воскресенье, 26 июня 2011 г.

Папонт в Политехническом

Свои украинские заметки я начинаю вовсе не с Украины. Между поездом из Петрозаводска и поездом на Киев у меня было больше 11 часов в Москве. Для начала закинул рюкзак в камеру хранения на Киевском вокзале. Улыбчивый кладовщик запросил с меня 120 рублей. Разумеется, без сдачи - крупногабаритная кладь стоила 118 (на Ленинградском вокзале на обратном пути тот же самый рюкзак крупногабаритным уже не сочли и взяли строго по тарифу 78 рублей 30 копеек). А также поинтересовался, в какой я иду поход. Очевидно, его заинтересованность в моей персоне и была тем обслуживанием, на которое ушли два рубля сдачи. Вообще-то у меня был обширный шопинг-лист, но им я планировал заняться только на обратном пути. А вот что можно было прикупить, так это карты и путеводители. Поехал на книжную ярмарку в «Олимпийский». Увы и ах, там был какое-то парфюмерно-косметическое мероприятие, и возле спорткомплекса отиралась целая куча граждан с развёрнутыми веерами флаерами. Что делать, зашёл с горя перекусить в «Макдональдс». После чего пешком пошёл в центр города. Всё держалось на чистом экспромте.

И на это экспромте я дошёл до Лубянки. Зашёл в дорогущий «Библиоглобус», а на выходе в глаза бросилось здание Политехнического музея. О, я же туда как раз хотел сходить. До этого думал ещё сесть на девятый троллейбус и доехать до другого места моего детства – главного ботсада, но теперь ботсад подождёт. Иду в Политехнический музей.

Билет стоит 100 рублей. За съёмку надо палтить ещё сколько-то, я решил этого не делать – всё равно навряд ли освещение будет достаточным для сколь либо хороших снимков. Камеру вместе с рюкзачком сдаю в камеру хранения. Народу в музее довольно много. И что хорошо, многие с детьми. Впрочем, суббота – выходной день. Кстати, музей проводит ещё какую-то программу для детей. В частности, в тот момент, когда я был в музее, в лектории химического отдела шла лекция по занимательной химии.

На втором этаже обнаруживаю выставку, которая для начала меня несколько расстроила. Выставка посвящена Солнцу и солнечной энергии, и сделана на манер западных популярных экспозиций. Пустые залы с минимум экспозиции, информация на интерактивных компьютерных панелях. В одном из залов голую стену занимают распечатанные на лазерном принтере строки из стихов. Фаааак. Сразу вспомнилась Карина Назаретян с её восторгами объединения науки и искусства под одной крышей. Ещё одна неприятность состояла в том, что ни одного нового экспоната задействовано не было. На стенде, посвящённом солнечным батареям, висели два пыльных макета советских спутников 1960-70 годов. А окончательно порвала вот эта табличка.

Как быстро в музей пришли люди, не помнящие, как пишется слово «Токамак». А я вот из советского школьного курса физики отлично помню, что оно расшифровывется, как ТОроидальная КАмера с МАгнитными Катушками. Может, конечно, и опечатка, но почему до сих пор никто внимания не обратил?

Однако, потом моё настроение несколько улучшилось. На верхних этажах основная структура экспозиции сохранилась. Впрочем, тут дело неоднозначно. Структура то сохранилась, а вот новых экспонатов я насчитал не так уж много. Несколько дешёвых мобильных телефонов в отделе телефонии и несколько цифровых фотоаппаратов-мыльниц в отделе фотоаппаратов. В том же отделе – подарок от какого-то французского музея, послевоенная установка для 3-D фото. Макет кузницы в натуральную величину (может, он и был, но я его не помню). Несколько элементов атомного реактора, подарок завода-производителя. Прикольный стенд о компьютерной технологии с «антикварными» макинтошами и дисками для лазерных проигрывателей.

В отделе космонавтики – надувной планетарий, вход в который ещё за 250 рублей. Туда я не пошёл.

В остальном всё как было. И в отделе космонавтики это чувствуется особенно острою Такое ощущение, что 20 лет отечественная наука и технология стояли на месте. А впрочем, разве оно не так?

А из космического отдела – переход наверх, в отдел кибернетики. Где меня встречает широкой улыбкой тот самый робот, коего, оказывается, зовут Сепулька. Поговорил со смотрительницей. Оказывается, Сепулька до сих пор пугает детей. Меня это растрогало. «Да он уже старенький,» - добавила она: «На будущий год 50 лет будет». Блин. А когда я шугался от него, ему не было и 15. Старею.

Двойственное ощущение музей оставляет. Примерно как наша система охраны природы. Для своего времени она была очень даже ничего, но 20 лет назад она остановилась в развитии. Теперь вроде как она уже плохая.

На компьютерном стенде, кстати, была любопытная надпись: «Процессор: от воды к электронике». С учётом увиденного ранее, в башке сложилась формула нынешнего музея «Техника: от чудес науки к ширпотребу». Кажется, понял я в чём проблема этого музея. Он так же не нужен в нынешнем обществе, как Госплан или пионерская организация. Рудимент проклятого совка. Впрочем, отдельные граждане считают, что в качестве музея он ещё может пожить. И скрипучие половицы, а также давно не менявшиеся оконные рамы будут только подчёркивать его анахронистическую суть.

ЗЫ: А может, зря я фотоаппарата не взял?

Комментариев нет:

Отправить комментарий