четверг, 17 января 2019 г.

В Клин к Чайковскому

Вопрос такой… Pешили с бывшими сослуживцами моими съездить в Клин. В музей Чайковского и в музей елочной игрушки. Поедем на машинах. Есть желание с нами съездить?
Написала мне сестра где-то за неделю до московского вояжа. Ну, в принципе, хрен ли? Делами в Москве на три дня я был не особо завален, отказаться, если что, всегда успею. В итоге, правда, бывшие сослуживцы с машинами отсеялись, музей ёлочной игрушки тоже («На четвёртое, пятое, шестое, седьмое, восьмое и девятое января мест в экскурсиях нету!»), и в Клин ехали мы втроём: сестра, её одноклассница Света и я. На электричке.


Клин – довольно славный городок, который я десятки раз проезжал на поезде из Петрозаводска в Москву, но вот побывал там в первый раз. К сожалению, из его красот и атмосфер могу привести только вот эту провинциальную улицу. Зимний день короток, и его почти целиком занял осмотр Музея Чайковского, а после позднего обеда гуляли уже в наступающих сумерках и вообще в темноте, так что снимать особо было нечего.


Ну, собственно, впечатлений от Музея Чайковского хватило на целый день. Комплекс усадьбы, в которой Чайковский провёл последний год своей жизни (он жил в Клину более семи лет, но прочие дома, в которых он квартировал, до нашего времени не сохранились), расположен менее, чем в трёх километрах от железнодорожного вокзала, так что туда нетрудно дойти пешком. Ну а кому лень, можете доехать на автобусе или маршрутке, только учите, что остановка у музея расположена с одной стороны парка усадьбы, а вход в музей – с другой, у новодельного концертно-выставочного комплекса. Здесь находится билетная касса, здесь же наверху расположена выставка.


Сам парк, в общем-то невелик, и его легко обойти за несколько минут. Для полноты ощущений лучше всего взять экскурсию. Если вас привезли не с уже готовой группой, то в 12-00 и в 13-00 идут экскурсии для таких «диких» туристов, которой мы и воспользовались, заплатив около 500 рублей с носа.


Памятник Чайковскому. Таковых в Клину два. Этот, более манерный, стоит прямо в парке.


Тут же несколько берёз, посаженных разными музыкальными знаменитостями. Но снял я не их, а вот это чудо-дерево, как нельзя лучше гармонировавшее со снежным днём.


Очень ненатурально выглядевший сарай. Тем не менее, его охотно фотографируют.


Ну и центр экспозиций – конечно, сам дом усадьбы. Стараниями сперва брата Петра Ильича Модеста, сохранился почти в том же виде, что при жизни композитора. Надстроен только второй этаж левого крыла, где и располагались кабинеты директоров музея. И, между прочим, это первый мемориальный музей в России и один из первых в мире.


На двери – таблички. Звонить нечего, хозяина нет дома.


Внутри я почти не фотографировал. Билет на фотосъёмки стоит двести рублей, а удачных снимков всё равно не сделать, во-первых, света слишком мало (тем более не самым солнечным зимним днём), во-вторых, посетители музея, толпясь в помещении, общей композиции никак не помогают. А «почти» потому, что мимо этого петуха я пройти не смог. Петух – символ Франции, некогда был подарен Чайковскому французскими поклонниками во время одной из его многочисленных поездок. Сейчас это тоже символ. Несколько другой.


Чайковский – гений, как ни крути. Его «Шелкунчик» можно разобрать на мелодии, которые знает любой произвольно взятый на улице человек, как сказали бы в боле позднее время, «стопроцентные хиты». В опросе журнала «Таймс» о самых выдающихся людях всех времён и народов в первой сотне всего три представителя нашей страны. Сталин, Ленин и Чайковский. Тем страннее, что в аналогичном опросе Левады, проведённом у нас, Чайковский не вошёл в лидирующую двадцатку (в ней, кстати говоря, сплошные россияне и всего три иностранца). Отчего-то Чайковский в России не столь популярен, как за рубежом (кстати, он и при жизни сетовал, что популярнее в Америке, нежели в Европе). И это наводит на определённые мысли.

Люди, которые не верят в гомосексуальные наклонности Чайковского, ещё встречаются, к ним относится, в частности, нынешний министр культуры. Ну, за этим идите в общество сторонников плоской земли, оно как раз тоже весьма активно. Письма Чайковского, где он допускает весьма недвусмысленные обороты, опубликованы самим клинским домом-музеем, где, собственно и собрана самая большая коллекция подлинных документов, касающихся композитора, и я склонен верить скорее музейным публикациям, нежели директору «херачечной», в чьём попадании на пост по рабочим качествам у меня лично имеются сомнения. Что уж говорить о национально озабоченных гражданах из интернета.

Ну, в общем, на самом деле, это мелочи. Мало ли, кого там творческий человек пердонил, а тем более, платонически обожал. Но вот как-то дальнейшее ознакомление с проказами Петра Ильича уже начинают испытывать толерантность на прочность. Экскурсоводка, которая нас водила по музею, призналась, в частности, что не может простить Чайковскому, как он обошёлся со своей официальной женой, которая в итоге окончила жизнь в психушке. Ну, кто на что обращает внимание. Меня особо не волнует фотография Чайковского под ручку с чешским скрипачом Котеком, хотя, если вспомнить, что он был профессором в консерватории… Блин, ну ладно, не совсем же он дурак, использовать своё положение в личных целях. Но дальше в шеренге «обожаемых» Чайковским юношей и отроков появляются кучер Ванечка и слуга Лёнечка с братом. Тут то люди подневольные.

И уж совсем как-то гадко смотрятся случаи «обожания» по отношению к крестьянским детишкам. Хотя биографы Чайковского и настаивают на том, что эфебофилия Чайковского была чисто платонического характера, мне бы было как-то не по себе, если какой-то седовласый барин с характерным дребезжащим голосом (голос Чайковского, записанный на фонограф, мы слушали в музее, в интернете его найти не сложно) дарил подарки детям на моих глазах. Тем более, моим детям.

Вот тут то и порылась собака. Как часто мы склонны отождествлять гениальные произведения искусств с их авторами. И напротив, авторов с написанными ими произведениями. А ведь автор – реальный человек. Со своими тараканами. И тараканы у гения подчас бывают весьма крупными: как-никак, гений – это тоже отклонение от нормы. Высоцкий писал чудесные, берущие за душу песни, но он же банально сторчался, а до этого закладывал за воротник и любил по пьяни гонять на машинах по Москве, подвергая опасности жизнь случайных прохожих. Аркадий Гайдар (у него, кстати, тоже есть дом-музей в Клину) писал светлые книжки для советских детей, но он же имел привычку напиваться и поколачивал жену. Достоевский был азартным игроком в карты. Любимый мной Тургенев в жизни был человек весьма желчный, и как бы сейчас выразились, говнистый. Список можно и продолжать. Но что бы хотелось сказать. Да, бывает, что цветы растут и из грязи, а иногда просто из говна. Давайте не будем мешать одно с другим. Лично мне слушать музыку Чайковского подробности его интимной жизни не шибко мешают.

Хотя всему, конечно, бывает предел.

Комментариев нет:

Отправить комментарий