понедельник, 8 февраля 2010 г.

Здравствуй, Украина!

Здрасьте. Звучит твое щастя (С)

Ну чо, похоже, я всё таки немного ошибся. ВОНА президентшей так и не будет, если не произойдёт никакой чрезвычайщины. А от чрезвычайщины на Украине уже и так подустали. Ещё предстоит обработать около процента бюллетеней, но уже ясно, что почти трёхпроцентного разрыва ВОНЕ не перекрыть. Тот, чьим именем пять лет назад пугали избирателя, становится таки президентом.

Опять начинаются всякие о страшилки о многочисленных нарушениях. Ну да, проходили, когда сидели наблюдателем на выборах тут. Истории про стержни от ручек, приклеенные к ногтям, с помощью которых коварные члены избирательной комиссии портят бюллетени оппозиции, слышал. Про вбросы тоже слышал. Никто этих вбросов, понятно, в глаза не видел, но слухи ходят упорные. Прямо круги на полях, которые оставляют зелёные чеовечки. Очень популярная версия: «прихожу я на избирательный участок, а за меня уже проголосовали». На вопрос, что же ты не стал скандалить, начинают мычать что-то невразумительное. К примеру такая история: «Звонит мой знакомый, он наблюдателем на участке, и спрашивает осторожно: ты голосовать ходила? Не, говорю, не ходила. А он: а ты знаешь, что на тебя бюллетень уже выдали. И на сына тоже».

Ну и? - спрашиваю я. Ты побежала тут же разбираться? «Ой, нет, я себя плохо чувствовала». А сын? «А сына дома не было». Мдя. Случись бы такое в моё наблюдательство, я бы на закорках эту больную на участок притащил. Благо, как создавать скандал, нас тоже инструктировали. Тут же на уши всех прочих наблюдателей, звонок в реском партии, звонок на телевидение, по газетам, и т,д., и т.п. Но ничего такого не было. Я слышал несколько подобных историй, но ни одна из них не заканчивалась: «Я тут же побежал к наблюдателям, которые тут же составили протокол и вызвали телевизионщиков. Вечером меня по телевизору показывали». Всё как в классике детской литературы:

-- У! А я море мог переплыть!
-- Подумаешь -- море! Я океан переплывал!
-- А я раньше летать умел!
-- А ну, полети!
-- Сейчас не могу: разучился.

О нарушениях то рапортуют, но каких? «На участке по двое заходили в кабинку». «В буфете висел плакат от фирмы одного из кандидатов - агитация». А про вбросы рассказывают только на кухнях. Что, дескать, был кореш, который сам видел, что за него проголосовали, тока не сказал ничего, а пошёл прямо домой, срочные дела допивать. Ладно ещё, Украина, где пару процентов влево, пару – вправо, и результат меняется (да и то, полмиллиона бюллетенй вбросить - это не два байта переслать), но у нас то, где медвепуты имеют стабильные 50 миллионов голосов, и никто к ним и близко не подходит?

Ну и сейчас подобные истории опять всплывают. Однако ж, «Бритва Хэнлона» вполне актуальна и тут: Не ищите злой умысел там, где всё можно объяснить глупостью. Кто-то что-то не вписал, кто-то куда-то не туда посмотрел, а слух о фальсификации пополз. Документально, понятно, неподтверждённый. Тем более система допускает кучу совершенно легальных (и относительно легальных тоже) способов воздействия на итоги голосования.

Да и вобщем, кто бы ни победил на Украине, никакого качественного изменения не будет. Между собой борются не идеологии, а финансовые кланы. Именно поэтому кандидаты стараются всячески откреститься от любой идеологии, поплясав и левым, и правым, а точнее, ни тем, ни другим. И заботится они будут, прежде всего, о своих финансах. Капитале, то бишь. Янукович ещё и похуже Тимошенки может оказаться. Уж что он никакого сближения с нашей Медвепутией не начнёт - сто пудов. Так что вот.

Не, ну ёлки-палки, ну! (С)

Комментариев нет:

Отправить комментарий