суббота, 27 июня 2015 г.

Болото номер 13

Первый полевой выезд сезона, не обещающего пока особой продуктивности. Кроме всего прочего мне надо собрать генетические пробы с орхидеи, называющейся пальчатокроенник Траунштейнера. Орхидея довольно редкая, в Карелию внесена в красную книгу, но встречается на болотах почти по всей республике. В частности, на ключевых болотах окрестностей Колатсельги, куда вчера ездили босс со Стасом и Пашей. Ну а я, значит, сел им на хвост.


Болота Колатсельги славны тем, что на них во время войны работал финский ботаник Лоунамаа, составивший полные флористические списки. В его монографии болотца были просто перенумерованы, и эта нумерация вместо названий дошла до нас до сих пор. В частности, мой путь лежал на болотце номер 14 на северной окраине деревни Мандера. Там меня сбросили искать нужную дактилризу, а сами вскоре уехали на соседнее болото номер 13. Ну а я остался разбираться в местных пальчатокоренниках, коих там не менее четырёх видов. Два из них отличаются довольно хорошо, но вот два оставшихся – существенно слабее. Вот этот выглядит более менее похоже на то, что нарисовано в книжках с картинками.



Ну, c грехом пополам 15 проб (стеблевой лист) за два часа набрал. Ба, а это что ещё? Это ж венерин башмачок Cypripdium calceolus. В списках Лоунамаа его, кстати, не было. По идее мне полагалось выдрать экземпляр для гербария, но к орхидным, тем более редким, я отношусь с изрядным пиететом. Ограничился снимком, хватит флористам и такого доказательства.


Затем пошёл на болото номер 13. Первое, что меня встретило там – шикарная Dactylorhiza traunsteineri на моховой кочке. Но подошедший босс радостно сказал «Здесь одна инкарната» (пальчатокоренник мясо-красный, Dactylorhiza incarnata). Показал ему на кочку. Босс изменился в лице.


Но, в общем, он был прав. Болото 13 гораздо больше 14-го и гораздо более топкое. В таких условиях и впрямь выживает большей частью инкарната. Дактилориз траунштейнери я нашёл семь штук.

Босс, тем временем, что-то описывал в топи посреди болота.
'
 '

Стас с Пашей тоже делали науку. Я пытался подойти к ним, но они были в болотных сапогах, а я – в простых резиновых, и быстро набрал воды. Вышел на берег, развесил носки по можжевельнику и наблюдал за коллегами издалека. 


А за мной наблюдали наглые лесные коньки, не стеснявшиеся ни меня, ни фотоаппарата.


Комментариев нет:

Отправить комментарий