вторник, 22 октября 2019 г.

Камагуэй, часть 2

С чем в Камагуэе очень хорошо – так это с местным искусством. Нет, с ним на Кубе вообще неплохо, но создаётся впечатление, что центр города просто кишит людьми искусства: художниками, актёрами, поэтами. Вон и Ёузи Барбара, на песню которой я тут ностальгировал, оказывается, родом из Камагуэя. Камагуэй вообще какой-то не по-кубински меланхоличный и наводит на лирику. Есть предположение, что если отсюда вовремя не свинтить, то навсегда останешься здесь и начнёшь писать картины, пьесы или хотя бы стихи. Поэтому я не удивился, что большинство посетителей приезжает в Камагуэй всего на одну ночь. Жалко, я тоже недалеко ушёл от этого показателя.


Если отойти от центра города на запад по улочке Эрманос Агуэро,можно увидеть не оcобо сперва примечательный белый дом. Это родной дом Николаса Гильена. К своему стыду, я знаю только, что это кубинский поэт, а вот с его стихами уже хуже. Ну что ж, в частности, на стихи Гильена в переводе Инны Тыняновой была написана Давидом Тухмановым песня «По волне моей памяти», которую уж родившиеся в семидесятые годы должны узнать, пусть и не по тексту.



Улочка в итоге приводит нас на небольшую уютную площадь с колониальными домиками и красивой барочной церковью, тоже посвящённой Богородице: Иглесия де Нуэстра Сеньора дель Кармен. А площадь, соответственно, называется, Пласа дель Кармен.


Но интересной эту площадь делает отнюдь колониальные домики, и даже не церковь. Похоже, вы уже обратили внимание на расставленные по ней бронзовые скульптуры. Мужичок с бронзовой газетой, усевшийся под деревом.


Немолодая уже парочка на соседней лавочке.


Три явно сплетничающие тётки, расположившиеся по соседству на бронзовых стульях. Четвёртый стул свободен – можете примкнуть к их разговору.


Ну а первый, на кого натыкаешься, выходя на площадь, вот этот дядечка с повозкой, полной глиняными горшками. Эти горшки (тинахоны, как они называются) являются одним из символов Камагуэя, ибо производятся здесь с XVII века, чему способствует нахождение в окрестностях города подходящих глин. Тинахоны самого разного размера в городе можно видеть регулярно. Есть поверие, что для того, чтобы вернуться в Камагуэй, надо просто попить воды из тинахона. Мне, увы, случая не представилось, ибо сейчас тинахоны выполняют, в основном, декоративную функцию, и воду никто при мне из них не пил


Ну и на закуску – бронзовая горлица на питьевом фонтанчике.


К чему такая скульптурная сценография? А, оказывается, именно тут на Пласа дель Кармен находится дом ещё одной местноурождённой знаменитости, художницы Марты Хименес Перес. И прямо напротив мужика с тинахонами в тележке находится её студия –ателье. Я, конечно, не знаток скульптуры, но Марта Хименес в своих кругах известна: она оформляла несколько примечательных сооружений по всему миру, и её скульптуры установлены не только на Кубе, но и во Франции, в Чехии, в Китае, в Англии, в Канаде, и даже в США, несмотря на все проблемы кубино-американских отношений.


Вообще предметы изобразительного искусства в Камагуэе найти несложно. Скульптуру из прицерковной Пласа де Гальо я показывал в прошлом посте, а вот вам мурал с той же площади. «Гальо» по-испански, кстати, петух.


А вот такое вот ставит в тупик. Вроде просто процарапанная штукатурка на стене, но, чёрт возьми, произведение искусства! И как эту стену прикажете штукатурить?


Идёшь такой по улице, тут бац, бронзовая табличка, возвещающая о том, что тут находится бар “Yesterday”.


Заглядываешь – там вся ливерпульская четвёрка, выполненная из бронзы. Битлов на Кубе почему-то очень любят: в Гаване есть парк Джона Леннона, а потом ещё я видел популярное заведение в Варадеро. Камагуэй тоже от моды не отстал.


Ну а наша прогулка продолжается. Мы приближаемся к главной площади Камагуэя, носящей имя Игнасио Аграмонте.


На площади разбит замечательный, очень уютный сквер… то есть, парк. Сюда я ходил по вечерам в интернет, ибо на площади, как это часто сделано на Кубе, есть публичный вайфай.


В центре стоит памятник самому Аграмонте на коне, и указующий шпагой не то кубинцам, куда наступать, не то испанцам, куда отсюда отправляться.


Здесь тоже есть стенд с исторической ретроспективой.


Ну и местный собор, посвящённый по традиции Богоматери: Катедраль де Нуэстра Сеньора деля Канделярия. Изюминкой этого собора является статуя Христа на колокольне.


Похоже отремонтировали собор не так уж давно – в интернете полно картинок, где он ещё не столь чист и красочен. И надо сказать, обшарпанным он выглядел как-то органичней. Можете поискать картинки в гугле.


Вечер в кубинском городке.


Усталый абориген высунулся из окна.


Да, на некоторых улицах видны трамвайные рельсы. Хотя трамвай в Камагуэе не ходит примерно с тех же пятидесятых, что и в остальных кубинских городах. И тут, в отличие от Сантьяго, его восстанавливать не собираются.


Ещё одна площадь на отшибе исторического города называется Пласа Сан Хуан де Диос. А всё дело вот в этой не очень примечательной церквушке, которая сейчас является старейшим сохранившимся зданием Камагуэя. 1728 год.


Ну а эта небольшая, но очень атмосферная площадь находилась недалеко от места, где я квартировал. Площадь Хосе Марти с памятником самому Марти. Местные пионеры используют его постамент в качестве горки.


Очень красивая псевдоготическая церковь Саграда корасон де Хесус начала XX века.


Совсем рядом, буквально в метрах десяти имеется ещё одна маленькая площадь с вот этим памятником. Оказалось, это ещё одна уроженка Камагуэя, кубино-испанская писательница Хертрудис Гомес де Авельянеда. Вероятно, на мурале с известными камагуэйцами она тоже есть. У нас её, понятно, не очень знают, а в ибероязычной литературе она прославилась тем, что первой написала роман «Саб», направленный против рабства. Это было за десять лет до «Хижины дяди Тома» и за два года до «Рабыни Изауры» Гимараэнса.


Ну а это здание, хотя и имеет типичный колониальный вид, и даже два тинахона у входа, располагается уже за пределами исторического города. Местная балетная школа.


Тинахон можно видеть и в конце вот этой аллейки из кубинских брюхатых пальм в местном парке, расположенном за речкой Атибонико.


Аллейка, кстати, ведёт к ещё одному памятнику Игнасио Аграмонте, только уже явно в стиле социалистического конструктивизма годов семидесятых-восьмидесятых.


Вот в этом парке, называемом Касино Кампестре мы и закончим экскурсию по Камагуэю. Конкретно вот у этого деревца, высаженного в честь XIX фестиваля Молодёжи и Студентов, проходившего в Сочи за месяц до моей поездки на Кубу. Там несколько подобных деревьев, но мимо такого актуала, понятно, я пройти не мог.



Вообще от визита в Камагуэй у меня осталась некого рода досада. Ощущение, что что-то в этом городе я раскусить и распробовать не успел. Ну что ж, авось, ещё будет у меня шанс вновь посетить Камагуэй и посмотреть, как подросло деревце с последнего снимка.

Комментариев нет:

Отправить комментарий