вторник, 12 июля 2022 г.

Джорджтаун, Пинанг

Итак, дорогой читатель, сегодня мы отправляемся на настоящий тропический остров, чуть не сказал, «под кокосовую пальму». Хотя пальма там тоже присутствует, но не кокосовая. Пинанг – небольшой (около 300 квадратных километров) остров у северо-западного побережья Малайзии в Малаккском проливе. Внимательные читатели, знакомые с моим блогом (вдруг такие есть), могли бы заметить, что в дорожных заметках я называл его «Пенанг». Ну, в общем, шут знает, как оно на самом деле, по-малайски он пишется как Pinang, по-английски (в том числе и в путеводителе LP) – как Penang, хотя произносится всё же ближе к «Пинанг». Но в Википедии он фигурирует именно как Пинанг, через И. Так и буду его впредь называть, если только нечаянно не собьюсь.

В средние века Пинанг принадлежал малайскому султанату Кедах, бывшему в вассальных отношениях с Сиамским королевством (нынешним Таиландом). Ну, тайская граница тут, в общем, недалеко. Очевидно, не всем в кедахской элите этот вассалитет нравился, ибо прибывшая в 1786 году экспедиция Ост-Индийской компании выступила с деловым предложением: давайте мы вас будет от сиамцев защищать, а вы нам за это отдадите во-от этот остров (речь, как вы поняли, шла о Пинанге). Остров тогда был «весь покрытый зеленью, абсолютно весь», никакой ценности для султана и его прихлебателей не представлял, так что султан радостно согласился. Англичане на радостях наименовали остров именем Принца Уэльского, а в северо-восточном углу его заложили форт, ставший первым сооружением на острове, а затем и город, названный в честь короля Георга III Джорджтаун. Имя Джорджтаун для исторической части Пинанга сохранилось до сих пор, а вот Принцу Уэльскому повело меньше, Пинанг опять стал Пинангом. Поскольку работать в жарком тропическом климате представителям высшей расы… простите, передовой демократии, не к лицу, остров стал заполняться переселенцами практически со всей Азии. Организовали это очень просто: англичане кинули в своих колониях клич, что переселенцы на остров Принца Уэльского получат столько земли, сколько сами смогут расчистить от джунглей. Представляю, что там творилось в эти времена. В итоге нынешний Пинанг – это настоящий этнический салат. Это единственный штат Малайзии, где сами малайцы составляют менее трети населения. Тут есть и индусы, и тайцы, и бирманцы, но больше всего (свыше половины населения острова) – китайцев. Китайская диаспора тут была сильнее даже, чем в Сингапуре, неспроста даже основатель Гоминьдана и первый лидер республиканского Китая Сунь Ятсен устроил в Джорджтауне свою базу в 1910 году, на базе которой издавал оппозиционную газету и провёл Пинангскую конференцию. Но вернёмся в начало XIX века. Заполучив остров, англичане начали развивать его, как свободный порт (один из трёх в регионе, вместе с Малаккой и Сингапуром). Уже к 1800 году аппетиты Джона Булля выплеснулись на материк, и к островному владению были прирезаны полоски земли за проливом, которые ещё дважды расширялись. Первоначально пинангская колония входила в состав Британской Индии, однако потом получила автономию, которую сохраняла вплоть до 1946 года с перерывом на японскую оккупацию во II Мировой войне (Джорджтауну повезло избежать участи Манилы, хотя англичане по части ковровых бомбометаний и артиллерийских обстрелов оккупированных городов были не хуже американцев). Затем Пинанг вступил в Малайскую федерацию, в которой и встретил провозглашение независимости, и в отличие от Сингапура, из неё не вышел.


Сегодняшний Пинанг – один из самых важных, и, пожалуй, самый колоритный регион Малайзии. В Джорджтауне проживет около 700 тысяч человек, а вся агломерация Большого Пинанга насчитывает больше двух с половиной жителей, то есть, по размеру она уступает в стране только Большому Куала-Лумпуру. Ну а в 2008 году исторический центр Джорджтауна получил статус объекта Всемирного Наследия. Благодаря чему и попал в мой маршрут. Остров ещё с 1985 года связан с материком длинным мостом (а за полгода до моего приезда построили ещё и второй мост южнее), но я планировал приехать в городок Баттеруорт на материке, чтобы переправиться прямо в Джорджтаун на пароме, ибо автовокзал Пинанга находится где-то на юге острова, рядом с аэропортом, и как оттуда добираться в Джорджтаун, мне было неясно. В итоге, хотя меня и заверили, что автобус довезёт до Баттеруорта, я доехал прямо на остров. Ну ничего, выспросил у местных, на каком автобусе мне доехать до центра, и где сойти. Благо, английским языком в бывшей английской колонии владеют неплохо.

В Пинанге, кстати, немало (ну, по малайским меркам немало) и русских. Заселяясь в гостиницу, я, вручив администратору свой паспорт, был несколько озадачен вопросом, не за визой ли я приехал. Сразу не сообразил, хотя знал про такое явление, как визаран. Экспаты, проживающие в безвизовых странах (например, в Таиланде) могу находиться там без визы ограниченное время: полгода или вообще три месяца. Потом приходится выезжать в соседнюю страну и оформлять визу для дальнейшего пребывания. Те, кто живёт в центре Таиланда, в Бангкоке и Паттайе, ездят, как правило, в Камбоджу. Ну а гостям юга, например, Пхукета, сподручней ездить сюда, в тайское консульство на Пинанге. В итоге я, особо ничего не зная о географии города ухитрился довольно быстро найти улочку Лебух Чулия, на которой сосредоточено довольно много гостиниц эконом-класса. Вот в этой самой D Mo Inn, затёртой между скобяной лавкой и офисом, я и жил. Сейчас в этом месте тоже гостиница, но уже с другим именем, хотя, скорее всего, тоже дешёвая.


Ну, есть на Лебух Чулия и заведения посурьёзнее. Вот этот дом «с зелёными окнами», например.


Вероятно, в силу своей этнической пестроты, Пинанг считается кулинарной столицей Малайзии. Впрочем, мне особо оценить местную уличную еду не удалось. Завтракал я, как правило, в банальном «Сабвее», где на небольшие деньги можно было собрать большой сэндвич с огромным числом начинок, а обедал вот в этой узенькой китайской лапшичной, где, кроме супов и собственно, лапши делали отменные фруктовые шейки.


Странное название улицы имеет тоже этническую подоплеку. Словом «чулия» на Пинанге называли индийских мусульман, в основном, из Тамилнада, переселявшихся сюда. Вот эта красивая мечеть XIX века, одна местных достопримечательностей. Носит имя мечеть Капитан Килинг. «Капитанами» здесь называли не командующих кораблями, а лидеров местных общин, ну а слово «келинг» обозначал выходцев с полуострова Индостан. «Капитан Килинг» - это конкретный человек, уроженец Путунчерри Каудер Мухуддин, которому вице=-губернатор Лейт лично пожаловал участок для строительства мечети.


Ещё одна индийская мусульманская святыня – Нагор Дургха. Более известная святыня с таким названием находится в Сингапуре. Странно, но гуляя по Джорджтаунской «Маленькой Индии» я вообще не видел индуистских храмов. Хотя они, в принципе, тут тоже есть.


Вот эта башня, которую можно принять за маяк, на самом деле, тоже мечеть – ведь у неё нет световых окон, зато видно рупоры, через которых обращаются в часы намаз муэдзины. . Только уже не индийская, а ачехская – мусульманских поселенцев с северной Суматры, расположенной на другой стороне Малаккского пролива. 


По улице Лебух Чулия выходим к прибрежным районам. Где-то дальше на берег острова прибывают паромы (точнее прибывали – с прошлого года, как оказалось, пассажирские паромы с материка закрыли), которым я так и не воспользовался, а чуть в стороне вдоль берега идёт одна примечательная местная улица, Лебух Пантай, или по-английски Бич-Стрит, Пляжная улица. Ну, от пляжа, который тут, вероятно, был пару сотен лет назад, ничего не осталось. А улица за эти двести лет стала центром деловой жизни Пинанга, местной Уолл-Стрит.


Историческое здание (1909 года) пожарной части припортового Джорджтауна сейчас служит музеем.


Здание с башенкой – бывшее здание таможни, отдалённо напоминающее Ленинградский вокзал в Москве, только ассиметричное.


Массивный и суровый «Дом Индии», выстроенный в середине XX века, как напоминание о тяжести мира капитала.


Большая часть «Пляжной улицы» по сей день занята банками, биржами и прочими финансовыми институтами.


Улица приводит нас к круглой площади, где посередине стоит, во-первых, фонтан с новомодной скульптурой в виде металлического яйца (как уверяют, она символизирует орех бетеля), а во-вторых, типичной для английский колонии часовой башней. Эта башня носит название Джубили, то есть, «Юбилейная», и посвящена 60-летию пребывания у власти королевы Виктории, отмечавшемуся в 1897 года, когда башню, собственно, и построили. Её высота ровно 60 футов (около 18 метров), по футу за каждый год правления.


Фактически, мы в самом сердце колониального английского Пинанга. Именно здесь было построено первое сооружение острова – форт Корнуоллис, названный так в честь генерал-губернатора Бенгалии Чарльза Корнуоллиса. 


Деревянный форт, построенный в 1796 году прямо после покупки острова, конечно, не сохранился, а это его каменный потомок, возведённый уже в начале XIX века.


Ржавые пушки, смотрящие со стен форта, был некогда куплены у голландцев, которые тоже претендовали на Малаккский пролив.


Здесь же развивается Пинангский триколор с изображением пальмы, да только не кокосовой. Это арековая пальма, или на малайском, «покок пинанг». То есть, именно она и дала название острову.


Маяк форта Корнуоллис не производит особого впечатления, а ведь выстроен он в конце XIX века, и сооружения, напоминающие корабельную мачту, являются частью его конструкции.


С военными задачами форт так и не столкнулся, ибо в XIX веке тут особых событий не было, а к войнам XX века он уже устарел. Сейчас тут можно созерцать подобные картинки. Ну, да, «Маленькая Индия» рядом.


За большим газоном Пинангской Эспланады находятся административные здания. Побольше и справа – City Hall. Здание было выстроено в 1903 году, и в 2014 году, к сожалению, находилось на реконструкции.


А вот слева стоит старая мэрия Джорджтауна – “Town Hall”. 1880 год. Сейчас используется, в основном, для всяких общественных приёмов и прочих мероприятий.


За углом, между домами притаилось необычный монумент, который сперва легко принять за религиозный. Но нет, монумент вполне гражданский, поставлен в 1873 году и посвящён он Джеймсу Логану, шотландскому юристу, прославившемуся, как защитник «маленьких людей», читай, китайцев и индусов в английский колонии. А четыре женские фигуры по сторонам символизируют Правосудие, Стойкость, Мудрость и Умеренность. На нас смотрят Мудрость (слева) и Умеренность (справа).


Положение монумента неслучайно – комплекс зданий напротив Высокий Суд Пинанга.


А за углом находится католическая церковь Успения Богородицы, главная католическая церковь острова и третья по возрасту в Малайзии. Начало она берёт прямо с 1796 года, когда англичане высадились на берег Пинанга в канун праздника успения (15 августа). Нынешняя церковь была построена в 1860 году. Не так давно она имела статус собора, но после переезда резиденции епископа является просто церковью, хотя в Джорджтауне её по привычке называют «собором».


Ну а рядом – храм муз. Государственный музей и галерея Искусств Пинанга.


А с другой стороны – ещё одна церковь, на сей раз, англиканская, посвящённая Святому Георгию (явно не без участия давшего имя Джорджтауну короля Георга III). Построена в 1810-1819 годах, и это старейшая англиканская церковь во всей Юго-Восточной Азии.


Уличный указатель с эмблемой Всемирного наследия указует на некоторые достопримечательности, которые мы уже посетили. Но тут есть ещё много чего.


Районы начала XX века к югу от административного центра использовали коммерсанты всех мастей.


Улочка начала XX века с простым название Лебух Пинанг. Ну или Пенанг-стрит.


На Лебух Гережа (Чёрч-стрит, Церковная улица) главный дом – вот это поместье, так называемый особняк Пинанг Перанкан. Словом «Перанкан» назывались потомки первых китайских поселенцев в Малайзии. Особняк был построен в 1893 году китайцем по имении Чунг Кенг Куи, бывшим китайским «капитаном» Перака и одним из самых богатых людей острова. Сейчас в особняке музей китайских переселенцев Пинанга.


Чуть южнее центральных кварталов находится так называемая «Маленькая Индия».


Здесь по-индийски жарко, много характерных лиц, а женщины носят сари, но, в принципе, ничего особенно колоритного тут нету.


Уличными табличками с историческими названиями улиц или иноязычными, в принципе, никого не удивить. А вот вам табличка с Карнарвон-стрит, названная в конце XIX века в честь секретаря колоний лорда Карнарвона. Сверху приведены названия улицы на четырёх языках: малайском, английском, китайском и тамильском. А снизу – названия, которые ранее носили разные части улицы на двух основных диалектах китайского, представленных на Пинанге: хок-кьен и кантонский. Китайские диалекты, хотя и записываются одинаковыми иероглифами, произносятся очень по-разному, и часто просто невзаимопонимаемы.


Большинство табличек в городе, правда, существенно проще. Хотя дома, на которые они крепятся, бывают довольно вычурными.


Несмотря на охранный статус, в Джорджтауне много эклектического смешения разных стилей и эпох.


Бетонные коробки соседствуют со старыми сооружениями.


Старый рынок, по-малайски, «пасар».


А между ними – глядь! Крыши гребешком с драконами и китайскими фонариками.


Большинство из них я уже не могу ни найти, ни опознать.


Старая часть китайского Джорджтауна опознаётся по фонарикам, подвешенным на улице.


Тут обшарпанность, переходящая местами в разруху, является какой-то милой местной фичей, и ничуть не вызывает отторжения.



Некоторые переулки китайских кварталов представляют собой натуральные лазы.


…продравшись через которые можно найти широкий двор с очередным храмом. Неспроста в трущобах Джорджтуана водилась немало китайских тайных обществ.


Статуя китайского льва, сидящая перед воротами.


Местные туристические указатели.


В качестве бонуса – небольшое видео из китайского квартала.


Прямо на улице перед одним из храмов, может, даосским, а может, конфуцианским, воскуривают благовония.


Вечер пришёл, огоньки зажигают. Рикши возят туристов по кварталам старого города.


Как я уже писал, большинство храмов в Джорджтауне я даже не опознал. Кроме вот этого, это Яп Конгси, с которого я начал свою прогулку по городу. И на котором я её пока прерву.


По законам жанра тут бы полагались фото вечернего Джорджтауна, но в 2014 году я ещё не возил с собой штатива, и с него не снимал. Тем не менее, с Джорджтауном мы пока не прощаемся – будут ещё репортажи из этого колоритного места. Продолжение следует.

2 комментария:

  1. Здравствуй, Сергей.
    Мне безумно понравился город, пока не увидела, как уродуют его небоскрёбы...
    Интересно, а эти черные стены - это плесень или копоть?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Здравствуйте, Ирина. Почему чернеет бетон в тропиках (если Вы про фотку 6909) - понятия не имею. Может, грибки, а может, высаливание. Копоть навряд ли.

      Удалить