одного знаменитого уроженца Сан Жуан дел Рея XIX века, сочетавшего карьеру католического священника и композитора.


По правую руку привлекает внимание красивый белый двухэтажный дом, увитый цветущей лианой. 


Это Солар дас Невис, дом принадлежавший Танкреду Невису, где он проживал с 1957 год до смерти, о чём напоминает табличка на стене.


Улица Жетулиу Варгаса у церкви раздваивается. Если пойти налево, вниз, то спустишься опять к ручью. Но я советую пойти направо, где улица Варгаса переходит в очень миленькую улицу Сан Антониу, тянущуюся куда-то к западным предместьям города. Где-то я вычитал, что это бывшая тропа бандейрантес, ведшая к городским приискам в горах, а сейчас она известна, как «Rua das Casas Tortas», что можно перевести, как улица домов-пряников.


Выглядит и впрямь весьма прянично.


Собственно, часовня Святого Антония, маленькая и скромная. Такая типичная Минасская часовенка середины XVIII века.


Если вернуться назад, к улице Варгаса, и пойти по ней в противоположную сторону, то вскоре за Соларом де Невис по левую руку мы увидим ещё один храм, чей фасад выделяется в строе домов. Это главный храм Сан Жуан дел Рея, собор Богоматери Столпа (да, как ни странно, он даже главнее церкви Святого Франциска, хотя та, конечно, интереснее в архитектурном отношении).  Эта церковь относится к первой половине XVIII века, а Богоматерь Столпа является официальной покровительницей города.


Идём по улице Варгаса дальше. Улица застроена двухэтажными домами зажиточных горожан XIX века. По левую руку – ресторан «Темперу Минейру» в котором я обедал, находясь в Сан Жуане. Ну а на заднем плане просматривается ещё одна барочная достопримечательность – церковь Богоматери с горы Кармель, игрежа Носса Сеньора ду Карму.


Церковь стоит посреди площади Ларгу ду Карму, она построена в 1732 году.


А с другой стороны за высокой стеной находится старинное кладбище с красивой кованной решёткой.


Остаток площади занимает скверик с лавочками и фонариками. А на углу привлекает внимание дом с надписью «Общество симфонических концертов». Между прочим, симфонический оркестр Сан Жуан дел Рея – один из старейших не только в Бразилии, но и на всём американском континенте. 


Ещё один дом с площади Ларгу ду Карму. Это так называемый Solar da Baronesa, поместье Баронессы Итаверава, построенное где-то в начале XIX века. Сейчас тут расположен культурный центр Федерального университета.


Нырнув в очередной переулок, мы опять выходим на маленькую площадь со сквериком, фонариками и лавочками. Кажется, столько сквериков, как в Сан Жуан дел Рее, я не видел ни в одном бразильском городке.


Уровень пряничности – 100%.


Переулки поднимаются в гору, очерчивая рельеф долины золотоносного ручья, некогда давшего начало городу.


А на другой стороне долины, оказывается, совсем недалеко, видна за черепичными крышами церковь Святого Франциска Ассизского.


Поднявшись чуть-чуть вверх, мы оказываемся на площади перед большим белым зданием – это больница Богоматери Милосердной. Здание явно не самое старое, но удачно стилизовано под колониальное окружение.


Ибо архитектурная доминанта площади возвышается на высокой террасе над площадью.


Симпатичная маленькая церковь Богородицы Милосердной XIX века. Если ноги ещё не устали, можете подняться на терраску перед ней и посмотреть панорамы исторического города. Я в прошлый раз поднимался даже выше, о чём даже был отдельный пост. А тут мы и закончим нашу экскурсию. 


Вернее, не совсем тут, а в очередном скверике с лавочками и фонариками, находящемся напротив больницы. А ещё в этом скверике имеется интересный объект под названием «пелоринью» - позорный столб, у которого в старые добрые времена наказывали провинившихся рабов. Подобный я уже видел в Мариане, а теперь вот и в Сан Жуан дел Рее. К сожалению, дневных снимков пелоринью я не сделал, но зато есть вечерний снимок. Но его я покажу в следующем посте с вечерним Сан Жуаном.


Ну что, если есть дочитавшие до сего места, удалось ли прочувствовать дух города Святого Иоанна? Ибо он, с моей точки зрения, вполне выражен, и уж, конечно, отличается от духа Тирадентиса. Интеллигентской сусальности тут нет и в помине, но аристократизм ещё как есть. Тут бьётся финансовая, промышленная и научно-техническая жилка штата. Это именно настоящий город, не слишком маленький, но и не слишком большой. А ещё тут, по крайне мере, в центре города, совершенно замечательный и органичный сплав истории трёх столетий, прошедших над Сан Жуаном. Сравнения с Петрозаводском опять не избегу, но в Петрозаводске безусловно доминирует XX век, и аристократизма немного. Так что более правильным аналогом Сан Жуана, пожалуй, является университетский Тарту, паче у него и размер примерно совпадает. А ещё Тарту называют «Городом хороших мыслей», так вот Сан Жуан де Рей – тоже город хороших мыслей. Если хотите вдохновения – приезжайте сюда.

Продолжение следует.

2 комментария:

  1. Здравствуй, Сергей.
    Как хорошо, что современные посты стали такими исторически-познавательными.
    Очень интересно.

    ОтветитьУдалить