пятница, 27 марта 2020 г.

Бонток

Дальнейший маршрут по Кордильерам вызывал у меня на этапе планирования определённые колебания. Изначально из Банауэ я планировал податься в пункт под названием Сагада, известный своими пещерами и висячими гробами. Да-да, вы всё правильно прочли. Вернее, совсем изначально я планировал посетить только Сагаду, причём на обратном пути. Позднее маршрут развернулся на 180 градусов, и в Кордильеры я поехал по пути на север, а в посещении Сагады возникли сомнения, поскольку я узнал, что пещеры там неважно оборудованы и для их посещения требуется гид. Гробы меня интересовали существенно меньше. Ну а последней каплей послужило то, что Сагада лежит в стороне от трассы, и выбираться оттуда несколько труднее, тем более, в направлении Илокоса, куда собирался дальше я. В итоге вместо Сагады я избрал для остановки городишко под названием Бонток. О чём и не пожалел.


Бонток расположен в провинции, которая граничит с Ифугао с севера, и так и называется, Горная провинция. До Банауэ отсюда по прямой всего с двадцать километров, но по дороге уже все сорок шесть, и ехал я уже довольно долго, поднимаясь по пути на высотe до двух километров на перевале. Желающие могут найти запись за тот день в путевых заметках. Там, где дорога из Банауэ доходит до трассы, связывающей горную столицу Лусона Багио с провинцией Калинга, Бонток и находится.



Городок совсем не велик – собственно, вот он весь, в горной долинке вдоль горной речки с латиноамериканским именем Чико.


Первая часть Бонтока, куда мы попадём по пути из Банауэ – заречный район Самоки, соединённый с центром городка одноимённым мостом.


Речка Чико – широкая и мелкая, но я помню о коварстве горных рек, которые из ленивых водоёмов в дождь быстро превращаются в ревущие потоки.


Неселение Бонтока – около трёх тысяч душ. Но, тем не менее, в отличие от Банауэ, это настоящий маленький город. С многоэтажными зданиями, торговым центром и даже музеем.


Хотя, в общем, в Бонтоке всего несколько улиц. Главная из них - та самая дорога Багио - Калинга.


В Бонтоке всё перемешано, вот это вот здание городских социальных служб, где сидит также и местное отделение банка.


Прямо напротив – V-образное здание с кафе “Pearl” на первом этаже. Кажется, я там даже обедал, но ровно ничего вспомнить про это кафе не могу, в отличие от расположенного дальше по улице Cable Bar с живой музыкой, где я в первый вечер под классику британского рока от местных гитаристов ел шкворчащее жаркое со сковородки, запивая его холодным тёмным «Сан-Мигелем». Фотки бара, понятно, нет, но есть воспоминания. Когда я пришёл, там гужбанила компания каких-то пиндосов, которые громко хохотали и вели себя вообще развязано. Я, сидя себе в углу подумал, что вот так себя в чужой стране точно вести не стоит… Пока минут через двадцать не пришла троица филиппинок, которые быстро заткнули децибелами и пиндосов, и гитаристов. Меня сразу вспомнилась реклама филиппинской прислуги, которая тиха и безропотна. Вероятно, так они сублимируются, когда с заработанным возвращаются домой.


Местный рынок, он же универмаг, он же коммерческий центр, он же главная автостанция. И обратите внимание на вывеску Tanya.


Обходишь его с другой стороны, и куда подевался шум-гам? Тут тихая площадь с беседкой.


И памятник Хосе Рисалю.


Если подняться с площади наверх, то попадаешь на ещё одну улочку, более тихую, где расположены начальная школа, почтамт (отсюда я тоже отправил открытку в Петрозаводск) и местный музей.


Музей оформлен в виде традиционных хижин бонтоков. Ведь изначально, бонтоки – это название одного из местных горных племён, наряду с ифугао, канканаями, калинга, апайо и ещё несколькими племенами. Илоканцев, а тем более, тагалов, в Кордильерах совсем немного, и живут они, в основном, в крупных городах. А предки нынешних бонтоков ещё век назад жили в соломенных хижинах и охотились за головами. Теперь это можно увидеть на фотографиях в музее.


А в музейном дворе воспроизведен фрагмент бонтокской деревни. Вот этот идол отмечает так называемой «ато» - мужской клуб, собиравший всех мужчин племени. Женщинам и детям вход в ато был закрыт. Мальчикам – до определённого возраста, когда им здесь проводили инициацию. Впрочем, это довольно обычная история во всей Океании, которая от Филиппин не так далека.


Сейчас, Бонток – типичный азиатский город, и никакими мужскими собраниями тут уже не пахнет. Тем более, с язычеством тут же поборолись несколько раз. Вот этот собор – собор Всех Святых, как ни странно, Англиканской Евангелической церкви. Очевидно, попал сюда во времена американской колонии.


Сам собор новый, но явно несёт на себе следы тектонического стиля: приземистый, с толстыми стенами и лёгкой крышей.


Католический собор Святой Риты выглядит более современно.


Вот такой транспарант с призывом «Не убий!» встретил меня прямо у почтамта. Я уже начал прикидывать, что и впрямь попал в людоедское логово, но всё оказалось проще. Авторы транспаранта протестуют против смертной казни, которая ещё есть на Филиппинах.


Местные закоулки.


Псевдогородская застройка по дороге на Малигконг (в Малигконге мы побываем в следующий раз).


Совсем на отшибе можно найти какие-то кичёвые дома с балконами и китайскими вазами на кованых воротах. То тли местный бизнес, то ли криминал.


Также на склонах можно видеть нечто, напоминающее батадские рисовые террасы.


Не, террасы тут действительно были, но сейчас в окрестностях Бонтока они заброшены. А это, по-видимому, строительство какого-то отеля или резорта.


Туристов в Бонтоке существенно меньше, чем в Банауэ, но они, тем не менее, есть. Паче лежит он прямо на дороге, и посмотреть в окрестностях есть что. Имеется даже туристический информационный центр на главной улице несколько в стороне от центра города, куда я зашёл и получил кое-какую информацию. Но про практическую сторону этой информации – в следующий раз.

Комментариев нет:

Отправить комментарий