вторник, 28 мая 2019 г.

Кёнигсбергский собор

В центре Калининграда, на реке Преголя, имеется остров (так и хочется написать, «весь покрытый зелень, абсолютно весь»). Сейчас он называется остров Канта, но менее века назад остров назывался Кнайпхоф, и его занимал один из трёх исторических районов Кёнигсберга. В отличие от замкового Альтштадта и ремесленного предместья Лёбенихт, Кнайпхоф специализировался на торговле и судоходстве, а, стало быть, деньжата тут всегда водились. Кнайпхоф был вообще оживлённой частью города. Перед Второй Мировой на острове было 28 улиц и 304 дома, где жило до 20 тысяч человек. По булыжным мостовым тряслись автомобили, звенели трамваи, а в лавочках слышалась немецкая речь. Всё перечеркнула ночь на 30 августа 1944 года года. Утро остров встретил грудой дымящихся руин. Возродиться ему было не суждено: как я уже писал, после войны кирпичи, некогда бывшие домами Кнайпхофа, отправились на баржах восстанавливать другие города СССР. А остров со временем стал большим парком, каковым и является по сей день.


Единственным строением, которое на нём осталось (не считая будок касс, торговых павильонов и общественного туалета) является Кёнигсбергский кафедральный собор. Во время августовской бомбардировки в него не попала ни одной бомбы. Но огненный смерч, в который слились пожары домов Кнайпхофа, оставил от сооружения только стены. Всё внутреннее убранство собора выгорело дотла. И быть бы ему тоже разобранным на кирпичи, кабы не одно обстоятельство. Именно при этом соборе находится гробница Иммануила Канта. Классическая немецкая философия, как знают учившиеся в советской школе – один из трёх источников марксизма, а Кант – наиболее заметная фигура этой самой философии. Так руины собора стали советским памятником истории, хотя до самого конца Советского Союза собор так и стоял в виде руин. 1990-е годы стали катастрофой для страны, но для Кёнигсбергского собора они, напротив, стали годами возрождения. Реставраторы сумели выбить денег (немецких, конечно, в основном), укрепили выжившие стены, построили крышу, правда, теперь медную, а не черепичную (якобы, для облегчения конструкции, но мы то с вами знаем), и начали даже восстанавливать внутреннее убранство, что и продолжается до сих пор. Реставрация продлится ещё не один десяток лет, но в собор уже можно сходить, послушать орган и пройтись по импровизированному музею Канта в соборных башнях.



История самого собора в Кнайпхофе начинается с XIV века, когда сюда перенесли собор из Альтштадта. Собор строился в несколько присестов, в течение нескольких веков, да и потом ещё его облик модифицировался вплоть до своей гибели. Сперва была воздвигнут узкий однонефный зал (так называемые «Высокие хоры», на снимке эта часть собора справа), затем – более широкий трёхнефный («Низкие хоры»). Во времена Тевтонского ордена Высокие хоры были отгорожены от Низких, и там молилось рыцарство, в то время как Низкие хоры посещал плебс. В 1553 году к фасаду собора были пристроены башни, которые сейчас и формируют его силуэт.


В стенах собора можно видеть средневековые плиты с эпитафиями, их было довольно много, но большую часть ещё предстоит реставрировать.


Образу ваше внимание вот на этот памятник, стоящий у северо-восточного угла собора. Это памятник Альбрехту Бранденбург-Ансбахскому, последнему Великому Магистру Тевтонского ордена и первому герцогу Прусскому. По его титулам уже можно понять значение этой фигуры для истории. Во-первых, Альбрехт привёл в Кёнигсберг церковную реформацию. С 1519 года из католического собор стал евангелическим, и в нём была произнесена первая проповедь на немецком языке. Во-вторых, Альбрехт в 1525 году заключил Краковский мир с Польшей и преобразовал религиозный Тевтонский орден в светское государство, Герцогство Пруссия. Ну и, что важно, он же стал отцом-основателем системы образования в Пруссии, развив книгопечатание и устроив первую библиотеку, систему школ, затем гимназию и в 1544 году – университет, старый корпус которого стоял примерно там, где сейчас и стоит памятник. Университет до самого своего конца носил имя герцога Альбрехта – «Альбертина». Сейчас то же самое имя пытается носить Балтийский Федеральный Университет, выросший из советского КГУ, но мне что-то такая попытка наведения преемственности кажется нелепой.


В силу соседства с 1544 года собор играл роль также университетской церкви, им именно в криптах северной стены собора хоронили профессоров Альбертины. Последним похороненным в 1804 году был Иммануил Кант.


Гробница самого Канта, построенная в 1924 году, находится прямо напротив памятника, у северо-восточного угла собор.


Первые часы на башне собора появились в 1640 году. Ныне установленные имеют точно такой же облик, но самую современную начинку от «Сименс» - это самые точные часы в Калининграде. Да и не только. Ну и ещё флюгер. Башни лютеранских соборов и кирх в Прибалтике часто венчают не кресты, как казалось бы, должно быть, а флюгера. Например, в виде петушка, как в Риге. Или кораблика. А в Калининграде это русалка.


На кирпичной стене собора можно найти бронзовый рельеф с изображением Петра I. Да, Пётр же неоднократно бывал в Кёнигсберге. В первый раз в 1697 году в составе посольства, и даже останавливался на Кнайпхофе инкогнито. А затем ещё пять раз, годы которых также приведены на памятном знаке. Пруссия всё таки была нашим едва ли не самым близким другом в Европе, а при Петре ещё и союзником в Северной войне.


Фрагмент этого макета при входе в собор я уже показывал. На макете есть не только замок, но и сам собор, новый корпус Альбертины и ещё какие-то здания. В музее есть макет поинтереснее.


Собственно, входим в собор и по узкой винтовой лестнице поднимаемся в сам музей. Нас встречает старинная карта Кёнигсберга. А в зальчик справа – здоровый макет довоенного Кёнигсберга. Его я, к сожалению, не снял – маловато света было, но в сети его снимки есть. Сразу видно, сколько было строений на месте Кнайпхофского парка или Альтштадского пустыря… А к нашему времени осталось только три. Собор, синагога, которую я показывал в прошлом посте, да ещё здание биржи XIX века, в котором сейчас находится музей искусств. Его я, к сожалению, не сфоткал тоже.


Соборный витраж, вероятно, посвящённый строительству самого собора.


А вот у этого Кнайпхофского витража обратите внимание на подоконник. Это фрагменты того собора, что остались после бомбардировок. В частности, видимо, кусок флюгера.


Музей, по идее посвящён Канту, но самих кантовских экспонатов тут не то, чтобы много. Однако, даже без экскурсии по нему прогуляться, а также вспомнить категорический императив и трансцендентные формы, было весьма любопытно. Пожалуй, именно от этого музея у меня самые светлые ощущения.



Ну а закончили посещение собора мы небольшим органным концертом. Концерты устраиваются ежедневно в 14-00 (если хотите пойти на экскурсию по музею, приходите к часу дня, там продаются комбинированные билеты), а также иногда в 18-00. Мы ходили вечером, так что мимо экскурсии пролетели. Первый орган в Кёнигсбергском соборе был установлен в 1695 году. В 1888 году был установлен новый (точнее, два новых: большой и хоровой), который погиб в 1944 году. Ну а это уже новый большой орган, смонтированный в ходе реконструкции в 2007 году. Это самый большой орган России и один самых больших в Европе, в нём более шести тысяч труб, от 11 миллиметров до 10,5 метров длиной!


Ну а в Высокие хоры вход пока закрыт, там идёт реставрация, и идти она ещё будет долго.


Но сам собор уже сейчас является аттракционом №1 в Калининграде, и с моей точки зрения, является долгом к посещению. И да, вы помните, что говори о долге Кант? )

Комментариев нет:

Отправить комментарий