вторник, 2 августа 2022 г.

Ферма тропических фруктов

Пришла пора поговорить о тропических фруктах.

При всем разнообразии тропических фруктов нужно все-таки сознаться, что, перепробовав большинство, я все-таки остаюсь сторонником произведений нашего севера. Фрукты тропиков далеко не столь нежны и ароматны, как наши. Мясо их или грубо и твердо, или отдает сильным запахом, который неприятен для непривычного, или они водянисто-кисловаты и безвкусны. От многих пассажиров наших судов, проходящих тропические порты, и от морских офицеров я слышал даже безусловное порицание тропических плодов. Фрукты тропические, как и наши, не все одинакового качества и достоинства.

Российский ботаник и географ рубежа XIX-XX веков Андрей Краснов (между прочим, родной брат печально известного генерала Краснова) выражал по отношению к плодам тропиков явный скептицизм. Здесь он справедливо сетует как на плохую известность тропических культур, так и недостаток истории их селекции, хотя в другом месте сам отмечает, что сортовое разнообразие (и история возделывания) бананов, например, не уступает яблокам. Я с уважаемым профессором позволю не согласиться. По моему скромному вкусу, тропические фрукты – одна из лучших вещей в экваториальных широтах. Тут работает само по себе разнообразие тропической природы, ну и, к тому же, сейчас селекция тропических культур ушла далеко вперёд от того места, где она находилась сто с лишком лет назад.


Настоящее знакомство сс тропическими фруктами у меня произошло довольно поздно. Ну, понятно, я не про апельсины с бананами говорю, хотя как-то в нежном возрасте мне даже случилось попробовать ананас, которые тогда в продаже практически не появлялись, разве что в мороженом или консервированном (дорогущие!) виде. Затем моя сестра вышла замуж, а её свекровь, так получилось, работала в оранжерее Главного ботсада. Там мне довелось попробовать, например цератонию («царьградские рожки») и кинкан (кумкват). Но основную массу экзотических плодов я видел только в книжках. Была замечательная книга, переиздание заграничной, кажется, от издательства «Мир» с цветными иллюстрациями. К сожалению, не могу не только найти эту книгу, но и вспомнить, как она точно называлась. Вот там я впервые увидел личи, карамболу и рамбутан. Сейчас значительную часть данного списка можно купить в любом супермаркете. Но беда в том, что купивший их за немалую цену, скорее всего, будет разочарован не хуже Краснова. К нам и ананасы то не совсем лучших кондиций доезжают, а уж что говорить про манго и лонганы? Это, как ни крути, надо кушать в тропиках, когда оно вызрело на жарком экваториальном солнышке и попало на базар через пару часов после того, как было собрано на плантации. В этом я и убедился практически с первого своего визита в тропики.

Естественно, я обрадовался, когда в списке туристических аттракционов Пинанга увидел ферму тропических фруктов, расположенную где-то в западной части острова. Ехать туда из центра Джорджтауна, если, конечно, у вас нет машины или кучи бабок на такси, надо с пересадкой в посёлке Телук Баханг на северо-западе острова. Телук Баханг, хоть и невелик, но сам содержит несколько мест притяжений туристов, например, визит-центр национального парка Пинанг (в парк я тоже пытался сходить, но быстро попал под проливной тропический ливень и ретировался, никуда толком не дойдя). Посему в него ходит регулярный автобус номер 101 из центра Джорджтауна, останавливающийся вот на этой развязке со скульптурой, изображающей ловчие кувшинчики насекомоядного растения непентес. Это не фрукт, но непентес тоже был знаком мне по оранжереям ГАБС.


Ну а далее c той же самой развязки ходит отдельный автобус на юг. И вот какая получилась загогулина: я не знал, с какой регулярностью этот автобус ходит, но предположил, что раз минут в двадцать, в крайнем случае – раз в час. Приехав на «сто первом», я практически сразу пересел на нужный мне маршрут, а на обратном пути, я тут же сел на нужный мне автобус. Уже потом я узнал, что он ходит всего три-четыре раза в день. Если бы я чудесным образом не писался в нужный мне временной слот, мне бы пришлось топать пешком около восьми километров в каждую сторону по холмам Пинанга. А так доехал с ветерком. Фруктовая ферма, прошу любить и жаловать.


Ферма занимает около десяти гектар среди живописных холмов западного Пинанга. По соседству полно дуриановых плантаций, и видимо, данная ферма развилась из такой же точно плантации, путём расширения ассортимента выращиваемых плодов и организации туристической инфраструктуры. Ну, собственно, туристическое значение этой фермы явно превосходит сельскохозяйственное.


За входной билет можно получить часовую экскурсию по ферме с дегустацией продукции фермы. Тогда это стоило в районе пятисот рублей, сейчас – 50 ринггитов, то есть, в районе семисот рублей. Не алейте, граждане, в России только дегустация обойдётся дороже, а экскурсия по тропическому саду вообще невозможна )))


Всего в саду более двухсот разных видов тропических фруктов, в основном, конечно, азиатских (в Индии, Китае и Юго-Восточной Азии возделыванию местных фруктов уже тысячи лет), но немало и американских. Понятно, что все двести я не мог не только сфотографировать, но и даже увидеть, выбирая, в первую очередь, самые примечательные образцы. Ну и ещё то, что сейчас плодоносило.

Первым среди тропических фруктов, я, конечно, держу манго. Про манго я тут даже делал отдельный пост. В экспозиции, правда, оно было представлено довольно скромно, вот таким деревцем-недомерком. Не ведитесь – манговые деревья довольно большие. По сортовому богатству манго, уступает, пожалуй, только банану, сейчас их более тысячи, в основном, правда, в Индии.


Жалко, не видел на экскурсии рамбутан, хотя его я ем регулярно, особенно в азиатских странах. Ну, зато был его ближайший родственник лонган. Тоже представленный маленьким деревцем.


О, а вот и более взрослый экземпляр с характерными гроздьями плодов. В отличие от «лохматого» рамбутана, плоды лонгана «лысые», с бархатистой желтоватой плотной шкуркой, под которой кроется студенистая мякоть, напоминающая по консистенции виноград, а по вкусу ничего не напоминающая. Но в целом, и рамбутан, и лонган, и личи, и лонгсат на вкус очень похожи.


Питайю (питахию, дрэгонфрут) с её причудливым плодом, пожалуй, видели многие. Пробовало тоже немало народу, у моей сестры это один из любимых фруктов. А вот многие ли видели, как она растёт? А это, оказывается, кактус. Да ещё и вьющийся, так что ей высаживают, используя в качестве опор бетонные кольца.


Питайя бывает красная (точнее, пурпурная) с белой мякотью, бывает красная со свекольно-красной мякотью и бывает жёлтая. Я пробовал все три вида. Возможно, на этой фотке не питайя, а какой-то другой съедобный кактус, а может, просто не дозрела.


Джекфрут – родственник шелковицы из семейства тутовые, а также хлебного дерева, если кто про такое слышал. Его огромные плоды (точнее, соплодия) могут достигать 34 килограмм весом. Этот плод, конечно, поменьше, но тоже в карман не положишь. Туристам его, как правило, продают разделанным – под толстой кожурой кроются десятки, а то и сотни вкусных жёлтых долек с крупными семенами.


Ещё одна моя любимица – папайя, дынное дерево. Папайю выращивают и у нас на Черноморском побережье, нашу папайю я попробовал в детстве, но это не то. Тропическая папайя – просто произведение искусства. Нежная, тающая во рту сочная мякоть с характерным сладким вкусом будто напитана солнцем и песнями тропических птиц. А ведь она ещё и полезна – ферменты плодов папайи способствуют пищеварению. Эх, как же мне не хватает дома ломтика бразильской папайи к завтраку!



Аноны – довольно обширное семейство с несколькими распространёнными видами плодовых растений. Из них главных, пожалуй, два. Гравиола она же анона колючая, она же сметанное яблоко. На самом деле, к яблокам, конечно, она никакого отношения не имеет – наиболее близким родственником анон является, скорее магнолия.


У плодов гравиолы очень приятный и довольно сильный аромат. Обожаю чёрный чай с отдушкой из гравиолы (как правило, там её называют английским именем soursop).


Совсем другой, но не менее приятный вкус имеет анона чешуйчатая она же сахарное яблоко. Её плоды очень часто встречаются на азиатских базарах.



Продолжая тему яблок, которые не яблоки, вот вам водяное яблоко. Это уже семейство миртовые. Плоды напоминают по форме, скорее, груши. На вкус напоминают, действительно, пресное и водянистое недозревшее яблоко сорта «стар кинг».



Хорошо знакомая мне по Бразилии асерола – он же «барбадосская вишня», хотя, понятно, к вишням никакого отношения не имеет, да и к Барбадосу, в общем, тоже. На самом деле, то семейство мальпигиевых, множество представителей которых я видел в бразильскому серрадо. На вкус – кислая с характерным привкусом, ну а главное – очень полезная, богатая витамином С, да и вообще витаминами и антиоксидантами. Как правило, её используют в качестве добавок к сокам других, более сладких фруктов.



Баиль, он же айва бенгальская или эгле мармеладное или просто каменное яблоко.


Его незрелые плоды напоминают зелёные апельсины, и, в общем, закономерно: это семейство рутовые, к которому часто относят и цитрусовые. Зрелые плоды имеют также характерную дольчатую структуру, их используют ля приготовления цукатов, от чего, собственно, и произошло одно из названий фрукта. Для индуистов – священное растение.


Путерия сладковатая, имеющая английское имя miracle fruit, то есть, чудесный плод. Ну, в русском её тоже иногда называют «чудесными ягодами». Чудесность заключается в том, что ягоды содержат фермент миракулин, вырубающий вкусовые рецепторы, ответственные за восприятие горького и солёного, и в итоге совершенно меняющий вкусовое восприятие. На Западе одно время «вкусовые трипы», во время которых участники начинали ужин с приёма «чудесных ягод», а потом поражались, какой необычный вкус приобретает привычная еда.



Парментиера съедобная, она еж свечное дерево или, по-английски, «коровья окра». Окру или бамию, редкостный у нас овощ, тем не менее, встречающийся, например. В армянской кухне, мне в Бразилии приходилось есть неоднократно. «Коровья окра» родом из Мексики, название получила, видимо, из за формы плодов, а на вкус напоминает сахарный тростник. Не знаю, не пробовал.



Бархатное яблоко. Ещё одно яблоко, которое не яблоко. На самом деле, она относится к тому же роду, что и хурма, и происходит с Филиппин.



Сантол он ж «ложный мангостан». К настоящим мангостанам, впрочем, никакого отношения не имеет , кроме общей структуры плода с мякотью под толстой коркой. Мангостан на ферме тоже был, но я ничего, кроме таблички, от него не сфотографировал.


Араза – фрукт из Амазонии. На вкус феноменально кислый, но используется в качестве отдушки для мороженого, например.



Карисса каранда – ака «бенгальская смородина», она же просто карисса, она же просто каранда. Как нетрудно понять, к смородине никакого отношения не имеет (скорее, это родственник барвинка). Плоды имеют кислый вяжущий вкус, их используют в качестве приправы традиционной индийской кухни, а также в качестве лекарственного растения.



Растение с именем аксинантера не имеет русского названия, как, впрочем, и названий в большинстве языков. Происходит оно из экваториальных лесов Бразилии относится к семейству меластомовых, в которое входят сотни весьма декоративных тропических растений. Декоративна и это, а ещё у неё съедобные сладковатые плоды, хотя и мелкие.



Лови-лови, она же слива батоко, также не шибко известна в России. Хотя представляет весьма распространённое у нас семейство ивовых (как ни странно, среди ивовых есть ещё несколько видов фруктовых деревьев). Красноватые, напоминающие в зрелом состоянии вишню плоды собраны в характерные плотные грозди. На вкус весьма кислые и содержат природный антисептик.



Момордика кохинхинская – родич огурца, и относится к семейству тыквенных. Собственно, на вкус она и напоминает сладковатый огурец. Как нетрудно догадаться по названию, она происходит из Кохинхины, южного Вьетнама, где также используется, как лекарственное растение. Масло этого растения феноменально богато витамином А.



А вот несколько неожиданно хорошо знакомое нам дерево какао.


Главный хозяйственный интерес, конечно, представляют его семена, из которых делают какао-масло, основу для шоколада, но вполне съедобна и слизистая сладкая пульпа, эти семена обволакивающая.


Какао- классический пример каулифлории. Данный ботанический термин обозначает расположение цветка (а затем и плода) прямо на стволе дерева.


Не шибко известный у нас фрукт под названием саподилла происходит из Мексики. Его буроватые плоды имеют насыщенный сладкий вкус, сходный с фиником или инжиром, так что в Латинской Америке они весьма популярны. Но самое примечательное у данного вида – его млечный сок, из которой индейцы вываривали так называемый «чикл», то, из чего впоследствии родилась распространившаяся по всему миру жевательная резинка. Да, нынешняя жевачка делается, в основном, на базе синтетических каучуков, а вот первую делали из сока саподиллы и близких видов растений.



Гуава, напротив, у нас хорошо известна. Её приятный терпковатый вкус, полагаю знают все. Мне особенно нравится гуавовый сок. Гуавовый мармелад кубинского производства мне тоже доводилось попробовать ещё в советские времена. Ну а в Бразилии «гойябада» - уваренная крутая гуавовая пастила – одно из главных национальных лакомств.




Не менее хорошо известна у нас и маракуйя, плод знаменитого страстоцвета. Страстоцвет то знают все, и маракуйю тоже, а вот вместе их, правда, соотносят не все. В плодах маракуйи съедобна слизистая мякоть с семенами, имеющая освежающий кисловатый вкус. Маракуйя очень богата витаминами и микроэлементами и весьма популярна не только в Латинской Америке. Правда, в основном её используют в качестве ароматической добавки к более сладким плодам, например, манго, но потребляют и в чистом виде. Сок маракуйи довольно популярен, например.



Ну и закончу, пожалуй, на дуриане, считающемся одним из самых важных тропических фруктов вообще. Дуриан отдалённо напоминает джекфрут, хотя ему вовсе не родственник, он из семейства мальвовых. Именно его преподносили, как самый вкусный в мире плод, впрочем, обладающий невыносимым запахом. Авторы всех популярных книг не скупились на эпитеты. Ну а моё знакомство с дурианом в 2010 году сразу оказалось неудачным. Вкус то его у его мякоти, может, и богатый, но мне всё заслонял привкус гнилого лука, от которого просто хотелось стошнить. Так я его и не осилил. А вот сестре нравится.


Плода дуриана я на ферме не сфотографировал, ну, впрочем, фото с его плодами в моём блоге уже появлялись. А тут зато снял знаменитый знак «вносить дуриан запрещено», который. Если верить авторам популярных книг, через которые я про дуриан узнал, то такие знаки висят в гостиницах и ресторанах. Правда, иногда висят. А это гостиница и не ресторан, но общественный автобус, бегающий из Джорджтауна в Телук Баханг.


Ну и самое приятное в экскурсии – дегустация фруктов. На стойке буфета видны кусочки мякоти арбуза, жёлтого и красного, дыни, ломтики манго, дольки джекфрута, чищенные лонганы и прочие дары тропической природы. К этому ещё прилагался большой стакан сока, вот сок какой я пил, не помню. Кажется, асеролу, но, вроде, с чем-то ещё. Возможно, с ананасом.


А ещё плоды тропиков можно купить в лавочке на входе (в дни, когда я туда ездил, малайзийский ринггит стоил около 12 рублей). Краткое изучение ассортимента приводила к выводу, что торгуют они здесь отнюдь не только тем, что выращено здесь же. Впрочем, это ерунда.


Главное – получился такой познавательный и полезный аттракцион, который позволит посетителям открыть для себя волшебный мир тропических фруктов. Жалко, я такого больше нигде не видел.

2 комментария:

  1. Прочитала пост на одном дыхании.
    Сергей, спасибо, то рассказываете о таких интересных вещах.
    Безумно захотелось фруктов.
    Правда у меня сегодня только персики, груши, яблоки, алыча, слива, ежевика, инжир и арбуз - но тоже ничего, вкусно)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Здравствуйте, Ирина! Наречие "только" при перечислении фруктового изобилия Вашего стола привносит лёгкий оттенок издевательства ) Ну, раз вкусно, наверное, не магазинные фрукты!

      Удалить