вторник, 26 мая 2020 г.

Сеноты Дситнупа

Сегодня я немного расскажу о таком местном туристическом аттракционе, как сеноты. Что это такое, я уже упоминал в постах про Вальядолид и Чичен-Ицу. Теперь объясню немного подробнее. Как я уже говорил, полуостров Юкатан сложен древними известняками, породами, образовавшимися в результате отложения известковых раковинок микроорганизмов на мелководьях палеозойских морей. За сотни миллионов лет вода подземных рек промыла в толщах этих известняков карстовые полости, образовав разливы подземных озёр и пещерные камеры. На Юкатане наземных рек практически не осталось: почти вся пресная вода полуострова сосредоточена под землёй. И там, где своды залов пещер подходили ближе всего к поверхности, часто они обваливались, образуя открытые или полуоткрытые воронки и колодцы с доступной пресной водой. Сеноты, как форма карстового рельефа, встречаются не только на Юкатане, они есть и в Австралии, и в Канаде, и в некоторых регионах южной Африки, но вообще это местная фича. Само слово «сенот» происходит от юкатекского ts’onot, обозначающего место с доступным источником пресной воды. Сейчас на Юкатане известно около шести тысяч сенотов (не считая подземных озёр с сохранившимися сводами), и рассмотрев внимательно космические снимки полуострова, вы без особого труда начнёте вычленять в зелени лесов характерные тёмные кружочки. Для цивилизации майя сеноты были главным центром притяжения, поэтому практически любое старое поселение на Юкатане образовалось у какого-нибудь сенота, ведь сенот – это пресная вода, а пресная вода – это жизнь. В наши времена потомки майя оценили и рекреационные достоинства сенотов, поэтому к практически любому удобно расположенному сеноту подведена дорога, а сам сенот оборудован для купаний: как минимум, прорублен удобный проход и организованы заходы в воду. А иногда устроены и раздевалки с запирающимися шкафчиками, душевые и рестораны. Самый известный пример – большой сенот Ик-Киль, в который туристов завозят на обратном пути после экскурсии по Чичен-Ице.


В районе Вальядолида (не считая сенота Саки прямо в центре города) имеется несколько сенотов, оборудованных для публичного посещения. Я выбрал два сенота, расположенных в районе посёлка Дситнуп в семи километрах от города. Они достаточно популярны: если вы откроете статью «сенот» в русской Википедии, то верхняя фотография там изображает Ик-Киль, а вот вторая под ней – сенот Самула в Дситнупе. Доставку в Дситнуп осуществляют от того же места, откуда отправляются маршрутки в Чичен-Ицу, только вместо микроавтобуса используется легковушка, но даже и с ней ждать, пока наберутся пассажиры, придётся существенно дольше, ибо в сеноты народа едет куда меньше. Ну и ещё это вдвое дороже: 70 песо в одну сторону. И пока ждёте, вам будут предлагать уехать в гордом одиночестве за 200 песо, но вестись на это не стоит. Кроме того, можно довольно легко сэкономить, проехав на такси только в одну сторону – обратно не особо трудно дойти пешком чуть более, чем за час, как я и поступил. Был будний день, народу в сеноты ехало немного… В общем, дождался, пока соберут хотя бы ещё трёх пассажиров в моём направлении, да и уехал. Высаживают на автостоянке перед входом. В кассе можно взять билет за 75 песо в любой их них, а можно – за 120 в оба сразу. Я, конечно, предпочёл посмотреть оба сенота. Билет представляет собой яркий браслет из воскованной бумаги, который нельзя снимать до конца посещения.



Сразу за входом – указатели. Сенот Шкекен – налево, сенот Самула – направо. Я первым делом пошёл в Шкекен.


Пройдя через закрытые павильоны торговцев с сувенирами (я ж говорю, день не базарный), а также туалет, выхожу ко входу в сам сенот. Вход – небольшая лесенка в скалу, над которой висит табличка «Если не умеете плавать – не входите в воду». Отмечаю факт своего появления, записав номер с браслета в специальном журнале.


А вот и сам сенот Шкекен, не очень большой карстовый зал с озерком прозрачной ультрамариновой воды.


Шкекен – это так называемый cenote-cántaro, сенот-кувшин, в котором провал по размеру меньше водоёма внизу, ибо провал тут всего около квадратного метра, так что зал нуждается в искусственном освещении.


Площадка у берега забетонирована, вдоль поставлена деревянная ограда, на которой висят спасательные круги, а также на возвышении стоит стул для дежурного спасателя.


Для тех, кто плавает неуверенно, в акватории озерка протянуты специальные канаты, за которые можно, если что, уцепиться.


Здесь ни раздевалок, ни душевых нет, впрочем, и народу тут не так много. Раздеваюсь, складываю шмотки в рюкзак и захожу в воду.


Сразу за камнем у места в воду глубоко. Ну, как глубоко: до дна достать ногой нельзя. Так-то Шкекен – сенот не очень глубокий, кажется, самое глубокое место в нём – всего четыре метра.


Вода по нашим меркам вполне тёплая – зимы на полуострове не бывает, так что охлаждаться, как в пещерах умеренных широт, ей некогда. Через некоторое время замечаешь в ней рыбок, которые даже подплывают и клюют тебя за ноги, хотя на полноценный фиш-массаж это не тянет.





Сверху свисают причудливо формы сталактиты, а также длиннющие корни деревьев. Не удержался от того, чтобы подплыть и потрогать их руками.


Поплескавшись в Шкекене с час, иду заценить второй сенот, Самула. Тут уже нас встречает целый транспарант с правилами: нельзя входить в воду пьяным или под действием препаратов, нельзя перед купанием натираться кремами, детям нельзя купаться без сопровождения взрослых, ну и таки пункт шесть. Не умеешь плавать – не входи в воду.


Вход в Самулу несколько помасштабнее, чем в Шкекен.


Ну так и сам сенот несколько помасштабней: тут зал где-то метров сорок в диаметре.


Ну и оборудован посложнее: тут есть настоящий балкон для раздевания и лестницы для захода в воду.  Название сенота происходит от юкатекского sak muul ha’, что обозначает «воды белого холма». Это я у знал от индейца майя, который приехал в качестве гида с какими-то европейцами. Пока они купались, я с ним немного перетёр, и это были первые юкатекские слова, которые я узнал, и именно они врезались мне в память.


И провал в своде несколько больше. Тут тоже корни деревьев, но судя по фоткам Самулы, которых полно в интернете, их периодически обрезают.


Под провалом – островок с камнями, упавшими некогда с поверхности. На островок вылезать запрещено.


Да и вообще запрещено заплывать в правую половину сенота за крайним канатом. Я было за него забрался, но меня тут же одёрнул спасатель с балкона над водой.


Самула имеет ощутимый скос от мелкой части, куда доступа нет до довольно глубокой. Не помню сколько метров, но не так уж много.


Солнечный заяц в том месте, куда сквозь окно пролез лучик солнца.


Народу тут гораздо больше, ко времени, когда я накупался и стал собираться, пришли даже люди, говорящие на русском языке. Разумеется, уходя не смог удержаться о того, чтобы посмотреть, как же выглядит сенот с уровня земли. Зашёл за здания павильонов... ага, так и есть. Огороженный участок, где и находится дыра в карстовую полость.


Подойдя к краю, можно увидеть в черноте пещеры свет лампы и её отражение в воде.


Я бы сказал, что купание в сенотах даже приятней морских купаний, особенно если учесть отсутствие солей и палящих солнечных лучей. В общем, для меня это было самое приятное купание за поездку, и иногда я даже жалею, что я не посетил хотя бы один сенот под Тулумом в конце своего путешествия. Но это мои вкусы. Смотрю, по отзывам народ, посещавший сеноты Дситнупа предпочитает Самулу. А мне так больше понравился тихий камерный Шкекен.
Продолжение следует.

Комментариев нет:

Отправка комментария