среда, 1 июня 2022 г.

Далат

Город Далат, куда я приехал дневным автобусом из Хошимина, находится в горах примерно в трёхстах километрах от последнего. Общая суть этого города, сделавшая его примечательным, и привлёкшая моё внимание – летняя колониальная столица. Когда в летние месяцы тропические жара и духота становятся для белых колониалистов, родившихся в Европе, непереносимыми, когда на улицу выходишь, как в банную парилку, им надо куда-то бежать от своего бремени белого человека. По счастью, есть горы, где даже в тропиках на высоте около полутора километров над уровнем моря и выше даже в самые жаркие месяцы стоит комфортная для бледнолицых температура в пятнадцать-двадцать градусов Цельсия. Растут, как на родине, сосны, дует лёгкий ветерок – словом, почти как дома, в родной метрополии. И Далат в этом плане не одинок: достаточно вспомнить бирманский Пьин-У-Лвин и филиппинский Багйо. В английском языке даже существует выражение hill station, обозначающее подобные городки. Отыскать подходящее место для летней дачи колониальной администрации в Сайгоне было поручено Александру Йерсену, выдающемуся франко-швейцарскому микробиологу и эпидемиологу, который много лет проработал в Нячанге на побережье (в следующем посте за Йерсеном отправимся в Нячанг и мы). В честь него назван, в частности, возбудитель чумы Yersinia pestis и патогенное заболевание рыб иерсиниоз, портящее немало нервов по работе Кремнёву. Йерсена сюда направил генерал-губернатор Индокитая Поль Думер, ну и посетив места в 1893 году, Йерсен доложил: места превосходные. Строительство, впрочем, несколько раз откладывалось, прежде чем в 1916 году не было официально объявлено об основании нового города. Первый проект, нарисованный французским архитектором Эрнестом Эбраром включал в себя сады, виллы, школы и культурные учреждения, при этом не содержа никакой промышленности, которая  могла бы испортить статут летней столицы колонии. Последующие три десятка лет Далат возводился в своей роли места, где могла бы расслабиться сперва колониальная элита, а затем – элита Южного Вьетнама. С началом Вьетнамской войны в 1964 году Далатский курорт приходит в упадок, но в то же время, не сказать, что ему не повезло, ибо говорят, что за всю войну сюда не упало ни одной бомбы. Возрождаться Далат начал уже в 1980-90-х годах. Сейчас это не только курорт, но ещё и культурный, научный и университетский центр. В окрестностях города выращивают овощи и фрукты, особенно знаменита местная клубника, а также чай и кофе. А вот промышленности, которую сюда не хотел пускать месье Эбрар, тут до сих пор нету. Одно время, впрочем, обсуждалось строительство в районе Далата атомной электростанции, но что-то с проектом пока не срослось. Население Далата – в районе 230 тысяч человек, немного по вьетнамским меркам, но Далат ещё рассчитывает к 2030 году получить статус города центрального подчинения (таковых во Вьетнаме сейчас пять), что, впрочем, упирается в строительство всё той же АЭС.


Происхождение названия Далат точно неизвестно, но предположительно, оно переводится с языка кого-то из горных аборигенов, как «река племени Лат». Неспроста щитодержцами на гербе Далата являются пара нагих туземцев, что смотрится довольно необычно. И к слову о гербе, у также о названии города. Видите, на ленте надпись Dat Aliis Laetitiam Aliis Temperiem? Это латинское выражение, в переводе примерно обозначающее «Подари радость одному человеку, подари здоровье другому» (ну очень курортный лозунг), ну а из первых букв каждого слова складывается, собственно, название города. Такая изящная французская штучка, остающаяся в ходу до сих пор.


Что добавить прежде, чем перейти к, собственно, экскурсии по городу? Ну, вероятно, про особенности местной погоды. Я был в Далате в сентябре, когда сезон дождей уже сходил на нет, но погода менялась постоянно и очень быстро. То небо застилало тучами, и моросил дождь, то тучи растаскивало и улицы освещало яркое вьетнамское солнце, а то опять небо заволакивало и на город обрушивался тропический ливень. Собственно, фотки, сделанные в Далате за два дня, будут все эти особенности отражать. Ну, кроме ливней, пожалуй, ибо в ливень гулять, а, тем более, снимать фото, неудобно.

Первое, что я в Далате увидел, это, понятно, был местный автовокзал. Новый и большой, примерно в трёх километрах от центра города.


Эти три километра пришлось протопать пешком, что, впрочем, меня не смутило.


Центр города расположен на берегах горного озера Суанг Хыонг, разлившегося в расщелине между холмов.


Важной точкой при ориентации в Далате является круглая рыночная площадь с необычной скульптурой в центре.


Здесь можно купить фруктов у колхозников или съесть вьетнамский багет «бань ми». А главное, тут собираются улицы, идущие почти во всех направлениях.


Панорама центра Далата с одного из холмов в южной части города.


Здесь не такая высокая застройка, а улочки формирую причудливую сетку.


Разного рода кумирни и святилища во Вьетнаме не так обычны, как в Бирме или Таиланде, но периодически встречаются. Выглядят они часто весьма колоритно. Вот так, бродя по переулкам, набредаешь на что-то такое.


Пожалуй, главная достопримечательность Далата – «Сумасшедший домик» Хан Нга. Вот это вовсе не павильон в Диснейленде, а гостиница. Сама Хан Нга – архитектор этого сооружения, сочетающего формы древесных коряг с частями тела жирафов. Училась на архитектора в Москве, но популярна, в основном, на Западе. Осматривать его как следует я, правда не стал – свет был так себе, а народу очень много.


Найти его, проще всего, кстати, по скоплению туристических автобусов. Как увидишь, что на обочинах стоят автобусы – значит, «сумасшедший домик» рядом. Вот и соотечественники подъехали, видимо, из Нячанга, где их полно.


А это, представьте себе, не районный дом культуры, а самый настоящий императорский дворец. Хотя Бао Дай, тринадцатый и последний император из династии Нгуэнов, императором был чисто номинально. На престол он взошёл в 1925 году, когда Вьетнама как такового не было, а в стране заправляли французы. Японцы сделали его главой «Государства Вьетнам», впрочем, также чисто марионеточного. После войны он даже было согласился на пост советника в революционном комитете ДРВ, но быстро смылился от этого дела в Гонконг. Затем вернулся в Южный Вьетнам, где также был главой государства вплоть до 1955 года, когда Южный Вьетнам стал республикой, а сам Бао Дай отправился в изгнание во Францию. Дворец был построен в тридцатые годы, и после бегства Бао Дая использовался в качестве правительственной резиденции южан, затем принадлежал финансовому комитету Компартии Вьетнама по провинции Ламдонг, ну а сейчас передан управлению туризма, и тут действует музей.


Далатская телебашня, чуть ли не главный ориентир, который видно почти изо всех окрестностей. Чем-то напоминает башню Эйфелеву.


Главная христианская святыня города – далатский собор Святого Николая.


Среди вьетнамцев, впрочем, он известен, как «куриная церковь». Для того, чтобы понять почему, нужно пристально взглянуть на вершину креста на колокольне, где установлена красная фигурка петуха – символа Франции. Я, правда, про это узнал только в процессе подготовки данного поста. Вот тогда и нашёл петушка на кресте.


Буддийских святынь в городе тоже есть. К главной из них можно добраться с холма рядом с автовокзалом по канатной дороге. Канатные дороги во Вьетнаме вообще любят, в некоторых городах их по нескольку штук. Вот и Далат не стал исключением.


Вот этот рельеф с этническими мотивами, насколько помню, находится как раз на северной городской станции канатки.


Монастырь Чук Лам. Вообще тут не очень знаю, что писать. Раньше я бы фотки из монастыря выделил в отдельный пост, но сейчас опубликую в общем курсе рассказа про Далат.


Главный храм с вазой для возжигания благовоний.


Вот таких кумиренок по территории монастыря немало.


А вот это вот ступа – пагода, несущая в себе какую-то реликвию. Часто это зуб или волос Будды в каком-то из своих воплощений, но что находится тут, я пока не узнал.


Монастырь действующий, монахи в нём имеются, более того, это один из крупнейших действующих буддистских монастырей Вьетнама. Впрочем, вопреки ожиданиям, он отнюдь не старинный – построен он был в 1993-94 годах.


Со стороны это, конечно, напоминает декоративный восточный садик с цветами и бонсаями.


На крышах установлена головка, изображающая священный бутон лотоса.


Сам монастырь стоит на берегу живописного озера, впрочем, на самом деле, являющегося водохранилищем.


Зал Предков.


Вежливое напоминание от монахов не пИсать (да, ударение именно там) в садике.


Рельеф Бодхисатвы.


А вот так выглядит колокольня буддистского монастыря.


Восточный колокол. Большой, цилиндрической формы и без языка. Вместо языка используется било, подвешенное рядом на канатах. У очень больших колоколов било тоже большое – настоящее бревно. Тут довольно скромное.


Ну а вокруг растут сосны, напоминающие про наши умеренные широты.


Возвращаемся в центр города.


Ой-ёй, кажется, дождь собирается.


После дождя можно сходить куда-нибудь. Пагода Лин Шон немного к северу от центра города. Пожалуй, одна из самых красивых пагод Вьетнама. Характерные звероящероподобные львы на входе.


Главный зал монастыря и ступа Да Бао.


В монастыре как водится, полно бонсаев и прочих декоративных восточных примет.


Излюбленное у туристов сооружение в Линь Сон – вот эта фарфоровая башня. Сразу раскрою секрет, это не просто башня. Это надгробие настоятеля монастыря с 1964 по 1992 год Тич Ту Мана. Про это, конечно, мало кто из туристов узнаёт.


Подобные макетики священных гор буддистов уже неоднократно видел в Бирме. Вот и тут.


Часть макета крупным планом.


Линь Шон – более старя пагода, её строительство относится к 1940-м годам. В общем, об этом можно догадаться по вот этому традиционному буддистскому орнаменту на оконных решётках. На Востоке, конечно, к свастикам относятся проще (и это мы ещё увидим в следующих репортажах), но вообще в послевоенных сооружениях этого элемента стараются избежать.


В монастыре около двадцати монахов, но я во время визита ни одного не видел. Зато вот видел молельщиков.


«А просто летний дождь прошёл, нормальный летний дождь». В створе типичной азиатской улицы виднеется радуга на небе.


Она же над рыночной площадью, видна уже лучше.


Сама рыночная площадь продолжает жить своей жизнью.



Озеро Суанг Хыонг из центра города.


Тучи и дождь? Забудьте. Уже солнце.


Солнце, впрочем, уже заходит,подсвечивая фонтаны на площадях. 


После заката можно выбраться в одно из открытых кафе в окрестных кварталах, чтобы выпить местного пива «333» (по-вьетнамски – «Ба-ба-ба») и закусить его морепродуктами на углях. Здесь выбор, конечно, не такой богатый, как в приморском Нячанге, но сам по себе городок весьма отдыхателен и расслабляющ. Здесь можно провести несколько дней, любуясь водопадами в окрестных горах и дыша свежим горным воздухом. Будете во Вьетнаме – так и сделайте.

Ну а я перебираюсь в следующий город. Продолжение следует.

8 комментариев:

  1. Здравсвуйте, Сергей!
    Я снова завидую белой завистью.
    Такие чудесные места, такая красота...
    Назрел вопрос: все эти путешествия проходят исключительно в отпускное время и за свой счёт?
    Или есть какие-нибудь командировки?
    Кстати, а где Вы работаете, если не секрет?
    Как называется профессия?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. И Вам не хворать, Ирина!
      Сперва на последний вопрос. Моя профессия называется "учёный". Я старший научный сотрудник Российской Академии Наук.
      Ну и да, мои путешествия происходят во время отпуска и исключительно за свой счёт. Даже если сочетаются с какими-то рабочими задачами, типа 2014 года, когда я ехал на симпозиум в Австралию с пересадками, и на пересадках задерживался в разных интересных странах.
      Командировки я оформлял, разве только, для поездок в Эстонию, где регулярно бывал до 2020 года, но в последние годы и на поездки туда брал несколько дней отпуска. Ибо командировка всё равно за свой счёт (к академическому руководству я не отношусь), да ещё надо потом писать дебильный отчёт, где я был, с кем встречался, и какие важные для отечественной науки результаты получил.
      Так что всё сам.

      Удалить
    2. Ух ты, здорово!
      Мне кажется, что отчеты - это совсем не то, что посты в блоге.
      Там - казёнщина, здесь - душа.
      Из чистого любопытства погуглила РАН, должностные обязанности, увидела, что там есть "публикация монографий и статей...", а потом пошла на страничку ... как много написано!
      Вот бы почитать, но везде требуют допуск.
      Есть что-то в свободном доступе?

      Удалить
    3. Вам не кажется. Причём отчёты отчётам рознь. Есть исследовательские, а есть именно дебильные. Про загранкомандировки надо писать вторые.

      А что это за страничка где вы много чего требующего доступ вычитали?

      Удалить
    4. https://scholar.google.com/citations?user=XAtakhcAAAAJ&hl=ru
      Но сейчас свободно зашла, но не везде, есть просто ссылки.
      Наверное, был какой-то сбой.
      С интересом прочитала.
      Угадывается слог мастера.
      Хоть и научный стиль, но понятно и интересно ("Луга". "Растительность ксеромезофитных и мезофитных лугов среднетаежной Карелии: эколого-топологический подход" и др.)

      Удалить
    5. О, Вы добрались до Гугл Академии.
      Ах, да бросьте, Ирина. Там нет ни картинок, ни разговоров. "Что толку в книжке, если в ней нет ни картинок, ни разговоров?"
      А часть даже и не на русском языке.

      Удалить
  2. Окончание поста навеяло у меня гастрономический вопрос. Морепродукты я люблю, но, к сожалению, их выбор у нас невелик - рак, краб, кальмар, осьминог, мидия, морские гребешки (иных моллюсков не припоминаю), устрица. Есть ещё некие блюда из морских ежей, но что-то не ахти.
    Конечно, осьминог может быть совсем маленький, а могут быть блюда из огромных щупалец, равно как и разновидности креветок (креветки-медведки, например).
    В какой-то рекламе я слышал про Тихоокеанского трубача, с тех пор мечтаю его попробовать, но что-то не сложилось.
    Балует ли Азия разнообразием морских гадов по части гастрономии? Или это всегда стандартный набор?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Отчего же только Азия? В тропических морях с этим полный порядок вообще. В том же Далате, хошь он и не на море стоят просто стойки с десятками разновидностей разных Mollusca и прочих членистоногих, у которых я названий не то, что на вьетнамском, на русском то не знаю. Просто тычешь пальцами, что тебе нравится, тебе тут же на жаровенке их готовят и на тарелочке подают.
      А в Нячанге это ещё всё свежее, прямо в аэрируемых пластиковых кюветах бултыхается, главное, кабак подходящий найти.
      В других морских городах, думаю, не хуже.

      Удалить