вторник, 27 августа 2019 г.

На границах Старой Гаваны

Ну что ж, раз фотоматериалы из внутрироссийских поездок исчерпаны, а время до следующего отпуска ещё есть, надо бы вернуться к уже скопившимся материалам из зарубежных вояжей. Ненадолго я призадумался, закончить мне заброшенные кубинские репортажи или начать что-то новое, но решил всё таки добить Кубу. При нынешней моей блоговой активности навряд ли мне удастся закончить эту тему. Ну хоть что успею изложу. Итак, возвращаемся в Гавану.
За всю Гавану я не скажу, ибо вся Гавана таки очень велика, так что сегодня выйдем из средневекового старого города, уютно сидевшего в своих границах почти до XX века и пройдёмся по этим самым границам, которые осваивали, в основном, в 1920-30 годы. Куба не так давно освободилась от испанского колониализма, и служила магнитом для бурно развивающегося (особенно на деньгах, утекших из Европы за Первую Мировую войну) американского капитализма. Ну а фиг ли? До полуострова Флорида от Гаваны всего 260 километров, а до Ки-Уэст и вовсе 170. Предприниматели (в особенности сомнительного толка) ломанулись в подбрюшную карибскую страну организовывать свой досуг и понятно, везли свои немалые деньги. Ром, сигары, крутобёдрые мулатки, скачки и казино – былой дух этого времени так и витает над Гаваной до сих пор.


Территория, с которой мы начинаем свою прогулку, сейчас занята оживлённым транспортным хабом возле центрального рынка. Когда-то тут была просто болотистая местность, заросшая манграми, к концу XVIII века мангры осушили и основали здесь ботанический сад. Затем тут появились военные казармы с плацами, получившими название, представьте себе, Кампо де Мартес, то есть, Марсово поле (ну, не только ж в Питере оно имеется). В 1892 году у Марсова поля был разбит общественный парк, который, впрочем, просуществовал недолго, ибо был полностью разрушен ураганом в 1902 году. А нынешний вид парк принял в 1920-е годы, и его планировка, как и планировка всего района  связана с именем французского ландшафтного архитектора Жан-Клода Форестье. Фонтан, установленный в парке, носит название «Индийского», и он старше самого парка. С 1837 года его несколько раз передвигали, пока в 1928 году не установили здесь.



Дело в том, что в 1928 году Гавана принимала VI пан-американскую конференцию, так что основание нового парка к нему и приурочили. Парк получил пафосное название Парке де ла Фратернидад (Парк братства), а его композиционным центром стало вот это дерево сейбы, посаженное делегатами конференции. Под само дерево была высыпана земля 28 стран, представленных на конференции. По другим источникам – 40, но насчитать 40 американских государств даже со всеми тогдашними колониями мне затруднительно. Сейба же жива до сих пор и носит название «Древа Братства», Эль Арболь де Фратернидад.


Немного отвлекусь вот на эту красивую башню, в стиле напоминающем сталинский ампир, к западу от парка Братства. Я к ней не походил, но её хорошо видно как из  самого парка, так и с террасы дома в Ведадо, где я жил без малого в четырёх километрах, и внимание она вполне привлекала. Я думал, что это здание королевской табачной фабрики «Партигас», но оказывается, нет. Это здание местной телефонной компании, построенное в 1927 году, и, в общем, с той поры оно так и принадлежит телекоммуникационному ведомству. Здесь находится штаб-квартира ЭТЕКСЫ, государственной компании, обеспечивающей не только телефонию (в том числе и сотовую), но и в частности, доступ в интернет. Именно как с интернет-провайдером мне с ЭТЕКСОЙ и приходилось связываться. Публичный вай-фай в кубинских городах развит очень неплохо. Как правило зоны вайфая есть на всех центральных площадях и их легко найти по стайкам молодёжи с девайсами, сидящим на лавочках. Единственное «НО» - доступ в интернет не бесплатен, надо идти в местный офис ЭТЕКСЫ, покупать скретч-карточку, похожую на лотерейный билет, соскребать на ней защитную полоску, под которой содержится код, и по этому коду получать часовой доступ, хочешь через вайфай, а хочешь – через стационарный комп в том же офисе. Я пользовался и тем, и другим, и скажу, что скорость, весьма неплохая (единственное место, где у меня были проблемы с доступом в интернет – Варадеро).


Ну ладно, повернёмся с запада на север, куда уходит проспект Пасео Прадо (ака Пасео Марти), тоже спроектированный Форестье. Тут сразу привлекает внимание характерное здание по левую руку – гаванский Капитолий.


Знатоки сразу отметят несомненное сходство здания со штатовским Капитолием в Вашингтоне. Впрочем, гаванский Капитолий не только намного моложе (он строился с 1926 по 1929 год), но ещё и на один метр выше вашингтонского коллеги, а также длиннее и шире. До 1959 года тут гнездился местный парламент, а при коммунистах здание отдали министерству науки и технологий. Тут был конгресс-центр, находился президиум академии наук Кубы, а также научная библиотека. Доступ в здание был свободным, и мне туда хотелось попасть. Но, увы и ах, в 2010 году Капитолий закрыли на реконструкцию, которую, судя по путеводителям, обещали закончить то в 2014, то в 2016 году, но так и не закончили ни к моему визиту, ни даже до сих пор. Приметы этой реконструкции в виде лесов и заборов на фото хорошо видны.


Сейчас обещают открыть Капитолий к 500-летию Гаваны в ноябре 2019. В реставрации, кстати, принимали участие и наши специалисты – на днях читал сообщение об открытии восстановленной 18-метровой статуи Республики, стоящей в главном зале. Может, в следующий раз удастся её увидеть, только, что не совсем приятно, после реконструкции в здание должна вернуться Национальная Ассамблея Кубы. Так что доступ туда наверняка будет только с экскурсиями, и сколько они будут стоить – фиг знает.


Дома на другой стороне Прадо символизируют индустрию развлечений, развивавшуюся в Гаване перед Второй Мировой. Слева – кинотеатр «Пайрет», один из первых кинотеатров не только Кубы, но и всего западного полушария, впервые открытый аж в 1877 году. Сейчас переживает не лучшие времена, впрочем, как и множество кинотеатров по всему миру. Рядом – зал бокса имени Кида Чоклейта. Кид Чоклейт (которого на само деле звали Элихио Сардинас Монтальбо) был первым кубинским чемпионом мира по боксу завоевавшим свой титул в 1931 году. С тех пор кубинский бокс дал немало известных имён, начиная с Теофило Стефенсоном, так что боксёры Кубы являются едва ли не главными фаворитами на олимпийских играх до сих пор. Вот именно в этом красновато-жёлтом здании и бьётся сердце кубинского бокса.


С северной стороны от Капитолия на Прадо стоит, пожалуй, самое красивое здание Гаваны – Гран-театро. В русскоязычных источниках, впрочем, он называется, как правило, Большим театром Гаваны, и связь, похоже, не случайна: до 1985 года он назывался Театро Такон, и переименован был по инициативе знаменитой балерины Алисии Алонсо, которая в своём творчестве (а начинала она ещё задолго до кубинской революции) испытывала большое влияние русской балетной школы. Покинув Кубу при Батисте она танцевала, в том числе и в московском Большом театре, и вернулась на остров только после победы революции.


Театр тут находился ещё с середины XIX века и это был один из первых театров западного полушария. А нынешнее затейливое здание построено в 1914-15 году по проектам бельгийского архитектора Поля Бело. Сейчас в здании размещается кубинский национальный балет, основанный ещё в 1948 году всё той же легендарной Алисией Алонсо. Не могу сказать, что я большой почитатель балета, но здание театра мне определённо нравится.


Ну что, про Вашингтон мы уже вспоминали, теперь вспомним про Нью-Йорк. Ибо небольшой сквер на площади напротив Гран-Театро называется, ни много ни мало, Центральный парк. Ну да, вот такая фигня тут с парками. Парк Братства, собственно, тоже имеет весьма скромные габариты. А иные парки в Старой Гаване у нас бы и скверами называть не стали. В центре «парка» стоит памятник, понятно, Хосе Марти. Оных на Кубе не меньше, чем у нас памятников Ленину, и в Гаване их тоже несколько, но именно вот это был первым, ещё с 1905 года.


Да и обратите внимание на дом слева от памятника – это тоже местная достопримечательность, гостиница «Инглатерра». «Англетер» то бишь. Англия. Старейший отель Кубы, и один из самых фешенебельных. А ещё в свете потепления с США при Обаме он должен был перейти в собственность американской компании «Старвудс Хотелс» и стать первым американским отелем на Кубе после 55-летнего перерыва, да только дело обо что-то споткнулось и «Старвудс» гостиницу не получил. Ну, сейчас его, вроде как «Мариотт» продают, так что не всё потеряно.


Тут на районе вообще фешенебельных отелей немало, и часть из них уже перекупают буржуи. На другой стороне – отель «Мансана Кемпински». Сейчас понятно, кому он принадлежит, а до этого он управлялся военными.


А сейчас тут каждый может исполнить свою мечту, покатавшись на розовом Кадиллаке а-ля Мерилин Монро. Ежели, конечно, таковая возникнет.


На другом конце Центрального парка стоит четырёхзвёздочная гостиница «Телеграфо», несущая заметные следы недавней реконструкции. Не видел её до реконструкции, но, по моему, здание испортили.


К северу от Центрального парка Прадо переходит в малоэтажный бульвар с узорчатой мостовой, служащий популярным местом променадов.


Но мы по нему не пойдём, а отойдём чуть к востоку и пройдём по улице Авенида де лос Мисьонес. На углу нас сразу встретит красивый дом в стиле ар-деко. Эдифисио Бакарди, названное так в честь одноименной компании, выпускающей известный ром. Дом построен в 1930 году, и в некоторых источниках можно встретить, что он тогда был самым высоким зданием Гаваны. Меня смущает только, что его высота всего 44 метра (47 с антенной), в то время как Капитолий, открытый ещё в 1929 году, имеет высоту 92 метра.


Авенида де лос Мисьонес.


На другом конце авениды нас встретит площадь с памятником… йеп, Хосе Марти.


Ну, сразу привлекает внимание красивое здание на заднем плане. Чутьё нас не обманывает, это президентский дворец, построенный в 1920 году. К его созданию приложил руки всё тот же Поль Бело, который построил Гран Театро. И с 1920 по 1959 год это была резиденция глав государства, последним хозяином коей был злополучный Фульхенсио Батиста. Батиста впервые был президентом в годы Второй Мировой, и ряд козырей тогда получил (в частности, именно он установил дипломатические отношения Кубы с СССР). Однако ж, на Кубе его популярность была не слишком высока, и выборы 1944 года он проиграл. Побыв немного сенатором, в 1952 году Батиста совершил военный переворот за три месяца до президентских выборов. Очень напоминает Украину, только что тут «внеочередных выборов» назначено не было, но главное, признание администрации Трумэна он получил. Ну а дальше Фидель Кастро, штурм Монкады, «Гранма»… В общем, 1 января 1959 Батиста с Кубы сбежал в Цитадель Света и Демократии, и на остров больше не вернулся.


А в здании сейчас – музей революции. Перед входом стоит советская самоходка Су-100, принимавшая участие в отражении атаки на Плайя Хирон в апреле 1961.


В музее я побывал. Здание внутри выглядит не менее впечатляюще, чем снаружи.



А вот экспозиция несколько подкачала. Довольно маловпечатляющая, хотя тема кубинской революции куда как романтична. Но я, спустя два года, даже толком и не помню, что я там увидел.


А, ну разве что вот этот «Уголок кретинов». Самый большой «кретин», понятно, Рональд Рейган, при котором развалилась мировая социалистическая система. «Кретины» поменьше – посвежее: Джордж Буш младший и Барак Обама. Странно, ведь при последнем, вроде как, началось потепление между Кубой и США. Всем памятно, как он пытался Рауля Кастро по плечу похлопать. Не оценили, видать. Не удивлюсь, впрочем, если сейчас его место в уголке занял Дональд Трамп. Ну а последний, то есть, первый «кретин» - сам Фульхенсио Батиста собственной персоной.


Во дворе музея в садике устроен, во-первых, вечный огонь, а во-вторых, стеклянный павильон, в котором установлена легендарная яхта «Гранма», доставившая в 1956 году 82 революционеров (рассчитана она была на 12 человек) во главе с Фиделем Кастро из Мексики в кубинскую провинцию Орьенте на востоке острова. Мне, правда, яхтой полюбоваться не удалось. Ноябрьский воздух был довольно влажен, тем более, море недалеко, прошли дожди, и стёкла павильона тупо запотели изнутри, так что оставалось только угадывать её контуры.


Ну и ещё в саду можно посмотреть на военную технику, в основном, принимавшую участие в событиях на Плайя Хирон, как с кубинской стороны, так и со стороны «гусанос». Вот этому «Локхиду», например, явно повезло меньше, чем самоходке, установленной перед входом в музей.



…ну что ж, пока прервёмся. Продолжение прогулки по Гаване следует, и я надеюсь, в жизни тоже. Ибо, отбирая фотки для этого поста, я почувствовал, что в Гавану опять очень хочется.

Комментариев нет:

Отправить комментарий