вторник, 21 июня 2022 г.

Куала-Лумпур

При помощи самолёта известного авиадискаунтера AirAsia из Вьетнама мы переносимся, собственно, на родину самой AirAsia в Малайзию. Сразу готовимся к контрасту. Перво-наперво, в отличие от полуязыческого Вьетнама, буддистских Таиланда и Бирмы или христианских Филиппин, здесь доминирует ислам, появившийся тут из соседней Индонезии где-то к концу средних веков. Малайский полуостров, болтавшийся эдакой грушей на щупальце, протянутом на юг щупальцем Бирмы и Таиланда, особым центром цивилизации не был. Он порос джунглями и был разделен на удельные княжества местными царьками. По краям этого дела начали основывать свои поселения португальцы, которых затем вытеснили голландцы, ну а к середине XIX века и тех, и других выгнали англичане. Приходилось читать мнение, что англичане, в отличие от, скажем, испанцев, в колониях делали ставку на труд собственных колонистов, а у аборигенов просто отжимали землю и природные богатства. Ну, в случае с североамериканскими колониями, вероятно, так и было, но у англичан были обширные колонии в тропиках, где простому Джону Буллю работать не земле было довольно трудно. И там, где уже существовало примитивное феодальное общество (в Индии, например), аборигенов пришлось интегрировать в собственные колониальные общественные пирамиды, при это жёстко соблюдая субординацию между колониальным руководством, местными раджами и султанами и собственно трудовым плебсом. Результатом являлся удивительный симбиоз средневековой раздробленности с современной западной «демократией», сохраняющийся до сих пор. Формально Малайзия независима с 1963 года, но странный государственный строй тут продолжает процветать. Это не республика, и не монархия. Страна состоит из тринадцати штатов. Девять из них управляются наследными монархами: в семи случаях это султаны, в одном – раджа, а в штате Негри-Сембилан правитель носит традиционный малайский титул янг ди-пертуан бесар (это не имя – это должность такая). В оставшихся четырёх штатах правят губернаторы, которых назначает федеральное правительство. Каждые пять лет девять монархов выбирают из своей среды Верховного правителя (по-малайски — янг ди-пертуан агонг), и его помощника-заместителя — как правило, из соображений старшинства или длительности правления. Вот такое странное государственное устройство. Но при такой причудливой политической системе, экономическое развитие страны довольно успешное. Малайзия изначально богата природными ресурсами, прежде всего, нефтью и газом, а также железной и оловянной рудой (англичане таки знали, за какие куски хвататься в первую очередь). Ну а с семидесятых годов прошлого века тут произошёл и бум перерабатывающей промышленности – сперва в качестве сборочного цеха японских компаний, а потом и собственных фирм. Малайзия производит продукты машиностроения, полупроводники и прочую высокотехнологичную продукцию. По уровню ВВП на душу населения Малайзия догоняет Россию (а по оценке МВФ так и немного обгоняет), а среди стран АСЕАН она уступает только крошечным Брунею и Сингапуру.


Столица Малайзии Куала-Лумпур, с которого мы начинаем своё беглое знакомство со страной, город по азиатским меркам не очень большой (всего около двух миллионов населения) и весьма современный. Ну, конечно, глупо искать тут средневековую старину, когда фактически он был основан в середине XIX века и первые полвека представлял собой скопление традиционных хижин с крышами из пальмовых листьев. В 1880 годах город стал столицей Селангора, одного из султанатов в английской колониальной Малайзии, ныне один из штатов страны. Старейшие сохранившиеся здания относятся к рубежу XIX/XX веков. Ну а после 1946 года Куала-Лумпур стал столицей сперва колониального Малайского Союза, а потом независимой Малайской Федерации. Прогулку по городу мы начнём с большой площади Мердека, где и находится фактическое сердце города. Ну а на площади, в первую очередь бросается красивое здание в мавританском стиле (впрочем, красивых зданий в мавританском стиле тут несколько. Но это, с покрытыми медными крышами башнями-минаретами, особенно приметное. Здание султана Абдул-Самада. Ничего традиционно-малайского, впрочем, тут нету. Стиль, как я сказал, мавританский, да и архитектор англичанин, Артур Чарльз Норман. Построено было в 1894-97 годах для колониальной администрации Селангора, а затем всей Малайзии. После независимости тут продолжали находиться правительственные учреждения, в частности, суды: федеральный, апелляционный и верховный суд. Впрочем, суды в начале этого века разъехались по новым зданиям, а в здании гнездятся несколько не самых больших федеральных министерств.


К зданию султана Абдул Самада справа притулилось здание бывшего главного почтового офиса 1907 года. Настолько притулилось, что я даже принял их за один комплекс, а о том, что это разные здания узнал только в процессе подготовки этого поста. Почтамт отсюда давно уехал, и что тут размещается теперь, даже и не знаю. Вероятно, тоже какие-то министерства.


Следующий дом в ряду, на юго-восточном углу площади, был выстроен в 1896 году для конторы малайских железных дорог. Сейчас тут национальный текстильный музей.


Через дорогу от него ещё одно здание, чья мавританскость уже не так выражена. Это одно из самых старых зданий города, построенных в 1891 году, тогда здесь находилось первое отделение банка в Малайзии. Ну а сейчас тут находится национальный музыкальный музей.


Здание первой мэрии Куала-Лумпура, построенное в 1899 году всё тем же Артуром Норманом. Сейчас, как можно догадаться по вывеске, тут находится художественная галерея. Ну а перед ним – типичный туристический аттракцион, при помощи трёх букв (и одного сердца) объясняющийся в любви к Куала-Лумпуру. Да, «Куала-Лумпур» - слово длинное, так что в стране его часто сокращают до просто KL.


Здесь же на углу обращала на себя внимание вот эта скульптура. Как оказалось. Это реплика национального монумента, оригинал которой стоит в одном километре к западу у здания парламента Малайзии. Но туда я не ходил. Монумент символизирует борьбу не то против японских оккупантов в 1942-44 годах, не то против коммунистических партизан потом. Сам монумент является вольной переделкой «Иводзимского монумента», изображающего группу морских пехотинцев, устанавливающих звёздно-полосатый флаг на острове Иводзима, установленного на Арлингтонском кладбище в США. Его кто-то из премьеров Малайзии увидел в 1960 году и захотел такой же. Но в этом то подвох. Не забыли ещё, что Малайзия – мусульманская страна? Мусульманами тут являются около 60% населения, как собственно малайцы, так и родственные племена, известные под общим названием «оранг-аслим». А в исламе, по крайней мере, в его суннитской разновидности изображать человека или животное – большой грех. Но в Малайзии про это как-то четыре десятка лет не помнили. А потом резко вспомнили. В общем, после 2010 года памятник был признан фетвами «неподходящим» и «потенциально идолопоклонническим».


Вот это странное здание, напоминающее летний пивной ресторан, на самом деле, королевский селангорский клуб, где собирались сливки английского колониального общества. Оригинальный клуб, правда, сгорел в 1970 году, но это здание восстановлено через восемь лет по оригинальному проекту. Ну а про бетонные башни на заднем плане мне ничего не известно.


Исторической осью города является Масджид Джамек, самая старая мечеть города1909 года постройки, когда-то главная, но уже давно утратившая статус. Ибо стоит она в месте слияния речек Кланг и Гомбак. В 2014 году площадь перед мечетью была в ремонте. Мечеть тоже в мавританском стиле, ну, в Куала-Лумпуре такое бывает: думаешь, это мечеть, а это старый железнодорожный вокзал. Думаешь, это вокзал, а это мечеть.


Собственно, слово «Куала-Лумпур» в переводе с малайского обозначает «грязь в месте слияние рек». Ну, не сказать, что грязи тут очень много, хотя вода в реке мутная. Город вообще довольно чист и ухожен.



Хотя под мостами через ту же реку своя жизнь. Бомжей в Куала-Лумпуре есть, особенно в районе центрального рынка, где я как раз квартировал.


Граффити с неясным местным смыслом.


А вот, наконец, что-то малайское в архитектуре. Похожим образом, только поменьше выглядели дворцы малайских султанов. А это подделка 1990-х – здание Банка Муамалат Малайзия.


35-этажное офисное здание Менара Даябуми, бывшая штаб-квартира нефтедобывающей компании «Петронас». Эдакий мини-небоскрёб в исламском стиле.


Малайзию (а тем более, город Куала-Лумпур) нельзя назвать мононациональным. Примерно половину населения страны составляют собственно малайцы, ещё около 10% - так называемые «оранг-асли». Ну а каждый четвёртый (а в Кала-Лумпуре – каждый третий) гражданин Малайзии – китаец, и ещё около 10% имеют индийское происхождение. Некогда в восточной части города был большой чайна-таун. Фактически, от него осталась только улица Петалинг. Которая фактически даже не улица, а крытый блошиный рынок.


Вот так это выглядит изнутри.


Надо сказать, это не уникальный пример. Такая же крытая торговая улица расположена у старого рынка Пасар Сени. Голубое здание по правую руку — это сам рынок и есть. Ну а по левую руку – английская колониальная застройка.


Индусов, как я сказал, в городе тоже довольно много.


Ну а дальше опять эклектика. Английские домики соседствуют с бетонными монстрами конца XX века.


В центре города.


Христиан в городе немного – около 5% населения. Впрочем, не думаю, что в колониальные времена было намного больше. Пресвитерианская церковь Святого Андрея.


Технический музей.


Двигаемся по улице на северо-восток, туда, где видна местная телебашня.

Одно время я фиксировал, в скольки городах я покатался на местном метро. Ну, надо учитывать, что не всегда ясно, а что считать метро. В Куала-Лумпуре, например, было ажно три системы скоростного внеуличного транспорта: городские электрички, бегающий по эстакадам легкорельсовый транспорт и эстакадный же монорельс. На двух из них я покатался. А вот настоящего подземного метров Куала-Лумпуре не было, в 2014 году оно только строилось, и открыли его только в 2016 году. Считать ли свои катания на легкорельсовом транспорте Куала-Лумпура за метро?


Уже на подходе к ней находится парк, представляющий из себя маленький клочок тропического леса, зажатый между джунглями бетонными. Букит Нанас.



Здесь можно прогуляться по подвесному мостику, протянуому на уровне древесных крон, так называемому сanopy walk. Впрочем, когда я по нему прогулялся, ничего интересного там не было. Древесная жизнь в дневное время просто попряталась.


Оставалось любоваться местными пейзажами в обрамлении ветвей тропических деревьев.


На этом кадре самое интересное – две башни со шпилями в право половине снимка, башни Петронас, новая штаб-квартира одноимённой нефтяной компании. Некогда самое высокое здание в Азии, 88 этажей, 452 метра в высоту. Пожалуй, главный символ Куала-Лумпура. На смотровую площадку башен можно сходить бесплатно, но вот беда, доступ туда ограничен по числу посетителей. В итоге это выливается в то, что утром у входа в башни натуральная драка за бесплатные билеты.


Господи, какой же этот парк всё-таки крошечный.


Альтернативой является смотровая площадка на телебашне Менара Куала-Лумпур, расположенной прямо за парком Букит Нанас. Седьмая по величине телебашня в мире и второе по высоте сооружение в Куала-Лумпуре, на 31 метров уступающий башням «Петронас». Сюда вход не бесплатный, но что-то цену в тысячу с чем-то рублей я счёл высоковатой. Так я остался без видов Куала-Лумпура сверху.


Думал было написать, что сложные впечатления произвёл на меня Куала-Лумпур. Но это не совсем правда. На самом деле, он просто не произвёл на меня особых впечатлений вообще. Если вьетнамские мегаполисы оставили позитивные ощущения, а Манила, например, скорее негативные, то этот не оставил никаких. Да, тут есть признаки английской колонии (начиная с левостороннего движения транспорта), есть какие-то малайские черты, куча хайтека, а вот души нет. И пива своего там нет – мусульманская страна всё-таки.

Может, конечно, стоило побыть там подольше. Но доведётся ли мне ещё побывать в Куала-Лумпуре – бог знает. Ибо для повторных визитов есть места и поприятнее.


2 комментария:

  1. Здравствуй, Сергей.
    А меня поразило, что нет единого стиля в городе.
    Наверное это потому, что соединилось "много старого" и неконтролируемое новое?
    А вот парк произвел на меня впечатленеие.
    Наверное интересно побывать на "дикой природе" в центре мегаполиса.
    И по мостику я бы с удовольствием походила, хотя и жутко боюсь все эти "высоко-качающиеся" сооружения.
    И вопрос, как-то возник давно, но, по моему, ещё не задавала:
    А фотографировать на улицах города можно свободно, или для этого требуется особое разрешение?
    Всё-таки аппаратура у Вас серьезная, не простая "мыльница".

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Здравствуйте, Ирина.
      Ну, отсутствие единого стиля для центра вообще обычно для советских городов. Да вообще практически для любых городов. Особенно разросшихся в ХХ веке. Куала-Лумпур, Красноярск, Бангкок, Сан Паулу. Краснодар, думаю, тоже не сильно отличается. За Европу не скажу, но термин "брюсселизация" пришёл именно оттуда.

      Э... а кто и где может мне запретить снимать? Я не сталкивался с таким ни в одной стране, из которых бывал. Это разве только в какой-то зоне боевых действий, где есть шанс снять что-то не то. Дак в такую зону меня и так никто не пустит, да и я туда не собираюсь.

      Удалить