пятница, 30 августа 2019 г.

Ведадо

Как я уже отмечал, вся Гавана, действительно, очень велика и протянулась на десятки километров вдоль берега океана. В каких-то районах я бывал только проездом на автобусе, а в каких-то я не бывал вовсе. Сегодня небольшой рассказ про район Ведадо, расположенный в четырёх-пяти километрах к западу от старого города.


Топая из старого города на запад через равнину Сентро Абана, мы рано или поздно упрёмся в улицу под названием улица 10 октября. Он же Кальсе де Инфанта. Вот на ней, рядом с небольшим сквером-парком, носящим имя парке Де лос Мартирес, я и квартировал. Квартирка располагалась на мансарде дома, так что чтобы попасть туда, приходилось пыхтеть по лестнице на пятый этаж, причём потолки в доме были не меньше метров четырёх, так что пятый этаж, фактически, по высоте был как восьмой.


Зато какой сверху с террасы открывался вид!


Ну, у моей комнатки окна выходили во двор. Тут не так живописно, но можно видеть, что рельеф за Кальсе де Инфанта начинает при подниматься в гору, и район Ведадо стоит, фактически, на холме. Модерновое здание справа – это пятизвёздочная гостиница «Абана Либре». В Ведадо, кстати, тоже немалая концентрация пафосных отелей. Совсем рядом с «Абаной», например, находится гостиница «Насьональ», башни которой можно было видеть на морских видах в прошлом посте.


Но самое харизматичное место Ведадо, это, безусловно, Гаванский университет. Сам университет в Гаване был основан ещё в 1728 году, раньше университета московского, и долгое время он пребывал в Старом городе, о чём я, кажется, в одном из репортажей уже рассказывал. С 1902 года он переехал сюда, в Ведадо, где и находится до сих пор.


Классическое здание, находящееся на холме вверху высокой лестницы, безусловно, производит впечатление. ИМХО это одно из красивейших университетских зданий, которое я видел. Ну а близость университета даёт Ведадо славу района богемного, населённого местной интеллигенцией.


Уличная сеть Ведадо, как и во всех колониальных городах подчинена строгой, по линеечке, прямоугольной планировке. Только что уличная сеть здесь, в отличие от Сентро Абана или Старой Гаваны, повёрнута на 45 градусов. С северо-востока ню го-запад идут улицы, носящие номера (причём только нечётные!) с первой по двадцать девятую, с северо-запада на юго-восток идут улицы, названные по латинским буквам, от А до О. Вот это улица Л. То есть L.


Хотя в прибрежной части Ведадо имеется несколько высотных домов, типа Эдифисио Сомейян или ФОКСА, в основном Ведадо одно-двухэтажен. Как и полагается богемному району. Ну, что здесь селились граждане самые бедные, видно по местным виллам.


Какой-то китайский обелиск, установленный рядом со зданием Сомейян пекеньо.


Самая интересная улица в Ведадо – это улица G. Которая, правда, больше известна под названием авенида Президентов. Сама улица представляет собой широкий бульвар, на котором установлены памятники президентам американских государств.


Тут есть памятник, например, Симону Боливару, Омару Торихосу. А вот памятник Сальвадору Альенде, президенту-социалисту Чили, погибшему в ходе государственного переворота в 1973 году.


Северо-западный конец авениды Президентов отмечен памятником генералу Каликсто Гарсие, на котором я остановился в прошлый раз. Но рядом имеется ещё один интересный памятник, точнее, то, что от него осталось. Логично, что в начале улицы должен был стоять первый президент Кубы. И он тут и стоял. Беда только в том, что Томас Эстрада Пальма, будучи первым кубинским президентом, на Кубе фигура категорически непопулярная. Он победил на тех самых выборах 1901 года, в которых отказался участвовать генерал Максимо Гомес. Второй кандидат, генерал Бартоломе Масо тоже снял вою кандидатуру в знак протеста против своего оппонента, а главным образом, его американского бекграунда. Став президентом, Эстрада Пальма вёл себя как американская марионетка. Он включил в конституцию поправки Платта, обнулил таможенные пошлины для американских компаний и отдал американцем территорию для военной базы под Гуантанамо. Поправку Платта отменили в 1930-е годы, американский бизнес вышвырнули с острова после революции, а вот база в Гуантанамо действует до сих пор. В 1906 году он опять победил на выборах, после чего остров полыхнул протестами. Эстрада ушёл в отставку, передав власть в руки американских оккупационных войск, что не добавило ему популярности. В общем, мне сия фигура напоминает первого президента России Бориса Ельцина. В январе 1959, после победы революции, студенты взорвали памятник Эстрада Пальме, поставленный после его смерти, к чертям. Постамент статуи, на котором ещё можно видеть один из его ботинок, служит памятником президенту-марионетке до сих пор.


Судя по парню с ноутбуком, авенида – тоже зона публичного вайфая. Впрочем, таковых в Ведадо несколько.


Вот эта вилла, насколько я могу вспомнить, принадлежит министерству иностранных дел Кубы, возможно, тут находится их архив.


А вот чего находится в этой вилле, уже и не знаю.


Ещё одна улица, имеющая своё название – это 23 улица, ака Ла Рампа. Она тоже, в основном малоэтажна, но на ней находится несколько культовых мест Ведадо, типа кинотеатра «Ла Рампа» или кафе-мороженого «Копелия». Я мимо них проходил, но снять как-то не получилось.


Зато сфоткал маленький домик, в котором располагается кафешка «Эль буррито абанеро». «Буро» по-испански осёл, так что «буррито» - это дословно «ослик». Ну а ещё это буррито – это популярный мексиканский фаст-фуд, мексиканский собрат шаурмы. Тут, конечно, подают не только шаурму, но можно вообще недорого перекусить.


Обратите внимание, что цена указана в Монеде Насьональ… А, вы ж, вероятно, не знаете, что такое «Монеда Насьональ»! Дело в том, что на Кубе имеются две параллельно ходящие валюты: собственно кубинское песо (та самая Монеда Насьональ) и конвертируемое песо или КУК. По идее, КУК вводил для того, чтобы им расплачивались иностранные туристы, обменивающие на него свои доллары и евры, а монеда насьональ им не полагалось. При этом курс двух валют существенно различный. КУК жестко привязан к американскому доллару по курсу 1 доллар = 1 КУК, а за него давали, насколько я помню, 26 песо монедой насьональ. А поскольку обе обозщначаются похожим значком $, то приходится быть очень внимательным, чтобы не заплатить за что-то в 26 раз больше. Местные, понятно, этим активно пользуются. Сейчас куки можно свободно разменять на монеду (сендвич и стакан сока на завтрак купить проще купить за МН), и смысла в двух валютах нет никакого. Уже открыто поговаривают об отмене кука, но пока путаница с двумя валютами имеется и она приносит деньги, до этого не доходит.


Авенида Президентов примерно посередине.



Ну а это вид из её юго-восточного конца. Здание слева, похожее на банк – представьте себе, студенческое общежитие. Уж не знаю, как оно выглядит изнутри. А что, университет, как вы помните, рядом. Вон внизу справа стоит народ на автобусной остановке (да, там автобусная остановка). А среди них немало людей в белых халатах. Это студенты-медики. Университетская больница находится за оградой правее.


А замыкает авениду памятник Хосе Мигелю Гомесу, второму президенту Кубы, пришедшему ко власти после американской оккупации в 1909 году. Собственно, он и был главным инициатором отставки Эстрада Пальмы. Не сказать, что он был хорошим руководителем, в общем, это обычный коррумпированный латиноамериканский глава того времени, но за одно ему надо быть признательным. Гомес подписал договор на осушение болот Сьенага де Сапата в южной Кубе, которое не состоялось из-за масштабных распилов. И сейчас, благодаря этому, мы имеем один из самых бережно сохранённых тропических болотных комплексов в мире.


Ну а памятник очень пафосный. Наши российские лидеры просто нервно курят в сторонке.


Чуть южнее конца авениды Президентов, к югу от основного университетского комплекса, лежит парк. На сей раз не типа «сквер», а настоящий, солидный такой парк, называющийся «Кинта де лос молинос». Парк с аналогичным названием, кстати, имеется в Мадриде. Ну, немудрено, что такое название получила и вилла капитан-генерала Гаваны в XIX веке. Затем сюда перенесли от Марсова поля университетский ботанический сад, а ещё тут находится вилла Масимо Гомеса. Большой ботанический сад в Гаване сейчас находится далеко в южных предместьях, почти у аэропорта. А Кинта де лос Молинос служит центром экологического образования, куда иностранцу можно сходить за пять кук.


А если у вас есть кубинский амиго, то он сможет купить билет за пять песо в монеде насьональ. Вот такая экономия. У меня кубинского амиго не было, но зато парнишка – студент биофака провёл мне отличную экскурсию на хорошем английском языке (кубинца с лучшим английским я за месяц не встретил). Пожалуй, побродить по парку за пять песо одному, было бы не так интересно.


В экспозиции не только растения, но и животные, например, вольеры с птицами или инсектарий с бабочками. Или вот эти ручные черепахи из Венесуэлы.


Плоды хлебного дерева. Вот так они растут прямо из ствола.
-Пробовал?
«Пробовал, конечно. На хлеб ни фига не похоже…»
-Дык из же готовить специально надо… Я вот только родственный джекфрут пробовал..
«Ну, джекфрут то это совсем другое дело!»


Вот, убей бог, два года спустя уже не помню, к чему было это, простите за каламбурчик, капище! Вроде, мне даже про это что-то рассказывали. Надо бы в бумажках, привезённых из Кубы порыться.


В целом, Кинта де лос молинос напомнила мне ботсад тартуского университета. Ну что ж, я как раз еду в Тарту, так что с кубинскими рассказами прервёмся.

Но надеюсь, продолжение следует. Ещё два рассказа про Гавану в планах!

Комментариев нет:

Отправить комментарий