понедельник, 20 апреля 2015 г.

Мрачно и холодно

Неприятно, когда по дороге домой приходится делать пересадку. Ещё неприятней, когда эта пересадка занимает почти сутки. Ночной поезд из Питера в Петрозаводск теперь по выходным не ходит, заместившая его «Ласточка» вышла за один час пятнадцать минут до прибытия автобуса, коим я приехал из Тарту. А следующий вдогонку мурманский поезд выходит по расписанию через полчаса. Теоретически я как раз успевал с автобуса на него, но практически я не был уверен, насколько точно автобус придёт и решил не рисковать. В общем, зря, ибо автобус пришёл почти на сорок минут раньше:  я бы успел не только на мурманский поезд, но и перекусить.


В итоге пришлось взять билет на воскресную «Ласточку» и забронировать комнату в хостеле за 500 рублей.


Не, не тут. Хотя этот отель находился на Фонтанке буквально напротив. Его название мне сразу напомнило кроссовки «Абибас» и магнитофоны «Помасоник», которые у нас продавались в начале 90-х. Что там внутри – не знаю. Мой же «хостел» тоже представлял из себя большую квартиру в старом доме, где навтыкали в комнаты дополнительных перегородок, устроив «номера». Правда, на сей раз это было не столь убого, как в прошлом, а пожалуй, даже миленько. Кухонька чистенькая, вайфай работал отлично,  душевые кабины новенькие и даже биде в туалете!


В общем, большую часть суток провести можно было не столь тягостно. Только из хостела мне надо было съезжать в 12-00, а «Ласточка» была только в 18-00. Хочешь не хочешь, а по Питеру шататься придётся.


Хотя с утра было ясно, но холодно. К обеду же небо окончательно замоложило, и теплее не стало. Имперская столица смотрелась насупленной и мрачной, как поздний Брежнев.


А ведь примечательная конная скульптура. С двумя точками опоры. Первая такая в Европе.


Во-от такой вышины. Интересно, что бы мне поставила учительница русского языка, употреби я в сочинении выражение типа «вышина воды»? «Вышина», кстати, ничего такая, метра с полтора.


Этот памятник я издалека принял за Алексашку Меньшикова. А чо? Ухарь в парике и шубе. Оказалось, архитектор Трезини.


Стояли сфинксы в своих Фивах годы, исчисляемые четырёхзначным числом, а в 1832 их стащили (во всех смыслах) и привезли сюда. Интересно, когда-нибудь из вернут в Египет?


Заметьте, я нигде прямы текстом не высказал, как я не люблю Питер. Но полагаю, фотки говорят не хуже. В ту погоду, которая была во время моей прогулки, он особенно напоминал мне скелет динозавра:  огромный, но неживой и мрачный. Кстати, пустыми улицы в воскресенье было снять не шибко то легко. Тем не менее, удалось. Но должен признать, будь погода получше, и настроение и фотки были ли другими. 


А потом я уехал таки домой. Но это совсем другая история и я расскажу её в следующий раз.

Комментариев нет:

Отправить комментарий