среда, 3 июля 2013 г.

Тарту дорог, как город утрат


В первый раз я побывал в Тарту в августе 1990, во время двухдневного прибалтийского блица, который мы совершили с Митяем Молчановым. Поезд «Таллинн-Москва» тогда стоял в этом городе с тортовым именем ажно пятнадцать или двадцать минут, так что мы вышли из небольшого вокзала, и оказались не то в маленьком парке, не то в большом сквере, вытянувшемся вдоль улицы, тогдашнего названия, которой я и не помню (имя белоэстонского командира штурмовиков Юлиуса Куперьянова ей присвоят только через два года). Мы прошли этот сквер-парк почти насквозь, вокруг всё было тихо и пусто, как в небольшом райцентре. И где тут знаменитый Тартуский университет? И впрямь райцентром попахивает. Я ещё не знал, что лет двенадцать спустя мне доведётся ночевать буквально за углом от того места, где мы тогда остановились, постояли, и пошли назад, на поезд в Москву.


Ну а центр города, который начинался буквально в полукилометре, я увидел, и впрямь, только через двенадцать лет, когда у меня появился шанс рассмотреть город немного лучше. Здесь, под горкой у реки Эмайыги и находится несколько кварталов старого Юрьева-Дерпта-Тарту. Ну, как старого… Несмотря на свою историчность (здесь издревна был укреплённый город, важный перевалочный пункт между Псковом и Ганзейскими городами Балтики), тут мало что сохранилось. Когда-то тут  были крепостные стены с башнями, верхний и нижний города, как в Таллинне, но город серьёзно страдал от каждой из многочисленных прокатывавшихся через него войн, в результате, ни этих самых стен, да и почти никакого вообще средневековья в Тарту не осталось. Облик города определяют здания XVIII века и позже.

Центр города, как водится, Ратушная площадь. Ратуша, конечно, не столь колоритна, как таллиннская, XVIII век. Ратуша в Нарве выглядит почти точно так же. Но миленько, чего уж там.


А эти дома и вовсе XIX век, судя по всему.


Правда, средний из них всё же является местной достопримечательностью. Это так называемый «падающий дом». При строительстве у проектировщиков хватило ума поставить одну сторону дома на остатки бывшей крепостной стены, а другую – на деревянные сваи. В результате чего дом, меньше, чем за столетие приобрёл ощутимый крен. Площадь в этом месте спускается, надо делать поправку и на это, но по входной двери ясно видно, что дом наклонился. Зафиксировали его только в XX веке. Теперь вот туристам показывают.


Соседний дом богемного вида не падает, но выглядит вполне пристойно.


Меня особенно привлекли две скульптуры на фасаде. Слева, по-видимому, Меркурий, но зачем ему не то коса, не то хоккейная клюшка? А вот кто женщина с шестерёнкой и свитком, я навскидку сказать уже и не могу…


Один из символов города – фонтан «Целующиеся студенты». Тарту – город университетский, на его сто с копейками тысяч жителей приходится 17 тысяч студентов. Так что изюминка вполне закономерная.


А вот фонтан более наворочанный, стоит перед университетской библиотекой. В здании самой библиотеки ничего особенного нет (вон она, высовывается сзаду), а вот фонтан привлекает внимание. Это не просто фонтан, а памятник Юрию Лотману, основанный на его собственном рисунке. Да-да.


Впрочем, если глянуть с правильной точке, можно в сплетении труб углядеть профиль с усами и характерным национальным носом. Да, пожалуй, что-то в этом есть. Вода, видимо, символизирует мысль, выделяющуюся из мозга, как желчь из печени.


А вот и помянутые мной бронзовые писатели с фамилиями Wilde, сидят перед пабом того самого имени. Туристы любят между ними фотографироваться. Ну, для этого, в общем, их так и ставят.



Ну а где же сам знаменитый университет? Впервые он попадается на глаза в виде настенной живописи (назвать это «граффити» как-то язык не поворачивается) на слепой стене дома рядом с ратушей.


Подобные настенные рисунки в Тарту вообще любят. Вот эта, например, видна прямиком с террасы «Видьде-паба». Что символизирует – фиг знает: то ли столетий эстонского кино, то ли сотый эстонский фильм… Про нынешнее эстонское кино вообще мало что известно. Едва ли не самым известным персонажем остаётся собачка Лотта, держащая хлопушку, эдакий эстонский Микки-маус.


Ага, а вот и здание Тартуского университета.


Улочка в центре, увенчанная старинной киркой с золотым петушком на шпиле. Если пройти дальше, можно попасть в ботанический сад, несколько фотографий из которого будет в следующем репортаже.


Но мы вместо этого вернёмся назад и пойдём по улице Лосси в гору, на вершину холма, некогда образовавшего верхний город средневекового Дерпта.

Над улицей расположены два пешеходных мостика. Один, выкрашенный в жёлтый цвет и посвящён Иоганну Фридриху Парроту, первому ректору Дерптского университета. Называется «Ангельский», Инглисильд.


Второй мостик, чёрного цвета, соответственно, «Чёртов», Курадисильд. Якобы в этом выразилось отношение университетской публики к Алекасндру I, чей лик можно увидеть на рельефе. На самом деле, дело не в Александре, а в профессоре университета, работавшего в соседнем анатомическом театре, чья фамилия была Маннтейфель («Человек-чёрт»), якобы, по его ходататайству и был построен этот самый мост. Да и «Ангельский мост» изначально отнюдь не ангельский, а «Английский», инглизесильд. Попутали пейзане эстонские.


А вот и сам анатомический театр на вершине холма.


Тут пора сказать вот что. При всей своей культурности (культурная столица Эстонии, не хухры-мухры), Тарту, в отличие от презираемого местными снобами Таллинна (к примеру, уродливую здоровую коробку торгового центра «Каубамая» тут называют «Таллиннский университет»), памятником ЮНЕСКО не является. Но всё же памятник ЮНЕСКО тут частично есть. Этот памятник называется «Геодезическая дуга Струве» в честь знаменитого дерптского астронома, который некогда протянул через всю Европу, от  Норвегии до Одессы, линию из двухсот с лишком триангуляционных пунктов. Линия использовалась для геодезических экспериментов. Сейчас этих пунктов осталось 34, и они являются памятником ЮНЕСКО, разделённым ажно между восемью государствами – совершенно беспрецедентный случай!  Вот и пошёл я этот местный пункт искать. Нашёл старую обсерваторию, сейчас играющую роль музея (новая обсерватория находится за городом с его засвеченным небом, в посёлке Тыравере).


Напротив – советского времени памятник самому Струве, больше всего напоминающий бельевую прищепку, прихватившую некую бетонную дугу… дугу Струве?


Но где же триангуляционный пункт? Вон что-то в обочине газона виднеется. Не-а, не то. Табличка на двух языках, о том, что тут находится городище старого Тарту.


Так и не нашёл я этого самого пункта дуги. Возможно, его роль играла сама старая обсерватория.

Холм, на котором стоят обсерватория, анатомический театр и ещё кое-что, называется «Домским». Ибо здесь должен был стоят большой Домский собор. Его, как водится, в средние века, строили-строили, да так и не построили. Зато рушили несколько раз, во всех войнах.


Достраивать уже и не будут. Руину законсервировали as is, она тоже служит местной достопримечательностью. В алтарной части разместился городской музей. На несостоявшуюся колокольню можно слазить. В 20032 году я и лазил. Сейчас не полез, всё равно ничего особо живописного сверху не видно – вид на центр города закрывают деревья.


Ну и на заедку – ещё один памятник, поставленный совсем недавно. Юхан (Иоганн) Шютте, шведский чиновник XVII века, занимавший ряд постов, в частности, бывший генерал-губернатором Ливонии, Ингрии и Карелии. Именно его король Швеции Густав-Адольф назначил канцлером основанной в Дерпте в 1632 году «Академии Густавиана», от коей гордые эсты ведут нынешний Тартуский университет. С моей точки зрения, это просто приписывание себе истории. С равным успехом МГУ может вести свою историю не от Ломоносова, а от Славяно-греко-латинской академии. Ну или Киевский университет – от академии Киево-Могилянской. Ну, что поделать, у кого нет славного прошлого, его надо просто придумать. И поставить красивые монументы. А сам нынешний университет был открыт в 1802 году при том самом Александре I. В течение 82 лет потом преподавание в нём велось на немецком, да и известен он, прежде всего, немцами, типа того же Струве и основоположника эмбриологии Карла Бэра.


А закончу я репортаж вполне нейтральной и не исторической картинкой. Да, хотя Тарту весь из себя город рафинированный, европейский и интеллигентский, здесь по прежнему пьют квас из жёлтых бочек.


Хотя и бочки теперь тоже европейские. Вот, собственно, это  есть Эстония. Вроде бы всё такое новое и современное, но по сути – наш же квас из старой доброй бочки.

Продолжение следует.

Комментариев нет:

Отправить комментарий