воскресенье, 21 февраля 2010 г.

Мелкая моторика по крупному

Всё-таки не удержался от поста «про это». Хотя будет немного о другом, но вполне с практическим выводом. Так сказать, научный комментарий к одному натурному эксперименту.

Дано: в городе Петрозаводске на главное улице есть несколько интересных деревянных домов, которые находятся не в лучшем состоянии, но являются, несомненно оригинальными, и выделяют стиль города в шеренге прочих населённых пунктов России. Город не так давно потерял два не менее симпатичных объекта: резной лубочный Дом Колхозника (в последние годы – Филармония) и детская поликлиника №2 с башенкой в стиле финского классицизма. Оба дома сгорели – пока не приняли постановления, запрещающего новое строительство на месте сгоревших домов, горели деревянные дома в центре с завидным постоянством. Теперь хотят снести ещё два дома. Сколотилась общественная группа, борющаяся за сохранение домов. Провели митинг. Есть даже сайт в Интернете. Переношу сюда его баннер.

СОХРАНИМ ИСТОРИЧЕСКОЕ ЛИЦО ПЕТРОЗАВОДСКА!

На сайте набрано за тысячу подписей. Нашёл там с дюжину своих знакомых. Шумят, брат, шумят. Я даже испытал некое подобие оптимизма: ну уж теперь то дома отстоят. Хотя радоваться особо нечему. Дома от сноса они, может, и спасут, а вот деньги на их реконструкцию найдут очень навряд ли. И боюсь, вопрос может сгореть с самими злосчастными домами.

А моё внимание привлекло вот такое руководство по организации гражданских протестов. Довольно толковое. Впрочем, не лишённое недостатков. С учётом имеющегося у меня опыта локально успешной организации общественного протеста, а также наблюдений за протестами других граждан, собрал мысли в кучку.

«На самом деле никакого монолитного всадника нет, а есть, как верно заметил Виссарион Григорьевич, корпорации служебных воров и грабителей, что и делает жизнь выносимой.»
Ох уж этот классик-утопист Виссарион Григорьевич. Монолитного нет. Есть вполне кирпичный. Что играет роль цемента у этих кирпичей – см. ниже.

Конечно, рассматривать наши руководственные структуры в виде шайки козлов в огороде, сознающих своё козлиное положение, и готовых шарахнуться от первого шухера, соблазнительно. Паче в 95% случаев это действительно так. Но это до тех пор, пока ты не столкнёшься с настоящим крупняком. Который внутри себя вовсе никакой не грабитель, а, наоборот, уважаемый человек, коему общество (включая протестующих) ещё должно. Так что, прежде, чем начинать протест надо убедиться, что он направлен не против крупной персоны. В противном случае, задницы протестующих сурово пострадают безо всякой пользы для общего дела.

Пример, который давно собираюсь расписать поподробней, но пока руки не доходят. Лет пятнадцать назад группа университетских профессоров взяла себе беспроцентный кредит на строительство многоквартирного дома. Как говорят, из денег, назначавшихся на стипендии студентов. В качестве протестующего выступил журналист (и студент-заочник филфака) Дмитрий Маков, парнишка, несомненно, честный и порядочный, но не очень умный. Связей с прессой ему было не нужно, он сам был пресса, и маховик запустил на полную. С пиаром, как и положено. И всё бы было как надо, не окажись среди этой профессуры нашего Карабаса-Барабаса, декана биофака Э.В. Ивантера. Учёной степенью его было не запугать (у него у самого их целый сундук), а уж навыкам его выступлений позавидовал бы сам Геббельс. Ивантер запросто может доказать, что дважды два пять, вводя неподготовленного оппонента в состоянии истерики (подготовленный оппонент сглатывает молча). Итог – Макова заставили опубликовать опровержение на «клевету», ну и до кучи, вышвырнули с его заочного отделения. Разумеется, формально не за публикации, а за, то, что у него были некие задолженности по учёбе. И тут второй момент, который надо отметить.

«Если среди вас затесался обладатель ученой степени - срочно назначьте его президентом вашего общества пчеловодов и подпишите письмо им. Если среди вас затесался обладатель ученой степени - срочно назначьте его президентом вашего общества пчеловодов и подпишите письмо им»

Главное требование к «президенту общества» - не учёная степень. Главное в этом человеке иметь возможно меньшее число слабых мест. Ибо любое из них может быть запросто использовано противоборствующей стороной. Особенно в случае, когда вы боретесь с собственным начальством – а этот случай протеста из распространённых. Уж ваще начальство то, как никто, знает о ваших проказах и тараканах. А если не знает – то постарается узнать. Посему если ваш зицпредседатель учится на тройки или любит по праздникам заложить за воротник – хана. Этот факт будет раскручен вашим оппонентом на полную катушку, пусть даже к сути протеста он никакого отношения не имеет. Знание о чужих слабостях – вещь в бюрократической пирамиде едва ли не узловая. И тут следующий момент.

«Помните - ваш объект не сыром в масле катается на служебной машине с мигалкой, а живет в жестоком и опасном мире, где человек человеку враг, конкурент и лупус, и всякий норовит занять его должность и подвести его самого под уголовное дело.»

Автор, как видно, исповедует вполне либеральную идеологию. Вот и суётся с распространённым штампом либералов о животворящей силе конкуренции. Как эколог-системщик уверяю, это не так. Конкурентную стратегию в живых сообществах использует только тот самый крупняк. И то, только пока идёт передел влияний. У прочих задача – либо хапнуть и скрыться, пока можно, либо же занять нишу где-нибудь в углу, куда никто конкурировать с тобой не полезет. У чиновников, как у представителей животного мира, всё точно так же.

Ноу нас в стране передел, по большому счёту, уже закончился. Пирамида вполне устаканилась и скрепилась доступными методами. Был когда то анекдот-тост про черепаху, везущую через речку змею. Черепаха думает: попытается укусить – сброшу. Змея думает: попытается сбросить – укушу. Так дружба помогает преодолевать преграды. И чинушам тоже. Чиновник А знает, откуда у Чиновника Б деньги на новый загородный дом. Чиновник Б, в свою очередь, знает, о малолетней любовнице чиновника А. И это обоюдное знание облегчает жизнь обоим. Человек без нарушений законов в нашей властной пирамиде опасен, как государство, изобретшее атомную бомбу. Он тебя в любой момент может свалить, а ты его - нет. Поэтому таких быстренько выживают, и не факт, что вам посчастливится на такого попасть. Как кто-то высказался, коррупция в России – как цемент между камнями. Я нашёл это сравнение очень удачным. Не будет всеобщей коррупции – здание просто рухнет, ибо все тут же начнут делить сферы. И когда ты приходишь к «конкуренту» своего противника жалиться на его неблаговидное поведение, помни: тому может быть не с руки раскачивать лодку. Им проще вдвоём задавить вас.

«Общее правило состоит в том, чтобы натравливать одно государственное учреждение на другое, но не учреждение на частное лицо».

Однакыть, непонятно, кто должен быть субъектом удара: лицо или учреждение. На вопрос однозначно ответить нельзя – у палки два конца. Я лично всё-таки склоняюсь к тому, что ответчиком должно быть конкретное лицо. В задницу рассуждения о безнравственности, просто вовлечение в сферу целого учреждения невольно делает реальнее риск того, что в сеть попадётся тот самый «крупняк», с коим воевать себе дороже. А вот маленького чиновника отдадут на заклание с удовольствием. Да вот беда, победа может оказаться пирровой: на место старого обидчика придёт точно такой же новый, который со временем всё вернёт на круги своя. И выгребай по новой.

Нов целом, руководство довольно солидное и много впрямь дельных советов. Хотя, поверять их на опыте охоты особой нет. :)

Комментариев нет:

Отправить комментарий