вторник, 4 февраля 2020 г.

Сьенфуэгос. Пунта Горда

В последней нашей прогулке по Сьенфуэгосу мы пройдём дальше по всё той же 37-й улице, туда, где примерно в двух километрах к югу, на мысу, выдающемся в бухту Сьенфуэгос расположен примечательный район города под названием Пунта Горда. Дословно название переводится, как «Толстый мыс», но почему толстый, я не знаю. На ум сразу приходит то, что Пунта Горда, как и Виста Алегре в Сантьяго, играла роль выселков, где в стороне от городского шума селилась местное буржуинство. По иронии судьбы, впрочем, в XIX веке это были как раз наоборот бедняцкие выселки, где жили в основном рыбаки, а берега утопали в зарослях карибских мангров. Положение изменилось с начала XX века, когда мангры извели, а земельные участки стали предлагать под застройку зажиточным горожанам.


Первая же достопримечательность, которая нас встречает по пути в Пунта Горда, как только заканчивается бульвар Прадо и мы оказываемся на берегу моря – местный Малекон. Его строительство началось в 1930 году, когда была построена первая набережная и установлены 25 светильников с ртутными лампами. Ещё через пять лет вдоль набережной насадили пальмы, а в 1947 году устроили твёрдое покрытие на дороге. Нынешний вид Малекон принял уже после революции. Сейчас это излюбленное место прогулок как горожан, так и приезжих, особенно в часы заката.


Оглянувшись назад, можно увидеть за заливом центр города: колокольню собора Непорочного Зачатия, купол муниципалитета. Синее здание на берегу слева – таможня в старом порту. Кабы ещё дымовые трубы от местной электростанции вид не портили…


Рыбаки тут, как и на гаванском Малеконе тоже пасутся. Правда, не в таком количестве.


А по другую сторону можно видеть огромную Площадь Революции, за которой видны мачты бейсбольного стадиона.


Вся длина Малекона – примерно 900 метров, пройдя которых мы выходим к мыску, на коем нас встречает… Да-да, это Бенни Море (вы ведь читали про него в прошлом посте?) и строчки из его коронной песни, Cienfuegos es la ciudad que mas me gusta a mi.


За Бенни разбит парк с фонтаном и вот этой странной скульптурой. Впрочем, со странными скульптурами на Пунта Города полный порядок, в чём мы скоро убедимся.


Вот эдакая бетонная гитара стоит, кажется, у какого-то кафе. Но гитара то ладно, с ней всё ясно, по крайней мере.


А ещё через пару сотен метров начинается постколониальная застройка. Первое, что притягивает взгляд – вот этот приметный дом голубого цвета с башенкой.


Это двухзвёздочная гостиница под названием El Palacio Azul, «Голубой дворец».


К сожалению, никакой информации по самому зданию мне найти не удалось. Остаётся только догадываться, что построено оно было где-то в начале прошлого века, суля по общей истории застройки района.


А вот следующий дом известен несколько лучше. Это так называемый «Клуб Сьенфуэгос», который был построен в 1920 году, как яхт-клуб для местной знати. Впрочем, кроме яхт, оно вообще служило развлечением городских толстосумов. Тут устраивались торжественные приёмы, танцы, спортивные соревнования и благотворительные вечеринки.


После революции здание служило базой спортивного общества гребцов и яхтсменов, в частности, на его базе проводились соревнования XIV Центральноамериканских и карибских игр в 1983 году. В «святые девяностые» дом стоял практически заброшенным, пока в 1998 году не нашли инвестора для реконструкции. Отреконструировали отлично. Сейчас здесь располагаются местный яхт-клуб и пафосный дорогой ресторан на террасе.


Это тот же самый Клуб только со стороны моря. Терраса, кстати, (та самая, на которой ресторан) была пристроена только в 1953 году, как и мол для швартовки яхт.


И обратите внимание на бетонный дом далеко сзади (вот на этой фотке он виден несколько лучше). Это тоже местное знаковое сооружение, гостиница «Хагуа». Я её снимать не стал, поскольку мне она напоминала бетонные коробки советских пансионатов 1970-х годов. Оказалось, нет. «Хагуа» начали строить ещё до революции, в 1957 году, и это считается один из памятников современной архитектуры на острове. Не говоря уже о том, что оно играло роль конгресс-центра и места проведения шахматных турниров высокого ранга. В этой гостинице останавливались выдающиеся политики, артисты и спортсмены.


А вот и современная скульптура! Ещё через пару кварталов мы оказываемся в большом сквере, заставленном скульптурами разной степени авангардности.


Большая, но ажурная металлическая стрекоза.


В тени дерева притаилось ещё металлическое чудище – носорог с огромным бивнем.


 Или вот такая гигантская мясорубка…


Деревянные, бетонные, металлические… Что ж хотели сказать изваявшие вас товарищи?


Но самое красивое здание на Пунта Горда стоит там, где оканчивается 37-я улица. Это дворец Паласио дель Вайе в мавританском стиле. Точнее, волей спрокетировавшего дом итальянского архитектор тут смешались мавританский стиль, готика, барокко, романский стиль и бог весть знает ещё что. Вот на этом плане хорошо видно три башни: левая – в индийском стиле, средняя – готическая, и правая – в арабском стиле. По замыслу архитекторов, они символизируют любовь, силу и религию соответственно.


Построивший этот дом Асискло дель Вайе Бланко – переехавший на Кубу потомок испанского знатного рода, был один из заметных коммерсантов в процветавшем торговом Сьенфуэгосе. Этот особняк он построил для своей жены в 1913-1917 годах. Каррарский мрамор, итальянский алебастр, венецианская керамика, испанская ковка, чего тут только нету. Говорят, в росписях дворца внутри можно увидеть надпись на арабском «Нет Бога, кроме Аллаха». Увы, уже через два года Асискло умер от сердечной недостаточности, но дворец, как памятник его романтичности, все стоит, и привлекает толпы туристов.


Перед революцией в нём хотели сделать казино, но советская власть прекратила эти безобразия. Сейчас дворец относится к гостинице «Хагуа», которая стоит по соседству, и в нём расположен её ресторан, а на крыше есть бар. Вроде, даже можно пройти просто так, но я не стал заходить.


Ну а у круга, знаменующего собой конец 37-й улицы, (некогда там было трамвайное кольцо, сейчас там конечная остановка автобуса) стоит ещё одна странная скульптура с живописным окружением.


Мыс, впрочем, на это мне заканчивается, можно пройти несколько десятков метров на запад и оказаться на берегу бухты. Мой внимание сразу привлёк вот этот бетонный купол на другом её берегу, ибо я хорошо знал, что это такое. Это недостроенный первый энергоблок АЭС Хурагуа, который строили советские специалисты. После окончания строительства АЭС должна была обеспечить свыше 15% нужд острова в электричестве. Увы, стройка пришлась, в основном, на эпоху перестройки. Запуск должен был произойти в 1993 году, но строительство, войдя в зенит, начало испытывать на себе весь груз горбачёвских реформ. В народе к концу 80-х уже укоренили мнение, что вообще нефиг кормить этих дармоедов, ибо это именно они съедают наше мясо, и когда Ельцин послал Кубу в свободное плавание, все только радовались. Ну, что было потом у нас, мы знаем. А строительство АЭС было прекращено в 1993 году. Первый энергоблок к тому времени был готов на 97%. Вот он и стоит на том берегу бухты, как памятник предательства.


Но хватит о грустном. Как я поминал, Пунта Города особенно хороша для прогулок в часы заката. Соответственно, именно сюда я и пришёл в последний вечер в Сьенфуэгосе.

Рыбаков поприбавилось. Как, впрочем, и вообще гуляющих. Хотя это не Малекон, а участок набережной у Клуба Сьенфуэгос.


Иду по набережной. Ну, тут, понятно, не только дворцы встречаются.


Ха-ха! Вот это встреча. Не, советских машин на Кубе, понятно, вообще много, но вот такой Mockbuy я вижу в первый раз. Догадался же кто-то… Эх, а ведь «Mockbuy’ев» уже и у нас почти не осталось. Царствие небесное Автозаводу Ленинского Комсомола.


Солнце медленно ползёт к горизонту ха бухтой, ветерок играет в листьях пальм…


Признайтесь, хотели бы жить вот в таком месте? Я бы, пожалуй, да.


Сядешь так вечером на крылечке, и смотришь на паруса проплывающих яхт.


К сожалению, со временем я не очень рассчитал. Когда я вышел на самый конец мыса, в ещё один небольшой парк, к ротонде на самом-сам его конце, солнце уже село.


И последние его лучи осветили облака над горизонтом, отразившись в золотой дорожке на поверхности воды. Прощай, Сьенфуэгос. Надеюсь, я когда-нибудь тебя ещё увижу.


Ну что ж, путешествие по Кубе походит уже к концу, но это ещё не совсем конец. Продолжение следует.

Комментариев нет:

Отправка комментария