понедельник, 1 января 2018 г.

Куба си

Первое января - конечно, не лучший день, чтобы писать что-нибудь серьёзное. Я обожравшийся и не выспавшийся, кровь приливает куда угодно, но не к голове, складывать слова во что-то осознанное неудобно. А я хотел как раз про Кубу немного подробнее расписать. Но с другой стороны, первое января – как раз очень подходящий день. Это государственный праздник Кубы, и не только в связи с новым годом. 1 января 1959 года президент Фульхенсио Батиста, чьи войска накануне наголову разбил под Санта Кларой отряд Че Гевары, сбежал с острова. Победила кубинская революция.


По приезду (да ещё и до возвращения) соотечественники часто меня спрашивали «Ну и как там, при социализме?» Либеральная пропаганда, в том числе и наша очень любит акцентироваться на «социалистической разрухе» на Кубе, в итоге сейчас  многие уже начинают подозревать, что это всё неправда и ждут, что я расскажу именно об этом (про кубинскую «разруху» я лучше потом напишу,когда буду разбирать гаванские фото). А пока я расскажу несколько о другом.


О том, что социализм там несколько специфический. Будучи на Кубе, вы нигде и никак не увидите коммунистической символики, например, серпа и молота, в том числе и на эмблеме Коммунистической партии Кубы.


Кстати, Куба – единственная социалистическая страна, которая никак не меняла свою символику. У стран «народной демократии» хотя бы на гербе появлялись красные звёзды вместо корон, сами гербы с традиционных щитов менялись на новогеральдические, тут же вообще никак и ничего менять стали.

И лозунга «пролетарии всех стран, соединяйтесь» вы тоже нигде не увидите. Ибо кубинский социализм национальный. Настолько национальный, что, например, украинские нацисты охотно заимствуют кубинскую революционную субкультуру. Например «хто не скаче, той москаль» - это измененное «кто не прыгает, тот янки», знакомое нам по Кубе восьмидесятых. Или «революция гидности», которую вспоминаешь на площади Пласа де Дигнидад перед американским посольством. Вы можете себе представить «площадь Достоинства» в советской Москве? Я – нет. А у них это важная фича несокрушимого кубинского народа.


Культ героев. Конечно, он тут есть. Но герои тут тоже вполне определённые. После революции во многих кубинских городах поменяли названия улиц. Но напрасно мы будем искать на картах имена деятелей коммунистического движения. Максимально близкими к искомому были улицы революционеров 1950-х Абеля Сантамарии и Камило Сьенфуэгоса в Тринидаде, только что ни Сантамария, ни Сьенфуэгос коммунистами не были. Да сам Фидель Кастро себя осознал марксистом только в 1962 году, когда антиамериканская политика Кубы уже была определена. Идейным марксистом был аргентинец Че Гевара, панлатинист и сторонник экспорта революции, но улиц его имени на Кубе нет. Даже в Санта Кларе, где культ Че развит как нигде в мире. Как их нет и в честь деятелей коммунистической партии Кубы до 1959 года (кстати, вы многих из них знаете?) Я уже не говорю про иностранных классиков коммунизма, начиная с Маркса и Энгельса. В Гаване есть парк Ленина (но там есть и парк Джона Леннона, например) и театр Карла Маркса, кроме того нашлась улица Ленина в городке Хибара в провинции Ольгин, но это, пожалуй, всё. Почти что нет в кубинских городах вообще никаких социалистических топонимов. Ну разве что, Пласа де Трабахадорес (площадь Трудящихся) в Камагуэе. Ну, конечно, в каждом городе есть Пласа де Революсьон, только вот не каждая революция социалистическая, знаете.


А чьими же тогда именами названы улицы кубинских городов? В основном деятелей национально-освободительной борьбы XIX века: Антонио Масео, Максимо Гомеса, Карлоса Мануэля Сеспедеса, Игнасио Аграмонте, ну и конечно, Хосе Марти. В своё время бабушка, рассказывая пятилетнему мне про Кубу, сказала, что «Фидель Кастро у них, как у нас Ленин». Бедная моя бабушка не догадывалась, как она ошибалась. «Как у нас Ленин» у них именно Хосе Марти, которого она вообще навряд ли знала. Ему стоят по несколько памятников в каждом городе, его мемориал – самое высокое строение в Гаване, его белокаменный мавзолей – главная святыня кладбища Санта Ифигения в Сантьяго (а там, например, похоронен Фидель Кастро и все участники штурма Монкады), его бюсты установлены перед каждой кубинской школой. Собственно, пионерская организация на Кубе – имени Хосе Марти. Чтобы понять, что к коммунистической идеологии кубинский поэт никакого отношения не имеет, достаточно сказать, что эмигрантские пропагандистские медиа в США называются «Радио Марти» и «ТВ Марти». Вы себе представляете, чтобы  «Радио Свобода», например, называлось «Радио Ленин»?

Кстати, о детях. Знаете, какой на Кубе самый популярный местный мультфильм? У них нет аналогов «Ну, погоди!» или Чебурашки. Главный мультяшный герой Кубы – мамби Эльпидио Вальдес, борец с испанским колониализмом и империализмом янки. Про него снято две полнометражки и множество короткометражных лент, начиная с 1970-х годов (на ютубе есть несколько серий). Одна из них так и называется: «Эльпидио Вальдес против льва и орла». Лев - герб Испании, орёл - герб США.


Эльпидио Вальдес без дурака популярен на Кубе. В Варадеро я видел рисунки с героями мультфильма на стене детского парка, да и сам мультфильм видел, хотя телевизор почти не смотрел. Но вот вы себе представляете подобный мультик в Советском Союзе? Я – нет. Мультики про войну у нас были, но всегда печальные и заумные, детям они не нравились. А вот такой веселенькой мультяшной войны у нас не было, и в моих представлениях она бы  попадала под статью УК о «Пропаганде войны».

В общем, истинный герой кубинского народа – это не трудящийся мирного времени или красный революционер, а деятель одной из национально-освободительных войн XIX века. Почему мне это не нравится? Да потому, что обе эти войны закончились поражением, а к героизации лузерства я отношусь категорически отрицательно. В десятилетнюю войну 1868-1878 годов Испания достаточно легко справилась с кубинскими повстанцами, которые были пересажаны и перестреляны. Война за независимость Кубы в 1895-1898 закончилась вмешательством Соединённых Штатов и установлением на Кубе марионеточного режима. Причём Марти и Масео до этого даже и не дожили, а доживший Максимо Гомес воспринял «победу» с пессимизмом и в кубинской политике далее не участвовал. Мне всё это адски напоминает опять хохлов с их культом Бандеры, просравшего всё, но упорно возносимого на щиты и знамёна.

Вот такой на Кубе социализм. Если Китай – это капиталистическая экономика плюс коммунистическая идеология, то Куба – это социалистическая экономика плюс националистическая идеология. Почему-то меня совсем не удивляет, что Че Гевара с Кубы уехал, хотя он, конечно, никаких негативных высказываний про Кубинский социализм себе не позволял.

Ну и второе, о чём хотелось бы сказать, это анализ текущей политэкономической ситуации. Идеология – это, конечно, хорошо, но без экономики она пшик. А экономика на Кубе вполне социалистическая. Но и тут есть определённые подвижки.

Меня периодически спрашивали, ну и как кубинцы относятся к русским, явно подразумевая, испытывают ли они ностальгию по кубино-советскому братству. Я отвечал, что надо делать поправку на то, что из кубинцев я общался в основном с людьми, которые зарабатывают на иностранных туристах. А таксистам и владельцам кас (частного жилья, в котором я останавливался) как-то всё равно, они любят всех, кто платит им деньги. Я для них такой же источник доходов, как канадец, немец или француз. У них, собственно, и термин имеется общий для всех этих ходячих кошельков: алеман, то есть, буквально, немец.

Немцем у нас зовется всякий, кто из другой страны прибыл, будь он француз или швед - для нас он всегда немец

 Русский так русский, тебе разве что задвинут, про то, какая замечательная машина «Жигули» и про так хорош президент Путин. Не надо этим обольщаться. Они просто создают приятное мнение о себе, чтобы им хорошо заплатили. Что думает простой народ, это другое дело. А они вполне могут нас и презирать, хотя бы за президента Горбачёва. Орден Иуды сей деятель вполне заслужил, и его тень ещё долго будет лежать на всех нас, хотя в России его ненавидят ненамного меньше, чем на Кубе. Лишившись в 1990 году всех рынков сбыта, оказавшись без топлива, кубинское руководство начало прикидывать, как же теперь обеспечить приток денег извне. Основной кубинский продукт до революции, сахар, сейчас не особо востребован. Вон уже и Россия его сама экспортирует. Тропические фрукты, да и вообще сельхозпродукция – тоже вещь не очень прибыльная, к тому же, их могут выращивать где угодно в тропиках. Ром и сигары – это очень хорошо, но их рынок весьма ограничен. А вот что на Кубе есть в изобилии и хорошего качества – это рекреационные ресурсы. Так что можно попробовать развивать туризм. Паче на этом ещё можно дополнительно подзаработать, введя специальные цены для иностранцев. И вот на Кубе организовали вторую валюту, «песо конвертибле» или «кук», жёстко привязанную к доллару в отношении 1:1. На неё обменивали инвалюту, и ей туристы расплачивались за предоставляемые услуги: гостиницы, рестораны, транспорт. Естественно, стоимость за куковые товары и услуги гораздо выше, чем за национальное песо: алеман имеет деньги и должен платить. С другой стороны, туристы не сталкиваются с дефицитом и низким качеством товаров на Кубе. Куки стали чем-то вроде чеков Внешпосылторга, на которые можно было накупать различные ништяки в специальных магазинах «Берёзка», только что более распространённые. К нашеум времени, кстати, фунция куков, как денег для алеманов, во многом отмерла. Куки легко обмениваются на национальное песо, кубинцы могу платить куками, а я завтракал в дешёвых забегаловках за песо.


Однако система сработала не очень хорошо, поскольку услуги были дорогие (номера в государственных отелях начинаются от 50 долларов за ночь) и не всегда качественные. И тогда лет пятнадцать назад на рынок туристических услуг допустили мелкого частника. Стало возможно заниматься частным извозом, держать частные ресторанчики и сдавать туристам комнаты в частном секторе, по существенно более низкой цене, естественно, выплачивая какие-то налогу государству. Это помогло резко расширить рынок (число туристов на Кубе постоянно растёт, в прошлом году их ожидалось уже более 4,5 миллионов против 4 в 2016), но имело и негативный, на мой взгляд эффект. На острове сложился слой людей (не скажу, что очень большой и влиятельный), которые получают большие деньги, не затрачивая особого труда. Если зарплата врача на Кубе около 50 долларов, а пролетария и того ниже, то владелец одной комнаты легко получает 20 кук за один день. Причём особенно злостно тут выглядят даже не жуликоватые «помогайки» хинетерос, и не такие же жуликоватые таксисты, а именно владельцы «кас партикуляр». Хинетерос и таксистам приходится всё-таки как-то потрудиться за свои куки, а эти просто торгуют своим имуществом, зачастую доставшимся им нахаляву от государства. И получают больше тех, кто этого государство строит и крепит. Мне это адски напомнило «святые» девяностые у нас, когда производительный труд стал окончательно невыгоден, и граждане кинулись сдавать свои квартиры, и, естественно, мне такая ситуация не нравится. Как кубинцы вывернутся из этой ситуации, не знаю.

Комментариев нет:

Отправить комментарий