суббота, 28 августа 2021 г.

Диамантина

Следующим пунктом моего вояжа является небольшой, но весьма примечательный городок Диамантина. Расположен (так и хочется сказать, «затерялся», но это не совсем правда) он в горах примерно в 300 километрах к северу от Белу Оризонти, и ехать туда на автобусе пять часов с копейками, так что выезжать туда надо с ночёвкой, а лучше – с несколькими. Благо, чем заняться, там есть.

В 1713 году старатели поставили в горах часовню Святого Антония Падуанского. Так начался посёлок под названием Арраял ду Тижуку. «Арраял» обозначает «лагерь», а слово «те/тижуко/а» знакомо, тем, кто интересуется бразильскими карнавалами, ибо так называется одна из ведущих школ самбы, ну а она, в свою очередь, получила имя от района Рио де Жанейро под именем Тижука. Так ещё именуется и национальный парк в Рио, в котором, в частности, находится гора Корковаду. Ну а происходит имя из языка тупи, на котором оно обозначает «гнилая вода». Чем уж не нравились индейцам места с таки названием я не знаю. Но со временем всё изменилось, и в минейрскую Тижуку перемены пришли уже в 1729 году, когда там открыли месторождение алмазов. К концу XVIII века Арраял ду Тижуку был третьим по величине городом Минас Жерайс, уступая по размерам только уже знакомым нам Вила Рика (то есть, Ору Прету) и Сан Жуан дель Рей. Тем не менее, в отличие от Вила Рика, особой роскоши тут не наблюдалось, возможно, потому что вплоть до середины XIX века прииски оставались личной собственностью португальской короны. Ну а в 1838 году Арраял получил, во-первых, статус города, а во-вторых, нынешнее имя, Диамантина, что можно перевести, как «Алмазный». К нашему времени месторождения алмазов, в основном, исчерпались, хотя где-то в парке Бирибири разработки ещё идут. Сама же Диамантина осталась прекрасным памятником старинной архитектуры и просто чрезвычайно атмосферным городом. В 1999 году Диамантина получила статус памятника Всемирного Наследия ЮНЕСКО, сейчас это важный туристический центр, хотя, конечно, и уступающий Ору Прету. Именно здесь находится крайняя северная точка Эстрады Реал, «Королевской дороги». До сегодняшнего дня я думал, что тут она начинается, но нет, тут она заканчивается, а начинается она от портов Парати и Рио.


Автобус привозит нас в нагорную часть города, на высоту примерно 1280 метров. Здесь некогда был железнодорожный вокзал, но железной дороги в Диамантине нет уже с середины XX века, хотя его здание ещё сохранилось. Но автовокзал расположен прямо напротив. Тут же я в итоге и заквартировал, ибо в бразильских городах традиционно самые дешёвые гостиницы расположены в двух районах: у автовокзала и у муниципального рынка. В случае же с Диамантиной это два в одном, ибо рынок, точнее, новый рынок расположен в этом же квартале


Но всё самое интересное в Диамантине расположено внизу, в котловине между скалистыми отрогами гор. Так что начинаем спуск по очень круто уходящей вниз улочке, вымощенной камнями. 


Первый памятник выглядит довольно скромно, хотя это уже церковь XVIII века под названием Игрежа дас Мерсес, то есть, церковь Милосердия. Улица, по которой мы спускаемся, соответственно, Руа дас Мерсес.


Чем ниже спускаемся, тем больше меняется атмосфера. В итоге улица утыкается в другую, застроенную двух-трёхэтажными домами с затейливыми балкончиками и фасеточными окошками, которые некогда стеклили слюдой. Здравствуйте, мы в колониальном городе.


Балкончики наводят на мысль о серенадах, и таки верно наводят. Их тут, действительно, поют. Хоть и немного нетрадиционным способом: в серенадах под названием весперата музыканты, напротив, находятся на балконе, а зрители их действа – внизу, на улице. Я, правда, за два вечера в Диамантине весперат так и не увидел, но в путеводителях эта местная фича отмечена.


Вуаля! Мы в самом сердце города. На небольшой площади, посреди которой стоит большой собор, посвящённый всё тому же Святому Антонию Падуанскому. Вероятно, где-то тут и находилась часовня, с которой начался Арраял ду Тижуку. Впечатление старины, впрочем, обманчиво. Собору чуть больше 80 лет. Да, несмотря на явное барокко, он всего на три года старше Церкви Святого Франциска в Пампулье. Вот ведь как. 1940 год. Но в окружение вписывается весьма органично.


А вот здание за собором уже историческое – тут размещалась муниципальная палата.


Напротив – ещё один внешне непримечательный дом с высоким крылечком, даже безо всяких видимых вывесок, но туда точно стоит зайти. Вообще это дом инконфидента (напоминаю, что инкофиденты – это участники заговора, целью которого было установление независимости Бразилии) по имени Педру Ролин. А сейчас здесь расположен музей, где можно ознакомиться с бытовой историей города, что я и сделал за пять рублей. При чём тут пять рублей, я рассказывал в своё время в путевых заметках.


Вот так выглядела Диамантина в начале XX века, видимо, с воздушного шара. Сейчас город несколько разросся, но всё-таки ещё достаточно компактен.


Будни алмазного прииска – весы и калибровочные таблицы.


Вот эта, на первый взгляд, довольно жутковатая экспозиция с руками и ногами. На самом деле, ничего жуткого. В средиземноморском, а также латиноамериканском католичестве весьма популярны деревянные статуи святых, выносимые их храмов во время праздников. Испытывающие религиозный экстаз верующие всячески старались к ним припасть, ну и бывало, отламывали статуям выступающие части. К XVIII веку служители культа уже додумались, что руки-ноги и даже головы святым можно и нужно делать сменными. Вот тут такая экспозиция отслуживших своё конечностей святых и представлена.


И даже, как я уже отметил, голов. Где-то тут есть и Святой Антоний Падуанский, и Святой Франциск Ассизский.


А вот это уже на самом деле жуткие вещи. Колодки для рабов. Сейчас Минас Жерайс в основном населён белыми. Но в XVIII веке чёрные рабы, работавшие на шахтах и в рудниках, в несколько раз превосходили по численности белых колонизаторов. Vida de negro é difícil, жизнь негра тяжела.


Рядом с музеем расположен старинный шафарис, водяной фонтанчик, где граждане брали воду для питья, для лошадей и для стирки.


Сейчас из него лучше не пить, о чём свидетельствует табличка.


А дальше – дом в стиле «модерн» начала прошлого века, отель «Канту ду шафарис».


Мы оказываемся на следующей площади, носящей имя Жуселину Кубичека.

Церковь Святого Франциска Ассизского. Церквей здесь тоже много, но в них нет ничего от барочной роскоши Ору Прету или даже Конгоньяса. Отличительная деталь местных церквей, которую вы, вероятно, уже заметили – островерхие купола колоколен, крытые также черепицей.


Очень симпатичный колониальный домик на другой стороне площади, у которого всегда почему-то очень много мотоциклов. Почему – я не знаю.


Ну а посередине, у парапета в аллее пальм – сам ЖК, Жуселину Кубичек. Если помните, именно здесь, в Диамантине, он родился (этот факт я упоминал в посте про Пампулью). Вообще тут родилось и жило несколько бразильских знаменитостей, но ЖК, пожалуй, самая главная из них. Конкурентка у него одна, но про неё – ниже.


Чуть выше по улице Сан Франсиску до сих пор стоит дом, где родился будущий политик, надо сказать, весьма скромный. Отец Кубичека умер, когда Жуселину не было и трёх лет, детей вырастила его мать, учительница начальной школы Юлия Кубичек, дочка плотника из чешской Тржебони Яна Кубичка. Переезжая в 1831 годах в Бразилию, он не знал, что через сто с небольшим лет его внук станет президентом этой страны. В домике сейчас музей, в него приводят экскурсии, а школьников тут принимают в пионеры… ну ладно, насчёт пионеров я приврал.


Юлия Кубичек прожила почти сто лет. Сейчас её имя носит школа в Диамантине. К сожалению, школу я не видел, но приходилось читать, что её новое здание строил друг Кубичека Оскар Нимейер, который бывал тут не раз. Зато здание отеля «Тижуку», расположенное буквально в паре кварталов от площади ЖК, видел. Ну, прямо скажем, не самое интересное творение Нимейера.


Старая диамантинская больница.


Этот дом из двух частей, соединённых галерейкой, называется Каса ди Глориа, «Дом славы». За что он заслужил такое название – не знаю, но это тоже один из символов Диамантины. Его изображения можно видеть на самых разных публикациях, посвящённых истории города. Сейчас здесь находится геологический центр Института наук о Земле Федерального университета Минас Жерайс.


Статуя Богоматери, на которой написано «Непорочное зачатие Диамантине» и приведены три даты. Что они значат, я пока не выяснил.


Традиционное панно из керамических плиток азулежуш. В честь признания Диамантины памятником культуры, не то национального, не то уже всемирного значения.


Чем хороши горные колониальные городки, тут в отличие от равнины, нельзя распланировать улицы по линеечке, как это было, например, в Белу Оризонти или Парати. Уличная сеть следует формам местного мезорельефа, как это было в средневековых городах. А ведь Диамантина не такая старая, он даже моложе моего Петрозаводска.



Есть и совсем узенькие переулочки, где, кажется, дома почти целуются крышами.


Площадь старого рынка носит имя Праса Барон Гуаикуи, в честь какой-то местной знати. Сейчас тут торгуют, в основном, сувенирами, цветами и прочей мелочью.


Несколько более позднее здание, тем не менее, тоже весьма декоративное, и отлично вписывающееся в окружение.


А вот сам крытый рыночный павильон 1830-х годов. Вроде, ничем не примечательные простые формы, но в один из приездов на него обратил внимание Нимейер. Во что это вылилось, мы увидим в одном из следующих постов.


Среди всех островерхих церквушек Диамантины, пожалуй, самая очаровательная – вот эта маленькая, практически, часовенка – Игрежа ду Ампару. Она затерялась в узких переулках, из которых снять её можно только вертикальным образом.



Она тоже имеет остроконечную черепичную главку, на которой нет креста. Вообще, это удивительно. У лютеран в Северной Европе это бывает довольно часто, достаточно вспомнить золотого петушка на церкви Святого Петра в Риге, но вот у католиков я такое вижу, кажется, в первый раз. Да, тут тоже золотой петушок.


А вот церковь Игрежа да Носса Сеньора де Бонфим с красным флажком на главке. Перед ней тоже уютная площадь со скамеечками.


Вот этот дом, затерянный в переулках, особо никак не обращает на себя внимание. Но это тоже местная достопримечательность, дом Шики да Силвы. «Шика», на самом деле – это тоже прозвище, как это часто бывает в Бразилии. При рождении её звали Франсиска. Слово «шика» можно перевести, как «девочка» или «крошка», а вообще это полный аналог испанского «чика», которое транзитом через американский английский пришло к нам в виде слова «чикса». Так вот эта самая чикса родилась в 1730-х в городке Серро (к муниципии которого до 1731 года относился Арраял ду Тижуку), как незаконнорожденная дочь португальца и чернокожей рабыни… Никого не напоминает?


Правильно. Но в отличие от Алейжадинью, её никто не освобождал, и образованием не занимался. Но свои природные задатки она использовала на полную катушку. К двадцати годам её несколько раз перепродавали, пока она не попала в руки Жоао Фернандеса ди Оливейра, торговца алмазами и одного из самых богатых человек в Бразилии. Впрочем, имеются сведения, что освободил Шику ещё её предыдущий любовник (он же владелец), португальский врач Мануэль Пиреш Сардинья. Официального брака с Фернандесом ди Оливейрой у бойкой мулатки не было. Но вертеть им и его состоянием она умела вполне. Так бывшая рабыня стала одной из самых влиятельных женщин Бразилии.

«Я в восторге от неё. Тётка – молодец!» © Миньоны.

Белая городская знать не допустила бывшую рабыню, сожительствующую с богачом, в свой приход (для рабов были отдельные церкви)? Шика просто построила на деньги мужа свою церковь, стоящую в паре кварталов от её дома.


Про жизнь Шики да Силвы сняли популярный телесериал. Судя по всему, его показывали и у нас, так что где-то, вероятно, можно и найти русскую версию. Португальская точно есть на ютубе. Но популярность Шики да Силвы выходит далеко за пределы Бразилии, в частности, у Бони М есть посвящённая ей песня. Уж шибко негритянским вкусам импонирует история мулатки, поднявшейся из рабынь в королевы. Хотя восхищаться тут, в общем, особо нечем. Шика достигла своего положения, просто банально манипулируя знатным мужиком. Сама же она продолжала иметь рабов, которых эксплуатировала так же, как и белые, так что никакой расовой справедливостью тут и не пахнет. Но, увы, кому-то гораздо важнее внешний блеск.

Сам музей Шики да Силвы довольно скучный, и содержит в основном, предметы искусства, посвящённые чернокожей алмазной королеве.

Кажется, начинает вечереть.



В нескольких кварталах от дома Шики да Силвы, на западных окраинах городка находится вот эта ничем не примечательная церквушка, Игрежа да Носса Сеньора ди Розариу. Но, во-первых, это самая старая сохранившаяся церковь Диамантины, построенная как раз чернокожими для чернокожих в 1770 году. Сюда ходили молиться рабы.


А во-вторых, у церкви есть своя легенда. Перед ней стоит вот это дерево. Согласно легенде, дерево выросло за одну ночь вокруг установленного тут деревянного креста, как божий знак невиновности раба, обвинённого в краже алмазов.


Не знаю, сколько тут правды, но в расщеплённом стволе и впрямь видно обломки деревянного креста.


Здание по соседству занимал театр Санта Исабель. Что там сейчас – не знаю.


А ещё тут есть ещё один шафарис.


Ну а вот в этом классическом домике напротив – поузада, то есть, небольшая гостиница.


Поднявшись по склону, видишь половодье черепичных крыш. Диамантина романтична, как и Ору Прету, но романтична по другому. В Ору Прету ты подавлен роскошью барокко и историчностью бывшей столицы штата и имперского города. Диамантина же – пряничный городок из советских сказок. «Площадь картонных часов» или что-то из Софьи Прокофьевой. Немного выбиваются из сказочной стилистики пальмы, но в образе самого города они занимают важное место.


Добавим к образу немного цветов.




На Диамантину начинает опускаться вечер. Из кабачков в домах в центре городка выносят столики на улицы. Да, после заката солнца тут очень приятно посидеть, потягивая ртом прохладное лёгкое пиво, а носом – запахи тёплой сдобной выпечки.


Фонарики зажгли.


Всё, как мило моему сердцу: фонари, булыжные мостовые, цветы и пряничные домики. Да, это был долгий день… Хотя взаправду, это были два дня и две ночи. Я не стал ни делить пост на два, ни утрамбовывать в один покороче. Хотя фоток очень много, и я показал далеко не все.


А вот вечерних фото, увы, нету. Штативом я начал пользоваться только через два года. То, что снял, грешит сильными шумами. Но вот панораму ночных огней, снятую с парапета дороги, ведущей в нагорную часть (да, там есть и пологий спуск) приведу. Она не шибко информативна, но по моему, атмосферна. Люблю подобные озёра огоньков.


На этом мы закончили тему Минейры, и вскоре двинемся по дороге имени Жуселину Кубичека дальше, на просторы Бразильского нагорья. Но это уже потом.

Продолжение следует.

2 комментария:

  1. Здравствуйте, Сергей!
    Каждый город имеет свою изюминку.
    А вот как представила этот аромат свежей выпечки вечерком...
    м-м-м-м-
    А что там выпекают?
    есть какие-то интересные варианты?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Здравствуйте, Ирина.
      Бразильская выпечка оставила у меня весьма тёплые и вкусные воспоминания. Особенно сальгадос - пирожки из плотного, почти песочного теста с рубленным мясом и овощами.
      Ну и номер 1 - пан ди кейжу, "сырный хлеб". Небольшие шарики со вкусом сыра, которые в Бразилии можно купить везде, от супермаркетов до ресторанов. Как-то в "Магните" видел в выпечке внешне похожие "сырные шарики", но на вкус оказалось совсем не то. То ли дело в бразильском сыре, то ли в тапиоковой муке, которую у нас достать проблематично.

      Удалить