суббота, 12 октября 2019 г.

Сантьяго-де-Куба, часть 2

Вторую прогулку по Сантьяго, посвящённую, в основном, районам за пределами исторического центра, мы начнём всё-таки из центра, первым делом направившись по Тиволи вниз, к бухте Сантьяго. Люблю подобные спуски в портовых городах!


Первая достопримечательность, которую мы пройдём – это местная Потёмкинская лестница, носящая название Падре Пико. Не столь длинная, но почему-то излюбленная фотографами и киношниками.



У старого здания школы встречаем вот такой кубинский иконостас. В центре, понятно, бюст Хосе Марти.


Внизу, у старого порта находится бульвар-променад, носящий имя парк Аламеда. В частности, в нём стоят врата в Сантьяго. Ну, пассажиры карибских круизных лайнеров, как правило, и выходят в Сантьяго именно здесь.


Старая портовая администрация, а справа – таможня.


Портовая башенка с часами – один из символов Сантьяго.


А напротив – довольно органично пристроенный к дому 1920-х годов торговый центр.


Улочки северной части Старого Города, может, выглядят и не столь ухоженно, но не менее атмосферны, чем туристический центр. Здесь бродить не менее интересно.


Обратите внимание на трамвайные рельсы. Трамвай ходил в Сантьяго в первой половине прошлого века, но, как это было во многих развивающихся странах, благополучно загнулся, в данном случае, в 1952 году. С той поры трамвайное движение вернуть намеревались несколько раз. В последний  раз была идея туристического ретро-маршрута от Аламеды к железнодорожному вокзалу и в новые районы севера к 500-летию Сантьяго, кубинцы даже делали заказ на изготовление ретро-вагона Уралвагонзаводу, но окончилась эта история, которую нетрудно найти в рунете, ничем. Пытались приспособить под линию старый вагон электрички «Хёрши», бегающий из Гаваны в Матансас, но пока пытались, юбилей прошёл. Рельсы в Старом городе уходят под асфальт.


По пути проходим небольшую церковь Святого Фомы. Где-то тут находится родной дом героя освободительной войны Антонио Масео, урождённого в Сантьяго.


В прошлый раз я тут был, когда шёл в центр с автовокзала, который, как оказалось, перенесли поближе к центру, к вокзалу железнодорожному. Теперь наш путь лежит несколько дальше вокзала, к мемориальному кладбищу Санта Ифихения.


Санта Ифихения – похоже, главное мемориальное кладбище всей Кубы вообще. И туристов тут было немало, а стало ещё больше. Тут похоронено немало выдающихся граждан Кубы, как политических деятелей, так и деятелей культуры, и вход на Санта Ифихению по билетам. Меня, впрочем, интересовала могила только одного человека, к которому я опоздал на один год, чья могила подписана одним только именем, и куда и идут, как туристы, так и местные. Фидель Кастро не имел особого отношения к Сантьяго. Родился он в деревушке Биран, затерянной в горах между Ольгином и Баракоа, учился в Гаване, воевал в горах Сьерра Маэстра… Почему же его похоронили здесь? Причина может быть следующая: обратите внимание на монумент из розового мрамора за могилой Фиделя – это братская могила жертв штурма Монкады. Я бы не сказал, что эпизод с Монкадой такой уж славный, но для кубинцев это одна из важнейших исторических дат. Впрочем, об этом чуть позже.


К Фиделю вход бесплатный, и очередь, пускай небольшая, тут есть всегда. Отстоял её и я, возложив к памятнику величайшему политику XX века пару красных гвоздик. Монумент, надо сказать, скромный, как и сам Фидель. Вон сзади выделяется похожий на башню средневекового замка мавзолей Хосе Марти, вот уж святыня. Но туда, как и на всё остальное кладбище я не пошёл. Как-то мне не очень все эти крестички-гробички-саркофагики…


А жизнь продолжается. По окраинам Сантьяго строятся новые дома, яркие и жизнерадостные, как и всё на Кубе.


На сей раз мой путь идёт на грандиозную, никак не меньше гаванской, площадь Революции. Площадь отмечена огромным конным монументом уроженца Сантьяго Антонио Масео. Генерал освободительной войны как бы призывает народ вперёд, на кактусы.


Вокруг площади находятся огромный больничный комплекс, сразу несколько стадионов, и большой современный театрально-концертный зал, носящий имя кубинского поэта начала XIX века Хосе Мария Эредиа. Улица Эредиа в центре названа именно его именем. С площади театр привлекает муралом с изображением Камилло Сьенфуэгоса. Какое отношение имеет Сьенфуэгос к театру – я не очень представляю. Верояно, этот мурал был ответом на подобный гаванский, с портретом Че Гевары. Но мурал со Сьенфуэгосом в Гаване теперь тоже есть.


Ещё с одной стороны площади находился междугородний автовокзал. Когда-то и автобусы «Виасуля», которым ездят интуристы, приезжали сюда. Но терминал, как я уже писал, перенесли, на его месте сейчас торговый центр. А вот это расположенный по пути от пласы к центру терминал внутрипровинциальных перевозок. Камионес – пассажирские грузовики. На самом деле, это не кубинское ноу-хау, вспомним хотя бы грузовики в Бирме, ходящие между Кинпуном и Чайтийо. Но в кубинской провинции этого добра ещё немало. Кстати, именно в Сантьяго я единственный раз увидел камело («верблюда») – городской автобус на базе прицепа к КАМАЗу. В Гаване «верблюдов» уже истребили, вместо них по городу бегают новенькие китайские автобусы. А вот в Сантьяго, похоже, ещё есть… жалко, я не успел его сфоткать.


Пройдя пару километров по авениде Либертадорес, мы уже приблизимся снова к центру. Но за несколько сотен метров до знакомой нам пласы Мартес мы сворачиваем на восток, чтобы подойти к жёлтому зданию за бетонным забором. Это и есть та самая казарма Монкада, на которой, и связанной с ней событиях, надо остановиться поподробнее.


Про президента Фульхенсио Батисту я уже рассказывал, когда писал про Гавану. В 1952 году этот лучший друг американской мафии как раз устроил военный переворот, тут же признанный президентом США Труменом (мерилом легитимности и тогда выступало признание со стороны Соединённых Штатов). На Кубе, однако, данный персонаж популярностью не пользовался, и групп, ставивших задачей свергнуть режим Батисты, было несколько. Одну из групп возглавлял молодой юрист, сын латифундиста Фидель Кастро. Группа вообще состояла из людей 20-30 лет, с редким вкраплением персон как постарше, так и помладше. Самому Фиделю на лето 1953 года было неполных 27 лет, его брату Раулю и вовсе 22, третьему руководителю, Абелю Сантамарии – 25 лет. Кружок назывался «Движение Столетия», поскольку именно в 1953 отмечалось столетие рождения Хосе Марти, и целью они провозгласили вооружённую борьбу с режимом Батисты. Для начала борьбы молодые революционеры запланировали взять казармы со складами оружия в Сантьяго и Баямо, и в Сантьяго такой казармой была Монкада, находящаяся на северной окраине города. Повстанцы делились на три группы. Самая маленькая (пять человек) должна была взять расположенный по соседству Дворец Юстиции. Группа Абеля Сантамарии (примерно 20 человек) должна была взять близлежащий госпиталь с запасами медикаментов. Ну а основная группа под командованием братьев Кастро (90 человек) должна была штурмовать собственно казарму. История самого штурма, с моей точки зрения – история кубинского раздолбайства и плохой организации. Ранним утром 26 июля 1953 года, перед рассветом, повстанцы на колонне из 16 автомобилей двинулись к Сантьяго с фермы под Сибонеем. По плану колонна должна была проникнуть на территорию казармы под видом делегации высокопоставленного военного начальства из Гаваны. Но, для начала, часть колонны в темноте сбилась с пути, в результате чего во время боя повстанцам не хватило как людей, так и оружия, прежде всего тяжёлого. Ну и, что ещё хуже, на въезде, несмотря на ранний час, оказалсь группа вооружённых солдат, и Кастро не нашёл ничего лучше, чем направить машину прямо на них. Народ в задних машинах решил, что они уже внутри казарм, выскочил и вступил в бой. Именно это Фидель впоследствии и считал ошибкой и причиной поражения. Я, честно говоря, не очень понимаю, на что они рассчитывали, направляя менее сотни человек в казармы с четырьмя сотнями вооружённых солдат, возможно, надежда была на то, что кто-то из гарнизона Монкады перейдёт на сторону повстанцев, но закончилось всё плачевно. На бой вынуждены были отвлечься люди из подразделения Сантамарии, которые держались до конца, и которым в пылу боя Фидель не успел дать команды к отступлению.  После кровопролитного боя с несколькими десятками жертв, большую часть повстанцев поймали на месте, остальных выловили в течение ближайших недель.


С задачей полностью справилась только группа Лестера Родригеса, который брал Дворец Юстиции, где не встретил серьёзного сопротивления. Но отступать в итоге пришлось и им. И уже через пару месяцев они оказались в том же самом дворце, но несколько не в той роли, в какой хотелось бы. На суде Фидель сказал свою знаменитую речь со словами «История меня оправдает», после чего он с камрадами получили срока на каторге на острове Пинос.


Но им, надо сказать, ещё повезло. Гораздо хуже пришлось, например, молодому Абелю Сантамарии, который был замучен насмерть в полиции в тот же день на глазах его старшей сестры. Его имя носит парк (небольшой, но именно парк), находящийся напротив Монкады и Дворца Юстиции. В парке есть вот такой интересный фонтан. А революционная группа Фиделя Кастро с той поры получила название «Движение 26 июля», и её красно-чёрные флаги на Кубе можно видеть вместе с национальными флагами практически везде.


На подходах к пласа Мартес мы опять поворачиваем в противоположную от центра сторону и идём на восток, в район под названием Виста Алегре, расположенный километрах в трёх от центра.


Виста Алегре – район, где до 1960 года жили зажиточные граждане Сантьяго, собственно, он и сейчас состоит из тенистых тихих улочек и вилл.


Сейчас тут живёт местная богема и находятся различные карибские и афрокарибские культурные центры.



Здесь находится, в частности, местный зоопарк. А в соседнем парке посажена ещё одна сейба, носящая название «Древо мира» (Árbol de la Paz). Это дерево посвящено окончанию освободительной войны в 1898 году. К сожалению, оригинальное дерево свалил ураган вскоре после его столетия, так что это уже второй экземпляр.


А вот этот дворец, некогда самый большой дворец в городе. Я пока не нашёл кому он принадлежал, а сейчас в нём местный Дворец Пионеров. Будьте готовы!


Какие-то гостиницы и рестораны тут тоже есть, в общем, Виста Алегре – второй центр города после собственно его центра.


Ну что же, на этом мы заканчиваем прогулку по Сантьяго. И закончим её на восточной стороне паласы Мартес, где стоит вот это живописное здание местного провинциального комитета партии. Как я сказал, два флага: кубинский. И Движения 26 июля.


Gracias, Santiago! Спасибо, Сантьяго!



Мне было хорошо с тобой, но надо двигаться дальше. Ведь месяц на Кубе – это так мало.

Комментариев нет:

Отправить комментарий