вторник, 27 марта 2012 г.

Левая, правая где сторона?


Обещанный политический пост, который, впрочем, задумал я задолго до того, как пообещал. Тим Кирби, светлая голова и добрая душа, американец, живущий в Москве, большой патриот России и мой фейсбуковский друг, написал не так давно вот этот материал в своём блоге на Russia Today. Основной смысл материала заключается в том, что на его взгляд, Россия не подходит под западные стандарты, в частности тем, что к нашим партиям неприменима классическая модель «правые-левые». Вот в Америке всё просто: есть консерваторы (то бишь, республиканцы) – они правые, и есть либералы (то бишь, демократы) – они левые.


Слово «либералы» применительно к представителям Демократической партии США мне, помнится, здорово рубило слух при просмотре «Гриффинов». У нас то либералами называются совсем другие элементы, проводящие как раз весьма консервативную политику. Так чего, получается, у нас всё сложнее? А у нас есть ещё «Единая Россия», которую вообще непонятно куда можно впихнуть в эту модель. И Тим нарисовал свою модель российских политических партий.


Лет пятнадцать назад я бы с ним вполне согласился. А сейчас думаю, парень зря занимается сравнением в лоб при помощи графических моделей. Ибо, чтобы модель была корректной, важно, чтобы она содержала в себе все именно существенные детали. Начнём с того, в тех же США политических партий больше двух. Даже в выборах президента в 2008 году принимали участие представители ещё десяти партий. И спектр их довольно широк. Хотя никаким общественным влиянием они не пользуются вовсе.

И вот тут, на мой взгляд, главная ошибка Тима. У партий есть её идеология, и есть общественное влияние. Модель «правая-левая» относится чисто к идеологии партии, тем вещам, в которых она видит идеалы, к которым стремится. Общественное влияние – это совсем другое, и не стоит мешать их в одну кучу.

Ну а если говорить об идеологии, то тут критерий разделения партий на политической арене сугубо одномерен, и осуществляется по вполне однозначной одномерной шкале. Шкале времени, к которому все эти разные идеалы относятся. Мысль, на самом деле, не моя, где я её вычитал, уже не помню. Я её только логически развиваю. Всю ось времени мы можем разбить на три части: прошлое, настоящее и будущее. Вот и получаем три группы общественных идеалов.

Наиболее просто и понятно, когда общество ищет идеалов в прошлом. Тут в ход идут славное прошлое, национальные традиции и прочие доступные погремушки. Вкратце их идеологию можно охарактеризовать так: «Мы должны вернуть золотой век нашего славного народа. Отшатывание от заветов отцов, отказ от религии, инородцы, насаждающие свой аморальный образ жизни –именно это губит нашу страну. Не допустим, и не дадим».  Набор штампов тут вполне определённый: мы – хозяева своей земли, мы чтим своего Бога, и поступаем так, как завещали нам отцы. Неважно, идёт речь о Царстве Ислама, Руси православной или Отцах Основателях Америки. Главная цель – всячески удерживать какие-то подчас отжившие общественные институты феодальных времён, в частности, религиозные. Это разные националистические, монархические, религиозные (это могут быть партии и христианского, и исламистского толка), да и фашистского тоже толка. Муссолини, придумав доктрину фашизма, сплачивал людей именно вокруг традиционных ценностей итальянского народа. В общем, все эти партии можно назвать традиционалистскими или консервативными, как угодно. Хотя и термин «правые» ничуть не хуже.

Вторая группа собирается вокруг западной концепции «открытого общества», как венца развития человечества. Вкратце эту точку зрения можно изложить так: «Общественный строй, который помогает человеку быть счастливым, уже давно изобретен, а если где-то не воплощён, то только по вине диктаторов, искажающих его в своих корыстных интересах. Идти никуда не надо, надо только обеспечить людям условия для свободного волеизъявления, а они сами сделают правильный выбор». Собственно, отсюда принцип невмешательства ничего и никого в дела отдельной персоны, которая сама по себе является высшей ценностью. Набор клише тоже понятный: толерантность, предпринимательство, свобода слова, постиндустриализм. С названием для такой модели несколько хуже. В России это называется «либерализм», но в англоязычных странах этим термином называется другое. «Центристами» в «право-левой» градации тоже как-то не так... Сторонники «Открытого общества», в общем. У партий, которые стоят на такой идейной платформе общего названия нет, но именно эта идеология сейчас в мире является «по умолчанию», и в практической политике мерят всё по ней. Весь градиент сводится к отклонениям вправо-влево, каковыми, например, являются пресловутые две американские партии. Ну а то, что выпадает за пределы этих отклонений, называется радикальным.

Ну и наконец, третья группа стратегий – поиск идеального общества в будущем. Это наиболее сложная стратегия, ибо речь идёт об обществе, которого никто в глаза не видел. Нюансы могут быть различными, но общим является следующее: «Современное общество слишком часто приводит к противоречиям людей друг с другом, а также и со средой. Для того, чтобы устранить эти противоречия, надо развиваться. Развивать надо как общественные институты, так и самих людей. Только при постоянном развитии мы сможем выжить». Революция, технократия, справедливость. Ну а по нюансам к таким партиям можно отнести различные коммунистические, социалистические, зелёные партии, из новомодных, например, пиратскую партию с её идеей прямой электронной демократии. Чо сказать. Авантюризм, но именно он мне ближе всего, ибо время не стоит на месте, и чтобы не отстать, надо постоянно бежать вперёд. Общий термин придумать тоже не так легко. Мне нравится термин «прогрессистские», но он уже замазан несколькими партиями с аналогичным названием. В англоязычных странах как раз эта стратегия называется «либеральной» в противоположность правой традиционалистской «консервативной». Забавно, что это иногда путает наших либералов, которые на полном серьёзе начинают называть своих оппонентов из числа коммунистов «консерваторами».

Схема работает и в России, да и вообще где угодно в мире. Единственно, графически в терминах «правый-левый» её изображать неудобно: в Европе пишут слева направо, так что на графически отображённой оси времени слева окажутся как раз правые партии. Ну что ж, данные термины относительны, ибо появились исключительно при описании рассадки депутатов Национального Собрания времён французской революции. А в позднюю перестройку в СССР, например, консервативные круги вовсю назвали себя «левыми», а коммунистов – «правыми». Термины  «правый» и  «левый», может, и устарели, а вот схема – нет.

Вроде бы всё просто. НО. Повторюсь: эта схема описывает только идеологическую сторону партийной жизни. А её практическая сторона может разительно отличаться. Есть, к примеру, такая партия, как Коммунистическая партия Российской Федерации. По идеологии она типичная левая. А вот практическая деятельность у неё сводится к тому, что она является парламентским столпом вполне буржуазного общества. А её главный начал с заявления, что «Россия лимит на революции исчерпала». То есть это партия «открытого общества» ничуть не меньше тех, кто является их оппонентом на словах. Мало того, в выступлениях КПРФ часто пляшет и на полянке правых, рассуждая о традициях, а Зюганов ездит челомкать христианскую реликвию в церковь. Почему? Да потому, что идеология идеологией, а практика – практикой. Ему надо привлекать к себе и электорат, в том числе, и идеологически чуждый, правый.

И вот тут мы подходим к мысли, которую я неявно уже высказывал. В нынешнем «демократическом» обществе идеология партиям, в общем, и не нужна вовсе. Я не беру те партии, которые просто партиями не являются (типа «Партии любителей пива» или «Партии любви») или являются формированием при своём лидере (например, ЛДПР). Если у партии вся идеология сводится к пребыванию у власти, то она будет пускать в ход все возможные козыри. Традиционалистам напоют про славные традиции, открытообщественникам – про демократию и открытость миру, прогрессистам – про ускорение развития. И нашим, и вашим, всем попляшем. Потому что обозначить у себя идеологию, значит, отсечь от себя кусок электората. И так существует не только «Единая Россия». Это вообще обычная стратегия для партий вне золотого миллиарда. Взять, например, Республиканскую народную партию Турции, которая так действует уже под сто лет. Или Институционно-революционная партия Мексики, про которую даже в википедии написано, что «Партии был свойственен ярко выраженный антиидеологизм, то есть отказ от устойчивой политико-идеологической идентификации в целях сохранения гегемонии». Так что «Единая Россия» тут не одинока и не нова.

Ну а как будет выглядеть российски политический спектр в таких терминах, можете нарисовать сами в качестве домашнего задания. =)

Комментариев нет:

Отправить комментарий