четверг, 4 ноября 2010 г.

Жизнь в Банглампху

Что такое Банглампху, знает далеко не каждый, приезжающий в Бангкок. Даже если он в этом Банглампху останавливается, а это бывает довольно часто, и вот почему.

Когда-то, давным-давно в этом квартале на севере старого Крунгтхепа не было никаких туристов. А были два буддийских монастыря-вата и узенькие улочки, застроенные домами из тикового дерева. Чем примечателен ват Чана-Согкхран примерно в центре квартала, я не знаю. К сожалению, я в него не только не зашёл, но и даже не сфотографировал. Но именно с него всё и началось. Прямо рядом с этим ватом, на улочке Каосан, где некогда жили торговцы рисом, стали торговать религиозными текстами и прочим буддистской конфекцией типа цветочных гирлянд, бутонов лотоса и вонючих палочек. И когда в Бангкок 1960-х начали приезжать первые «цветочные дети» из обеспеченных стран Европы и северной Америки, эту улицу они минуть никак не могли. Тайцы – народ предприимчивый, они быстро смекают, где маслом намазано. Немудрено, что скоро между буддистскими лавочками стали появляться недорогие гостиницы для фарангов, как в Таиланде называют европейцев. И название улицы Каосан стало известно во всём мире, вот её то знают гораздо лучше, чем имя квартала, в котором она проложена.

Когда я впервые прочёл про улицу Каосан у Жарова, я представлял себе её совсем по другому, как такой проспект со стеклобетонными домами. Подобные улицы в Бангкоке тоже есть, но Банглампху – это район несколько иной. Не сказать, что он замер в развитии, нет, он тоже европеизировался. Но европеизировался в каком-то своём направлении. Одетый с иголочки яппи и хипарь в рубахе навыпуск и засаленных джинсах – оба представители современной западной цивилизации. Но представители очень разные. Банглампху – как раз такое хипарское место, благо, и возникло оно благодаря хиппи.

Несмотря на то что волосатых бэкпекеров на Каосане полно, даже в имидже этого места видно то, какова изнанка всей культуры хиппи в нынешнем мире. С одной стороны, рюкзаки, футболки и пиратские компашки с музыкой. А над всем эти МОРЕ рекламы. Более кричащего места я просто не знаю.

Улица Каосан совсем невелика, наверное, метров двести. Посему эта уникальная резервация вольных странников (приезжих в Банглампху куда больше, чем местных) вскоре выползла за пределы одной улицы, выплеснувшись на улицы Рамбутри, Пхра-Атит и Пхра-Сумен, Чакрапонг и Танао. Я жил на улице, носившей имя улица Тани. Чо за Таня – хрен знает.

Воон моя гостиница, дом с арочками над балконами. На переднем же плане видно такую бангкокскую достопримечательность, как тук-тук. Пассажирский мотороллер, коих в Банглампху роится видимо-невидимо.

Собственно, эта фотка уже была. Как и фотка вида из гостиничного окна. На переднем плане  - дворы-колодцы на зависть Питеру запада. Если посмотреть куда-то вниз, там на деревянном балконе висела какая-то одежда на плечиках. То ли там была мастерская портного, а то ли местное население просто так хранило свою одежду. В любом случае экзотика, блин. А чуть дальше – второй баглампхусский ват, носящий название Бовонивет. Вроде ничего примечательного, если не знать, что именно в этом вате некоторое время монашествуют особы тайской королевской семьи, включая и нынешнего короля. В Таиланде мальчики вообще какой-то период своей жизни проводят в буддийских ватах, примерно, как у нас – на военных сборах, и это считается нормальным. Нормальным считается и уйти в монастырь на некоторое время для любого вполне светского тайца. Работодатели даже обязаны дать такому отпуск раз в пять лет. Поносил оранжевые одежды, посозерцал внутрь себя, и опять на работу. В офисе штаны протирать.

Кто смотрел «Пляж» с Леонардом Ди Каприо, там в начале фильма было изображено как раз Банглампху, правда несколько в гротескном свете. Змеиной мочой на улице там вас никто поить не будет, да и клоповники с фанерными стенами, типа того, где жил герой Ди Каприо, пожалуй, уже и не сохранились. Но вот ощущение базара не покидает. Это не рынок, это просто тротуар улицы Тани. Ходить с нагруженным рюкзаком по этому тротуару, надо сказать, очень неудобно.

По счастью, ранним утром и поздним вечером базар сворачивается. Вид с терраски гостиницы на утренний Банглампху.

Вечерних фоток, увы, нету. Точнее есть, но всё неудачные. Вечером район превращается в променадный. Десятки маленьких забегаловок, дискотеки, ночные клубы, музыка гремит… Папонту всё это неинтересно, он дрыхнет в гостинице. 

Ещё одна историческая достопримечательность. Некогда старый Крунгтхеп окружала крепостная стена с рядом маленьких белых фортов. До нашего времени дошло только два, и один из них расположен как раз в Банглампху. Он называется Пхра-Сумен и расположен в начале одноименной улицы, там, где на берегу Чау-Прайи разбит маленький парк.

А ещё словом «Банглампху» называется канал-кхлонг, ограничивающий квартал с севера. Насколько знаю, он не судоходный, хотя похоже, его собираются углубить и приспособить для пассажирских перевозок, дабы соединить маршруты на Чау-Прайе и на кхлонге Сэн-Сэп.

Вобщем, очень интересное место. И пожалуй, самое интересное – это его северо-западная часть, там, где не толкутся туристы, и в узеньких переулочках соях стоят старые тиковые дома, где Бангкок напоминает не то старый Архангельск, не то Одессу. По стенкам бегают гекконы, иногда на мотоцикле проезжает местный мачо, а во двориках сидят старики, играющие в домино… Или домино уже дорисовало моё воображение? Кто-то обожает Банглампху, кто-то кривит от него нос, и, пожалуй, правы и те, и другие. Мне он, пожалуй, понравился. Будете в Бангкоке – посмотрите на него сами.

Комментариев нет:

Отправить комментарий