пятница, 20 августа 2021 г.

О, Пампулья!

Сегодня перемещаемся примерно на восемь километров к северо-северо-западу от центра Белу Оризонти. Ну или на десять километров, если ехать на машине или общественном транспорте. От знакомой нам Прасы Сечи туда ходит, в частности маршрут 5106. Едем мы в район со смешным для русского уха названием Пампулья, хотя славен сам район отнюдь не названием. Ещё в тридцатые годы прошлого века здесь был построен первый аэродром Белу Оризонти. И хотя в середине восьмидесятых был построен новый большой аэропорт в пригороде Конфинс, аэропорт Пампульи до сих пор выполняет свою роль, принимая пассажирские рейсы со всей Бразилии. В 1936 году тогдашний мэр города (Отасилиу Негрон ди Лимам его звали) приказал построить запруду на небольшой речке, протекавшей между холмов, дабы регулировать её разливы в дождливые периоды, а заодно обеспечивать город питьевой водой. Образовалось водохранилище, длиной около трёх километров и шириной до полукилометра. Где-то в те же годы в Белу Оризонти началась политическая карьера молодого минейрского политика Жуселину Кубичека. Свою не очень бразильскую фамилию он унаследовал от матери Юлии Кубичек, наполовину чешки, и наполовину цыганки. Таким образом, это редкий пример политика, имевшего цыганские корни, и единственный в мире цыган-президент, ну да про его президентство мы ещё поговорим. Родился и вырос он в городке Диамантина, куда мы также съездим в одном из ближайших постов, в двадцатые годы приехал учиться на медика в университет Белу Оризонти, работал военным врачом, в 1934 году был избран депутатом национального собрания, а в 1940 году стал префектом Белу Оризонти. Осмотрев вверенное ему хозяйство, он особо остановился на районе искусственного озера в Пампулье, где решил организовать городскую рекреационную зону, способную хоть как-то компенсировать отсутствие в Белу Оризонти моря, коим шиковали кариоки из Рио. Идею он обсудил с уже хорошо знакомым нам Оскаром Нимейром, уже имевшим опыт работы на Кубичека. К проекту примкнуло ещё несколько знаменитостей, из которых отдельно выделим ландшафтного архитектора Роберту Бурле Маркса. Менее, чем через двадцать лет, триумвират Кубичек-Нимейер-Бурле Маркс даст миру новую федеральную столицу Бразилии (ну да про это тоже очень скоро будет специальный рассказ), так что Пампулью иногда образно называют «черновиками столицы Бразилии». Ну а пока столицы ещё не было, точнее, она оставалась в Рио, это оказался удачный пример организации городского пространства. Сегодня в Пампулье находится комплекс спортивных сооружений, включая гигантский стадион «Минейрон», здесь расположен главный кампус Федерального университета Минас Жерайс, не будем забывать и про поминавшийся аэропорт, ну и конечно, рекреационная зона, по которой мы будем сегодня гулять. А в июле 2016 года, буквально через месяц после моего визита, архитектурный ансамбль Пампульи стал двадцатым объектом Всемирного Наследия ЮНЕСКО в Бразилии.


Ансамбль включает несколько зданий, но самое знаменитое здесь, да и, пожалуй, во всём Белу Оризонти, это церковь Сан Франсиску ди Ассис (Святого Франциска Ассизского, то бишь). Она стоит, глядя на озеро, на мысу, когда-то бывшем одним из отрогов холмов в долине Пампульи. Её необычные волнистые формы сразу привлекают внимание.


Проект церкви Нимейер разработал в компании инженера Жоакина Кардозу, строительство длилось с 1942 по 1945 год, пока на другом конце света громыхали битвы Второй Мировой.

По окончанию строительства церковь смелых форм уткнулась в проблемы. Архиепископ Белу Оризонти Антониу душ Сантуш Кабрал наотрез отказался освящать её, назвав непригодной для богослужений. Сейчас это звучит довольно странно, хотя мы в России имеем перед глазами архитектурный консерватизм Русской Православной Церкви, не допускающей никаких модернистских экспериментов при оформлении храмов, но на Западе вообще и в Бразилии в частности церковники относятся к современной архитектуре куда как терпимее.


Злые языки поговаривают, что свою роль сыграли сочетание дуги главного корпуса с прямой колонной колокольни, напирающее серп и молот. Нимейер был идейным коммунистом, а Душ Сантуш Кабрал – махровым антикоммунистом. Как бы то ни было, церковь была освящена только в 1959 году. Наследник Кубичека на посту мэра города даже пытался её снести, но здание уже имело статус памятника культуры и, хотя и в качестве храма не использовалось, служило собранием религиозного искусства.


Отдельный гвоздь программы – роспись храма, как наружная, так и внутренняя, выполненная одним из выдающихся бразильских художников ХХ века Кандиду Портинари.


Визуальные эксперименты продолжаются и внутри. Вот так, в виде завитка с росписью с одной стороны и рельефами с другой выглядит баптистерия храма, часть, предназначенная для обрядов крещения.


Рельефы, как и роспись, повторяют известные библейские сюжеты.


Антресоли (или это такие хоры?) облицованы керамикой и расписаны голубями в традиционном стиле азулежуш.


Туда можно подняться. Так выглядит алтарная часть храма с антресолей.


Как я уже сказал, тут имеется и собрание искусства. От традиционных деревянных статуй…


…до вполне современных пастельных картин. Все ли картины тут авторства Портинари – утверждать не возьмусь.


Ну а через огромную стеклянную стену видно озеро с окружающими его виллами.


Район, естественно, был и остаётся весьма престижным, поэтому застроен довольно цивильно.


Тут жил и сам Жуселину Кубичек, в доме которого имеется музей под названием Каса Кубичек. Я честно пытался найти его по карте, но попал вот в этот странный двор, где явно проводятся какие-то массовые мероприятия. Заходить не стал, и правильно. Потом я выяснил, что Каса Кубичек – она в соседнем доме, слева. А тут и впрямь гнездится ивент-агентство. Но фотку для колорита привожу.


С озера хорошо видно два стадиона. Побольше – справа, «Минейрон», стадион на 60 тысяч, где играют домашние матчи «Крузейро» и «Атлетико Минейро», а за два года до моего визита он принимал матчи чемпионата мира по футболу. Поменьше – слева, крытый «Минейринью», в него влезает всего 25 тысяч, но, тем не менее, это самый большой крытый стадион в Бразилии. В основном, тут играют волейболисты, но проводятся и иные мероприятия, не только спортивного характера.


Заливы водохранилища.


Современная экологическая инфраструктура: оранжевые велосипеды, которые можно взять напрокат (сейчас подобные пункты с самокатами и велосипедами появляются и у нас) и солнечные батареи. Я бы с удовольствием прокатился на велике, но у меня нет смартфона, чтобы его взять.


Дорожные знаки напоминают, что в Пампулье.


В паре километров, ближе к западному концу озера имеется «Экологический парк Пампулья». Нет, это не зоопарк (зооботанический парк тоже находится в Пампулье, ещё примерно в километре дальше, но до него я не дошёл), судя по фоткам, просто парк с обычными парковыми развлечениями. Кажется, он был закрыт, поэтому туда я не попал.


Тем более, жизнь и так кишела по берегам водохранилища на каждом шагу.


Большая белая цапля (Ardea alba). Белые цапли в Бразилии вполне обычны, но чаще это более мелкие виды. А тут вот и крупная стоит, прямо у берега.


Камышницы, водяные курочки. Я думал, что это какой-то экзотический местный вид. Но нет, это обычная камышница, такая же, как у нас, Gallinula chloropus. Хотя у нас они ведут очень скрытный образ жизни, но тут смело шныряют почти у самых ног.



Баклана оказалось определить совсем легко. Представьте себе, в Бразилии всего два вида бакланов (в России их пять разных, например), причём антарктический баклан бывает только в качестве залётного. А гнездится только один, Phalacrocorax brasilianus


Странное дерево с шипастыми ветвями, лишёнными листьев, но зато с розовыми цветами – сейба великолепная (Ceiba speciosa), ближайший родственник сейб, которых сажают на Кубе по знаменательным случаям.


Когда я снимал вот этого печника, я сперва думал, что это хорошо мне знакомый рыжий печник (Furnarius rufus), про которого я тут как-то писал.


Но присмотревшись к фоткам, убедился, что это другой вид, судя по всему полосатокрылый печник (Furnarius figulus). Возможно, ещё бледногоногий печник (Furnarius leucopus), но он, вроде как, покрупнее.


Глиняные гнёзда печника, за которые он и получил своё имя, на сейбе.


Ого-го! Ни фига себе! Не, капибар, самых крупных грызунов, я уже не раз видел. В зоопарках, а также на эстансиях. Но вот чтобы они так паслись прямо в городском парке…


Вы продоёте птицов? Красивое…


У кого-то время послеобеденного кейфа.


Дерево с красивыми красными цветами, особенно эффектно смотрящимися на фоне синего бразильского неба. Тем не менее, это не абориген. Коралловое дерево (Erythrina lysistemon), она же эритрина рыхлотычинковая, родиной из южной Африки. В Южной Америке эритрины считаются чуть ли не инвазивными.


Кричащие воробьиные представлены весьма богато. Вот это – родственник питанги, коровий тиранн (Machetornis rixosus), своё название получил за то, что любит склёвывать паразитов с пасущегося скота. Тут, судя по всему, роль его столовой играют как раз капибары.


Ещё более отдалённый родственник питанги – масковый водяной тиранн (Fluvicola nengeta), довольно обычная птица берегов ручьёв и прочих водоёмов в Сан Паулу, Минас Жерайс и других штатов Юго-Востока, замещающая тут белых трясогузок. В принципе, я их фото уже приводил, но чего бы не привести ещё раз, если оно удачное?


Ещё дерево с розовыми цветками и листьями, напоминающими раздвоенные копытца, Bauhinia purpurea. Русского названия, как такового, нет, иногда баугиниии называют «орхидными деревьями». Хотя к орхидным оно никакого отношения не имеет. Представьте себе, это бобовое.


А вот уже представители певчих птиц. Белокрылые ласточки (Tachycineta albiventer).


Но возвращаемся к архитектуре и памятнику ЮНЕСКО. Я подробно рассказал про церковь Франциска Ассизского. Но сам памятник включает ещё три объекта. Один из них стоит на мысу на северном берегу озера чуть в стороне. Этот здание казино.


Впрочем. в качестве казино оно профункционировало весьма недолго. Уже в 1946 году азартные игры в Белу Оризонти были запрещены. В здании сейчас музей искусств. Интересно, который уже по счёту и сколько их вообще в Белу Оризонти?


Ещё одно здание на искусственном островке в виде круглого зала с «хвостом» из наружной галереи – зал для танцев.


Ну, залом для танцев с рестораном он тоже был недолго, в 1948 году его закрыли. Сейчас тут выставочный зал.


Четвёртое здание – яхт-гольф-клуб снять не удалось, оно на мысу, доступ к которому закрыт шлагбаумом. Вероятно, его можно снять с другой стороны водохранилища, но я к тому времени уже нагулялся, и дотуда не дошёл. По счастью, оно наименее интересное из всех.



Тем, кто посещает Белу Оризонти обязательно стоит потратить целый день на Пампулью, где, как видите, есть, что посмотреть, и как отдохнуть. Ну а мы продолжим тему памятников Всемирного Наследия, которые теперь будут сопровождать нас почти до конца бразильских репортажей 2016 года.

Продолжение следует, оставайтесь с нами.

5 комментариев:

  1. Здравствуйте, Сергей!
    Бразилия открывается для меня "уже со всеми подробностями", вот, кажется, что бы ещё такого можно увидеть в стране, где много диких обезьян?
    Оказывается, это страна с богатейшей историей и архитектурой.
    Спасибо за приятно проведенное время.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Здравствуйте, Ирина!
      Ух, как я вам завидую. Вам ещё столько предстоит узнать про Бразилию. Надеюсь внести в это свою скромную лепту ближайшими репортажами.

      Удалить
    2. Ой, как здорово, Сергей, хоть Вы мне позавидуете.
      А то я практически "невыездная", весь мир у меня - это экран (сначала ТВ, теперь интернет).
      Буду очень рада путешествовать с Вами дальше.
      Жду новых репортажей.

      Удалить
    3. Ну, что поделать, каждому чего-то не хватает )
      А я и сам нынче "невыездной". Даже в Эстонии два года почти не был. А в этом году и в Новгород не выбрался, то дожди-холода, то зараза начинает мощь набирать, теперь опять дожди-холода.
      Остаётся разгребать неразгребённые фотки и ностальгировать.

      Удалить
    4. Ну вот, Вы ностальгируете - а я открываю новые места.
      Спасибо огромное!

      Удалить