воскресенье, 7 июля 2013 г.

Кончезерское

Выбрался сегодня (точнее, уже вчера) наконец в поле. В смысле, сел на утренний автобус, чтобы вернуться вечерним в город - экспедиций никаких в этом году не намечается, босс так и вовсе в отпуске до 20 числа, а материалы то собирать надо. По счастью, на этот год у меня описания бурьянников, которых на заброшенных лугах видимо-невидимо, так что дело и впрямь можно решить при помощи пригородных автобусов.

Сегодня ездил в Кончезеро, место, знакомое каждому выпускнику биофака Петрозаводского университета, ибо именно тут расположена Кончезерская биостанция, место, где проходит полевая практика по зоологии на первом и втором курсе, да и со старших курсов кое-кто это место не минует. Ессно, после работы я не мог не зарулить на биостанцию, где в последний раз бывал почти двадцать лет назад. В Кончезере изменилось многое. На месте столовой, куда мы ходили обедать, а также магазина, где мы покупали продукты, ныне - просто руина.


Зато отстраивают потихонечку церковь, которая была руиной двадцать лет назад.


Вполне возможно, студентов скоро попросят из их общежития, которое в мои годы по историческому признаку так и называлось: «Попов дом». Впрочем, дом тоже не новеет. Куда-то пропало здоровое крыльцо, выходившее во двор. У меня вообще было ощущение, что дом необитаем. Конечно, суббота, занятий нет, народ уехал в город… А может, сюда и не возят уже никого?


Зашёл и на саму биостанцию. Не, какой-то народ есть. Во дворе знакомых бараков со скучающим видом сидела незнакомая мне девица. А дальше за оградой я увидел нашего преподавателя зоологии беспозвоночных Сергея Давлетьяновича Узенбаева, студентам известного как «Узенбаич» (один кадр, ныне сам преподающий на биофаке, его на первом курсе так и назвал прямо в в лицо: «Давлетьян Узенбаич», впрочем «Узенбаич» был уже привычен к тому, как студьозы коверкают его имя). Помахал ему рукой, он разговаривал по телефону, посему обозначил своё приветствие тоже, только помахав рукой. Сомневаюсь, что он меня узнал.


Вообще Узенбаич поседел и осунулся. Оно и понятно. Хуже, что и сама биостанция демонстрирует процессы старения. Вот этот корпус в мои времена был нежно-ультрамаринового цвета. Сейчас он облез и явно стал коситься. Стёкла в рамах разбиты и подклеены скотчем. Зато повесили камеру наблюдения (почему-то кажется, что неработающую).

И доску мемориальную. На доске написана неправда. Не было в этом здании в 1926-1940 годах Бородинской биостанции.


Хотя, может и была, но вообще доска раньше висела на другом, старом и большом доме, в котором ещё в 90-е года чувствовался дух лаборатории 30-х годов. Ибо ремонтировалось там всё в том же темпе, что и сейчас. Так вот этот старый дом ещё в середине 90-х сгорел после удара молнии. На въезде в биостанцию ещё можно видеть брёвна в кустах, обозначающие то место, где была Бородинская биостанция. При сносе доску просто перетащили на учебный корпус, где проходят занятия у студентов.

Теперь вопрос, видимо, в том, когда молния ударит в это здание.


Да, в «Поповом доме» всё-таки ещё живут. Уезжая из Кончезера, я заметил на окне первого этажа чьи-то умывальные принадлежности. Что любопытно, на сайте университета заявляется, что благодаря усилиям университета, учебная база станции стала расширяться и с 2000 г. расширенный поток студентов будет жить в еще одном многокомнатном доме. В 2013 году подобные воспоминания о будущем читаются особенно прекрасно. Может, конечно, оно так и есть, и уже тринадцать лет студенты живут в новом, ультрасовременном доме где-нибудь за углом, коего я просто не заметил. Но по мне так написанное отлично дополняет впечатления об увиденном с точки зрения того, как идут дела у нашего университета.

3 комментария:

  1. Спасибо, Сергей, за фото и информацию. Сам проходил практику на биостанции в 1978-79 годах, да и в 80-х приходилось по случаю заезжать. Жаль, что главный корпус сгорел ... С уважением, А.Рипатти

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Да на здоровье. Была бы информация, а то так, лирика.

      Удалить
  2. Хм... Кому и лирика информация, однако

    ОтветитьУдалить