пятница, 22 мая 2020 г.

Чичен-Ица, часть 2

Продолжаем нашу прогулку примерно в том месте, где мы прервались, то есть, примерно от северной стороны главной пирамиды. Сегодня мы пройдёмся по восточной и южной частям Чичен-Ицы.


Одно из самых примечательных сооружений тольтекского периода в Чичен-Ице – это так называемый храм Воинов, расположенный менее, чем в ста метрах на восток от пирамиды Кукулькана. В интернете можно найти немало фоток, как красиво он смотрится с вершины пирамиды, сделанных во времена, когда на неё ещё можно было забираться туристам. Сейчас и на сам храм тоже доступ воспрещён. Как и на все сооружения Чичен-Ицы с некоторого времени. Ну, отчасти правильно, ибо потока посетителей, который только усиливается, не очень прочный известняк просто не выдержит. Но из-за этого многие достопримечательности вообще можно увидеть только на фото в интернете. Например, на вершине храма Воинов установлен ещё один Чак Мооль, очень хорошо сохранившийся (его копию я потом увижу в Большом музее мира майя в Мериде). Но заметить его довольно трудно, и я вообще долго время думал, что его убрали куда-то. Потом на одной из фоток, вроде разглядел высовывающуюся из-за края ступеней часть головы.



Говорят, что храм является почти точной копией храма Венеры в Теночтитлане. В Теночтитлане не был, так что не знаю. А ещё тут, как и в пирамиде Кукулькана, храм построен поверх старого, меньших размеров. Именно в его камере тот самый Чак-Мооль и нашли.


Название храм получил из-за колоннады перед лестницей.


На колонны нанесены рельефы с изображениями солдат в боевой амуниции.


Хорошо различимый барельеф бога дождя Тлалока, высовывающегося из пасти Пернатого Змея.


Слева к храму примыкает ещё один храм, поменьше, в виде трёхступенчатой пирамиды. Он называется храм Стола (или храм Большого Стола), и про него информации в большинстве источников нет. Видать, не столь примечателен. А название, скорее всего, получил из-за того, что в его помещении был найден каменный стол. Как местные сооружения получали наименования, мы вскоре ещё увидим.


Справа же находится довольно обширное сооружение, представляющее собой аккуратные ряды круглых колонн, образующие не совсем правильный четырёхугольник со стороной примерно в 150 метров.


Сооружение называется «группой тысячи колонн». Не знаю, тысяча их или сколько, но, как видите, много. Предполагается, что раньше эти колонны несли деревянную крышу, крытую пальмовыми листьями, и ограничивали местный рынок.


За восточной стороной квадрата находится ещё один разрушенный храм, известный, как храм Малого Стола (или Столика, если хотите). Тут, наверное, тоже нашли стол, только поменьше. А сзади имеется здание, определённое, как местные бани (там даже нагревали воду!), только к нему подойти нельзя.


Наконец, сооружение с южной стороны колоннады так и называется, «Эль Меркадо», то есть, Рынок.


Ну, не знаю, как во времена майя, а сейчас вся Чичен-Ица представляет собой огромный рынок сувениров, и это несколько раздражает. Снимать я это, правда, почти не стал.


Выйдя из группы Тысячи Колонн со стороны Рынка, мы окажемся примерно у юго-восточного угла Пирамиды Кукулькана. Теперь найдём дорожку, ведущую на юг от пирамиды, и пойдём по ней. Кстати, тут есть ещё один сенот под названием Штолок. В процессе инфомационной подготовки обнаружил, что под названием «сенот Штолок» в интернете постят либо картинки Колодца Смерти (его мы видели в прошлый раз), либо вообще сенота Ик-Киль, в пяти километрах от Чичен-Ицы, куда группы туристов завозят после экскурсии по музею. Но настоящий Штолок находится здесь, и к нему с дорожки ведёт чуть заметная тропка. Милослав Стингл писал, что в стене сенота вытесаны ступени, по которым жители старой Чичен-Ицы спускались, чтобы набрать воды, но сейчас их фиг увидишь – подход к нему закрыт, дабы никто не звезданулся в колодец. Остаётся только посмотреть на мутную зелёную воду между деревьев… Да. Вероятно, после Чичен-Ицы впечатление о сенотах у вас будет не самое верное. Ну да ничего, более сенотные сеноты я покажу в одном из ближайших постов.


Примерно в 200 метрах к юго-западу от пирамиды Кукулькана мы найдём ещё одну пирамиду, напоминающую свою сестру, но поменьше (12 метров вместо 25 и семь террас вместо 9), и с более выступающими лестницами. Это «Оссуарий» или «Гробница первосвященника».


У северной лестницы этой пирамиды, как и пирамиды Кукулькана, имеются скульптуры голов Пернатого Змея.


Вероятно, здесь тоже можно было увидеть знаменитый эффект в дни весеннего и осеннего равноденствия, но сейчас навряд ли – слишком много вокруг деревьев. Пирамида постоянно в тени.


А вот храм наверху практически полностью разрушен.


На верхней площадке в центре, там, где был храм, имеется шахта глубиной около 5 метров, переходящая в лестницу, котороая ведёт в небольшую естественную пещеру. В этой пещере археологи обнаружили захоронение человека в ритуальных одеждах. Собственно, поэтому пирамида и называется «Гробница первосвященника», хотя то, что она построена изначально, как захоронение, археологи не подтверждают.


Пирамида с южной стороны.


Пройдя дальше на юг ещё с двести метров мимо вездесущих торговцев, мы оказываемся на небольшой площади, окружённый несколькими весьма любопытными сооружениями. По левую руку находится так называемый «Эль Караколь», что по-испански значит «улитка».


Такое название он получил из-за круглой башни, в которой располагается спиральная лестница – крайне нехарактерный для архитектуры майя элемент. Действительно, побывав в восьми городах майя, я нигде не видел круглых строений, в лучшем случае – со скруглёнными углами. Предполагается, что данная башня использовалась в качестве обсерватории для наблюдений за звёздами. Во всяком случае, тут зачем-то имеется узкое окно, куда солнце заглядывает только в дни равноденствий и ещё одно, указывающее строго на юг.


Напротив Караколя можно видеть ещё одно здание под названием «Каса Колорада», то есть Красный дом.


Такое название ей дали из-за того, что внутри археологи нашли следы красной краски, хотя приходилось читать где-то, что он сложен из камня красного цвета. Ну, можете сами посудить, есть ли тут иной красный цвет.


Майяское название Красного дома – Чинчанчоб, что дословно обозначает «маленькие отверстия».



За Каса Колорада располагается ещё один храм, довольно сильно разрушенный. Собственно, примерно так и выглядела вся Чичен-Ица лет сто назад.


Он называется Каса дель Венадо, то есть, дом Оленя. Это потому, что во внутреннем убранстве сумели определить только один рельеф, больше всего напоминающий оленя.


Непосредственно с юга к Караколю примыкает ещё один храм, носящий название храм Резных Панелей. Да, тут с южной стороны тоже было несколько каменных рельефов, но сейчас их не увидишь. Посему данный храм частенько пропускают, что на картах, что в описаниях.


Наконец, с юга площадь замыкает весьма старый и интересный комплекс, известный как «Женский Монастырь» или «дом Монахинь». На самом деле, никакого монастыря, тем более женского, тут не было – здание, скорее всего, носило функции резиденции правителя, а имя получила только потому, что первооткрывателям больше всего напомнило женские католические монастыри.


Комплекс состоит из большого дома с выдающейся широкой лестницей, к которому примыкает пристройка с отдельными «кельями», богато украшенная рельефами.



«Монастырское» крыло с торца. Можете попробовать разобрать в рельефах изображения священных животных: обезьяны, бабочки, черепахи и ягуара.


Ну а майяского бога дождя Чаака, коллегу тольтекского Тлалока, можно различить без особых проблем.


Такие орнаментальные мотивы характерны для царства Пуук, располагавшегося на западе Юкатана, и их мы ещё увидим в Ушмале.


А отдельно стоящую с востока постройку назвали «Ла Иглесия», то есть, Церковь. По аналогии с монастырём, хотя никакой церкви тут, конечно, не было.


«Церковь» украшена не менее причудливо.


Наконец, где-то на востоке поляны, между задворками «Монастыря» и храма Резных Панелей можно увидеть не очень натоптанную дорожку, на которой установлен вот этот указатель.


Если пойти по нему, то через метров пятьдесят мы выйдем на полянку, где стоит ещё один не особо примечательный, на первый взгляд, дом. Туристы сюда, как правило, не ходят, а зря. Это Акаб-Циб, «Дом Тёмных Письмён», самое старое и самое загадочное строение Чичен-Ицы. В здании 18 комнат, при этом одна украшена рельефами, а остальные – нет. Зато имеются те самые «тёмные» (в смысле, непонятные) письмена, а также отпечатки человеческих рук. Вовнутрь, правда, войти нельзя.


Собственно, на этом Чичен-Ица не исчерпывается. В полукилометре к югу имеется ещё одна группа старых сооружений, известная как «Чичен Вьехо», Старый Чичен. Но эта зона для посетителей музея закрыта, и про неё можно что-то узнать только по редким фотографиям в интернете. Ну да с тем, что в археологических парках майя немало закрытых для посетителей зон, мы ещё не раз столкнёмся.

В целом, Чичен-Ица – хороший пример отштукатуренного и примарафеченного археологического памятника (правда, тут несколько злоупотребили торговлей, масштабов каковой я больше нигде в Мексике не видел, пусть по моим фотографиям это было незаметно). С моей точки зрения гватемальский Тикаль, конечно, интересней, но приходилось читать восторги дамы, прямо сравнившей Тикаль с Чичен-Ицей и пришедшей к выводу, что Чичен-Ица то сохранилась гораздо лучше. Да нет, не настолько и лучше. Даже в википедии есть фото того, как, например, пирамида Кукулькана выглядела в 1892 году  или сколько земли и деревьев надо было убрать, чтобы откопать дом Монахинь в середине позапрошлого века. Но Чичен-Ица с XIX века находилась в поле зрения американцев, имевших деньги и дипломатический статус, и пробивавшие раскопки и реставрацию места. Та Чичен-Ица, которую мы видим сейчас, была кропотливо собрана по камушку в течение ХХ века на американские деньги. Тикаль о таком, понятно, может только мечтать.

Но Тикаль я вам покажу потом. А пока продолжим путешествие по мексиканскому Юкатану.

Комментариев нет:

Отправить комментарий